Здесь может быть ваша статья...

Скачкова Г.К.,
 канд. ист. наук, заведующий
музеем народного образования
Тюменской области 
ТПИ им Д.И. Менделеева
(филиал) ТюмГУ

Период революционных потрясений 1917 года и последовавшая за ним смена власти и Гражданская война привели к радикальным изменениям в образовательной системе страны. Главной задачей, которая была поставлена в стране в марте 1919 года Программой РКП(б)  – ликвидация безграмотности, проведение бесплатного обязательного обучения всех детей до 17 лет [10; с. 20].  Тобольская губерния, находившаяся до осени 1919 года под властью А. Колчака, не предпринимала кардинальных перемен в образовании: дореволюционные учебные заведения продолжали свою деятельность, правда, статус их был до конца не определён. Газета «Тобольская коммуна» от ноября 1919 года комментировала создавшееся положение так: «До сих пор многие граждане города Тобольска не знают, что открыты все школы (бывшие приходские) и, может быть, отчасти, поэтому ощущается большой недостаток учащихся, который в настоящее время вполне объясним¸ так как у учеников нет тёплой одежды, расстояние от дома до школы обыкновенно большое, а морозы всё крепнут» [10; с.20]. К примеру, по данным отчётов школы второй ступени, преобразованной из женской гимназии, в течение всего 1920/21 учебного года «отсутствовали определённые сведения о составе классов даже у тех лиц, кому это специально ведать надлежит» [4; с.40 ]  .

Одной из главных проблем, с которой столкнулась новая школа, была нехватка педагогических кадров. «Возвратить все педагогические силы, ныне работающие не по специальности и являющиеся абсолютно неизменными в деле народного образования», - говорилось в решении Тюменского губернского съезда Советов в июне 1920 года [ 10; с.22], привлекалась и образованная  молодёжь.

Зятькова Т.Н., 
краевед,
г. Заводоуковск


Мои дедушка и бабушка - Тимофей и Прасковья Бакаловы, 1963 г.

Не жил спокойно русский народ в ХХ веке ни одного десятилетия. В 1905 году расстреляли безоружных людей перед царским дворцом, в 1914 году - война с немцами, Первая мировая, Великая и забытая.  Началась она из-за того, что столкнулись интересы Великобритании и Германии. Германии нужны были земли, где она могла бы добывать сырьё для своих заводов и фабрик. Весь мир в те времена был уже поделен между крупнейшими державами, поэтому Германия решила применить силу. Моя бабуля, Мокеева Парасковья Евтифьевна, 1904 г. р., рассказывала:

«Тятю убило в Германскую. Забрали его в 1914 году. Мамонька моя, Агнея Парфёновна Мокеева, осталась с нами - шестью детьми. Когда тятю в армию забирали, он последнюю, шестимесячную Маню нёс на руках,  она толстая была.  С тятенькой служили вместе из Марково, Меньшиково. Они где-то и на фотографии вместе есть. Тятенька без вести потерялся. Маменька писала куда-то, подавала на Красный Крест, но всё без вести. Маменька ездила в Новую Заимку, там старуха зеркала выводила. Я с ней приехала, и ещё были наши деревенские. Старуха вывела зеркала и заставила меня смотреть (как в телевизоре). Я увидела тятю, сидит он на стуле в бараке и голова завязана, медсестра возле него. В бараке коек много. И все, кто с нами был – все увидели тятеньку и все узнали его. Позднее маменька ещё ездила к старухе и ей могила вышла, видно, помер».

В начале  ХХ  века правительство поставило вопрос о строительстве железной дороги «Тюмень - Омск». Пройти она должна была севернее наших мест.  Ялуторовские купцы, среди них были и Колмаковы, просчитав выгоды наличия железной дороги, обращтились с прошением о переносе строительства и  получили отказ, так как средства на проект уже были затрачены. Тогда купцы собрали деньги и заказали новый проект. Первый рабочий поезд на станцию Заводоуковскую пришёл в мае 1910 года. А регулярное движение по северной ветке Транссиба началось только в конце 1913 года.

Рогалев В. Г., 
краевед,
с. Падун

 

Со времён Гражданской войны в окрестностях села Падун по направлению  к селу Тумашово на расстоянии примерно 150 м сохранилось несколько рубежей обороны. Меня заинтересовало, что это были за бои. Я общался с местными старожилами, заходил в краеведческие музеи Заводоуковска, Ялуторовска, Тюмени, в редакцию местной газеты, но никто ничего о боях рассказать не мог.

И лишь учитель истории Падунской школы Германова Светлана Хрисогоновна помогла мне в этом вопросе. В 1977 году пионеры школы собирали материал об участниках Гражданской войны в нашем крае. И участник тех событий Лебенштейн Владимир Францевич рассказывал школьникам о том,  как всё происходило, и написал письмо потомкам. Светлана Хрисогоновна это письмо сохранила и разрешила мне его скопировать.

« Уважаемые учителя! Приходили ученики насчёт памятника побеседовать, я с ними поговорил немного, но, когда они ушли, я подумал, что они недопоняли меня. Вот я решился вам написать. Здесь лежат защитники революции, участники Гражданской войны, мои однополчане, бойцы 3-ей армии 29-й дивизии 253-го полка. «Красные орлы» от берегов Вятки прошли Киров, Пермь, Урал и Западную Сибирь, где им было суждено отдать свою жизнь за наше село. Они здесь погибли от вражеской руки Колчака.

