Здесь может быть ваша статья...

Солодова Т.И.,
писатель-краевед,
г. Тобольск

 

Георгий (Егор) Иванович Симонов родился в 1889 году в маленьком городке Тюкалинске на южной окраине Тобольской губернии в семье псаломщика Троицкой церкви Ивана Симонова. В 1900 году мальчик поступает в Ишимское духовное училище, которое готовило псаломщиков и регентов. После окончания училища следующий закономерный этап – Тобольская духовная семинария. Георгий с отличием окончил семинарский курс, был признан «достойным отправления в Казанскую духовную академию на казённый счёт» [1].

Программа жизни молодого человека: борьба за нравственное возрождение народа через обращение к идеалам православной веры. Для этого не обязательно служить по духовной части. Можно выбрать учительство, но быть верным заветам священничества. Именно таким путём решает следовать выпускник Императорской Казанской духовной академии. В 1914 году он возвращается в Тобольск и становится учителем словесности в женской гимназии.

Вскоре начались годы революции и Гражданской войны. Как воспринял октябрьскую социалистическую революцию и послереволюционную действительность учитель словесности Г.И. Симонов? Как пережил это трудное время?

Трудно представить, что он превратился в пламенного борца за социализм, зато с уверенностью можно сказать, что гимназический преподаватель словесности не остался в стороне от учительского движения, которое было вызвано революционными изменениями и имело своей целью сотрудничество с новой властью в преобразовании школьного обучения и воспитания. «На состоявшемся 13 мая ст. ст.[2] собрании союза педагогов средней школы» его избрали представителем «в местный совдеп».[3]

Что побудило сторонника просвещения и образования народа путём обращения к православным идеалам не только продолжать свою учительскую стезю, но и активно включиться в преобразование школьного дела на социалистической основе? Он мечтал о коренном изменении системы воспитания и образования, о гуманистической педагогике. За несколько лет преподавания пришёл к конкретным выводам: как не надо и как надо строить школьное дело. Симонов понял, что образование должно быть тесно связано с воспитанием личности. А поскольку революционное правительство провозгласило коренную реформу царской школы, ему, Георгию Ивановичу Симонову, с ним по пути. Он приветствовал и разделял принципы советского образования: уважение к школьнику, развитие его умственных и физических способностей, любовь к предмету, самостоятельность мышления, гражданские качества.

 Конечно, Георгия Ивановича, сына и внука церковнослужителя, получившего высшее духовное образование, отпугивало отрицание большевиками религии, их стремление отделить церковь от государства, изъять из школьной программы Закон Божий. Но в первые годы революции советская власть ещё не дошла до категорически уничтожающих мер по отношению к религиозным учреждениям.

Г. И. Симонов - один из самых активных и уважаемых учителей города Тобольска. Он преподаёт историю литературы и русский язык, является заместителем председателя педагогического совета первой школы второй ступени. Вместе с ним служит учителем русского языка его жена Вера Сергеевна.

Воеводина Т.С.,
экскурсовод
МАУК ЗГО «ЗКМ»

В фондах Заводоуковского краеведческого музея хранится отпечатанная на машинке документальная повесть «Гроза над Притобольем». Её написал не профессионал – это сразу чувствуется по стилю. Даниил Николаевич Балин, ветеран Гражданской  войны и бывший командир добровольческого отряда, в 1974 году проживал в г. Алапаевске Свердловской области как «персональный пенсионер».

Согласно «Положению о персональных пенсиях», утверждённому Постановлением Совета Министров СССР № 1475 от 14 ноября 1956 года, персональными пенсионерами становились в знак признания личных заслуг в строительстве советского государства. Это были, прежде всего, те, кто активно участвовал в революционной деятельности, борцы за власть Советов и дело пролетариата.

Пивненко Н.Л.,
учитель
МАОУ ЗГО
«Заводоуковская СОШ №2»

 

Что такое Гражданская война?
Было время 
Безумных действий,
Время диких Стихийных сил.
С. Есенин


 

Проходят годы, всё дальше от нас события минувшего века. Но пусть время будет бессильно перед человеческой памятью. Изучая историю человечества, нельзя не заметить, насколько этот век для нашей страны был жестоким, сколько в нём было войн и потрясений. Наш край находится в глубине России, но это не означает, что он был далёк от событий, которые происходили в стране. И наша земля хранит память тех лет.

Севостьянов А. А.,
научный сотрудник
МАУК ЗГО «ЗКМ»,
 обозреватель газеты
 «Заводоуковские вести»

 

Чёрно-бурая лиса, пробравшаяся в дровяной склад губернской управы, не сходила с первых страниц тобольских газет в конце февраля 1917 года. Первые же выстрелы революции, прогремевшие в эти дни в Петрограде, прошли для наших земляков незамеченными.

Весть о свержении царя и создании Временного правительства докатилась до Ялуторовского уезда только в начале марта. Тогда первый глава Временного правительства князь Львов распорядился прекратить полномочия старых  руководителей губерний и уездов. Места губернаторов и исправников должны были занять главы земств соответствующего уровня. Но в Сибири земств никогда не было. Так что эту нишу заняли различные самозваные комитеты.

В Ялуторовске, например, появился уездный временный исполнительный комитет, а в середине марта - волостные комитеты. Уездным комиссаром стал эсер Александр Иваницкий-Василенко. Продолжали работать городская дума и управа.

В начале апреля в Ялуторовске возник и первый Совет рабочих и солдатских депутатов. Организатором его стал активный сторонник Советской власти Станислав Гроховский.

В селе же Заводоуковском бурное лето 1917 года запомнилось… только приездом тюменских гимназисток. По инициативе родительского комитета для слабых, болезненных учениц была устроена колония – летний лагерь, где девочки могли отдохнуть на каникулах. Юные колонистки разместилась в доме, принадлежащем товариществу Колмаковых. Заводоуковцы встретили их весьма радушно. Крестьянки, истопив бани, наперебой приглашали детей помыться, а по вечерам всё село наблюдало за игрой в мяч и крокет. «Сообщается о прекрасном аппетите детворы: громадные караваи хлеба уничтожаются с поразительной быстротой, молоко и яйца поглощаются вёдрами и сотнями», – отмечал корреспондент «Сибирской торговой газеты».

А вот в Тюмени было неспокойно: ловили дезертиров, которые убегали с фронта целыми эшелонами, выбирали новую городскую думу, искали причину внезапного исчезновения товаров первой необходимости. Под горячую руку попал и наш земляк Авксентий Колмаков. В конце апреля 1917 года одна из служанок заявила, что у купцов спрятано в тайниках под землёй много дефицитных товаров. Милиция осмотрела кладовые и подвалы, проверила сортиры, вскрыла мостовую у дома, но никаких закопанных вагонов с сахаром и махоркой так не нашла. Во время поисков на обширном дворе Колмаковых толпились любопытствующие солдаты и женщины, ожидая, когда начнут раздавать найденное. А не получив желаемого, толпа устроила самочинный обыск на квартире  Колмакова и угрожала хозяину. Авксентий Степанович сначала прятался у председателя временного исполнительного комитета Тюмени Н. Беседных, а потом с воинским конвоем был препровождён на гауптвахту – не с целью наказания, а чтобы обезопасить его от расправы. Только через три дня волнения улеглись, и глава товарищества заводоуковских купцов был выпущен из-под стражи.

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»