Когда мы отступили от Падуна, враги  прошли бором (проводник Куликов) на Заводоуковскую станцию, и мы были отрезаны [от железной дороги]. Наш полк «Красных орлов» отступил на Яковлево, где кровожадные колчаковцы захватили нашу комендантскую роту (65 человек). Все товарищи были расстреляны.

Через некоторое время мы снова заняли село Падун, но враги задержали нас на некоторое время. Наша оборона была [по линии]: ляга [1], кладбище, тумашовская дорога, Пискунов лог, Груздевский кордон и по бору ко 2-ому кордону.  Колчаковская оборона была направлена на север: 1-е отделение, с. Семеново (первая избушка), рям [2] (первая канава), тумашовская дорога, с. Тумашово.

Как я помню, 6-я рота ходила в наступление за Груздевский кордон, где было убито 35 красноармейцев. Когда рота отступала, враги преследовали её, некоторые товарищи были ранены и, видимо, ползли в свою сторону. Кровожадные враги догнали их и зверски надругались над ними: кому глаза выкололи, кому соли в раны насыпали. Может быть, некоторые товарищи были бы живы, если бы колчаковцы так не поступили.

Я видел командира 6-й роты товарища Казакова: ему выкололи глаза, всего искололи штыками. Товарищ Шилохвостов из деревни Марково так же был зверски замучен, когда полз. Вот так поступали контрреволюционеры Колчака и иностранные интервенты, но я не могу всего описать. Были и ещё убитые в одиночном порядке, приблизительно человек 150 из нашего полка, а может, и больше.

Да ещё есть похороненные [в братской могиле] товарищи из 254-го Уральского полка и 255-го Волынского. Так что памятник [в Падуне] должен стоять трём полкам. Но больше всего жертв было среди бойцов Краснознамённого полка «Красные орлы». Командиром полка был тогда товарищ Охлоповский.

Пешев В. Л.,
краевед,
с. Горюново

 

Коренной житель села Горюново из рода первых новоселян Ямовых, Ямов Абрам Захарович, после революции стал сторонником советской власти. Новый уклад жизни, начавшийся в Горюново, ему, середняку-крестьянину пришёлся по душе. Он активно содействовал новой власти в установлении порядка в 1919 году.

В ту пору горюновцу Петру Вишнякову, люто ненавидевшему советскую власть, удалось организовать свою преступную банду. Банда терроризировала жителей Горюново и соседней деревни Кулаково. Бандиты жестоко расправлялись с активистами новой советской власти, устраивали поджоги, убивали комбедовцев. У крестьян-активистов они сжигали амбары с зерном. Сожгли церковноприходскую школу, где обучались грамоте крестьянские дети, и обустроенный в ней сельский горюновский Совет в 1919 году.

Такой же устраивали террор в соседней деревне Кулаково. Сразу убили в ней пятерых активистов новой власти и возвращались в село Горюново верхом на конях и с красным флагом, чтобы обмануть в селе крестьян, что едут красные. Банда решила выловить и убить председателя совета Михаила Трубина. Он услышал крики бандитов во дворе своего дома и сразу закрыл двери на крючок, не послушался угрозы бандитов - не сдался. Он стоял у двери и не пускал их в дом. Бандиты из маузера выстрелили и сквозь двери убили Михаила Трубина. Расправившись с председателем, избили самых активных сторонников советской власти. Всех, кто пытался убежать, догоняли на конях и жестоко избивали.

После разбоя банда уехала в село Лыбаево, где объединилась с другой, местной бандой. Крестьяне села Горюново тревожно жили. Они боялись жестоких бандитов. Был организован вооружённый отряд самообороны. Его лагерь был тайно обустроен в лесу за селом. Отряд охранял дорогу, ведущую в Горюново. Бойцы жили в шалашах. Ночью из села тайно приносили в отряд продукты питания и всё, необходимое бойцам. Банде об отряде самообороны доложили доносчики, их прихвостни. И бандиты стали опасаться делать разбойные набеги в село Горюново.

Командиром отряда самообороны был Абрам Захарович Ямов. Его отряд, хорошо вооружённый винтовками и гранатами, был готов уничтожить всю банду с главарём Петром Вишняковым.

Прихвостни банды следили за каждым активистом в селе. Командир самообороны Ямов Абрам, вооружённый винтовкой и с гранатой в кармане, тёмной ночью в субботу решил сходить домой и помыться в бане, сменить бельё. Но этот субботний день стал для него роковым. Рядом с его усадьбой жил доносчик вишняковской банды. Он выследил, что Абрам пришёл мыться в бане, и быстро сообщил своим подельникам. Абрам, внимательно прислушиваясь, обошёл вокруг бани. Ночь была осенняя, очень тёмная. Убедился, что всё хорошо. Поставил винтовку у входа в баню, гранату положил на скамейку, вошёл в баню и, сняв одежду, стал мыться и париться. Двери бани распахнулись, матом заорал на него прихвостень банды: «Выходи! Попался!». С ним были ещё трое, хохотали. Абрам стоял смело, хотел схватить винтовку у дверей, но её и гранату взяли бандиты. Абрам сказал: «Стреляй, гадина бандитская!». Они вытолкали его из бани и начали жестоко избивать. Били, а сами от удовольствия злобно хохотали, что так ловко они выловили командира горюновской самообороны.

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»