Солодова Т. И.,
член-корреспондент
Петровской академии наук и искусств,
член союза писателей России
г. Тобольск

 

Наряду с дворянской благотворительностью, начиная с XIX века, начинает всё больше развиваться благотворительность купеческая, взлёт которой приходится на последнюю четверть XIX о столетия.

В нашем общественном сознании закрепились стандартные образы купцов: необразованные, «тёмные» люди (вспомним Добролюбова «Луч света в «тёмном царстве»), самодуры, безразличные к судьбам бедных и думающие только о наполнении собственной мошны. Во многом такому восприятию купечества способствовали поэмы Н. Некрасова, пьесы А. Островского, М. Горького, А. Чехова. К сожалению, русская классика, по крайней мере, известная советскому читателю, создала мало образов «других» промышленников: образованных, умных, трудолюбивых и сострадательных.

Никто не отрицает, что во все времена существования российского купечества были среди него и мироеды, и хапуги, которые стремились «урвать» кусок побольше от государственного или народного пирога.

Имелись и в Тобольске такие, что прожигали деньги в гульбе, в пьяном угаре, в бесконечном поиске самоутверждения или пускали их в оборот, приобретая всё больше и больше недвижимости, ссужая под большой процент, обманывая и мошенничая. Но русская, в том числе и сибирская, действительность знала много других купцов – благотворителей и добродеятелей.

Кто же они, купеческие люди Тобольска, славные пожертвователи на общественные нужды и помощь ближнему своему?

В XVIII веке тобольские купцы в основном жертвовали свои деньги в пользу казённых, общественных и церковных нужд.

Г. М. Пирожников занимался торговлей с Китаем, был известным в Тобольске 2-й половины XVIII века меценатом и доброхотом. Жертвовал большие суммы на общественные и церковные потребности.

Самая яркая фигура среди тобольского купечества XVIII века, несомненно, В. Я. Корнильев (умер в 1795 году). Он занимался хлебной торговлей, винокурением, имел бумажную фабрику. В 1789 году Василий Яковлевич открыл первую в Сибири частную типографию, издавал первый в Сибири журнал «Иртыш, превращающийся в Иппокрену». Таким образом, Корнильев положил начало книгопечатанью в Сибири. За шесть лет существования, до 1795 года, пока не были запрещены «вольные» типографии, им было издано 11 книг. Корнильев широко занимался благотворительностью, жертвовал большие суммы денег на содержание Главного народного училища в Тобольске.

Типография Корнильевых после смерти Василия Яковлевича перешла в ведение сначала к Тобольскому политическому Управлению, а после его упразднения в 1797 году – к Тобольскому губернскому правлению. Руководить типографией стал сын Василия Яковлевича Дмитрий Корнильев. Он содержал типографию во многом как благотворитель, поскольку платили ему за большой объём работы несоответственно маленькое жалование. «Трудно допустить, чтобы какое-либо другое частное лицо за ограниченную плату… находило бы выгодным наладить и содержать типографию исключительно для служебных потребностей местной администрации». Такая цитата, подчёркивающая бескорыстность Дмитрия Васильевича, (видимо, высказывание современника Корнильева) приведена в книге Е. Н. Коноваловой «Книгоиздание Тобольской губернии» [1].

Один из самых богатых местных купцов 1-й половины XIX века Н. С. Пиленков поражал непритязательностью в быту. В некрологе о его смерти сказано: «Скромнее Николая Пиленкова из богатых людей едва ли кто и жил в нашем городе…». Он вкладывал много собственных средств в городские нужды и в благодарность получил награду из Сената: «Его Императорское Величество… соизволило наградить Вас за сделанные Вами пожертвования в пользу казённых и общественных заведений в городе Тобольске… званием Коммерции Советника…». Дед Николая Семёновича Семён Пиленков (конец XVIIIвека) на собственные средства построил каменный придел тобольской Крестовоздвиженской церкви.

Купец 2-й гильдии И. Т. Лукиматушкин (1757-1815) вложил в благотворительность 10 000 рублей, получив похвалу от Синода. В 1800 году он обратился в Тобольский Приказ общественного Призрения с инициативой о возведении на собственные средства каменной богадельни на двадцать человек и обязался первый год сам содержать её.

Если русско-европейский купец долго сохранял свою связь с народом, из которого он и вышел, то сибирский «деловой человек» был ещё прочнее связан «пуповиной» с народно-отеческой средой. Чувство общности с судьбой народа, страны, родины в нём проявлялось достаточно сильно. Свидетельство этому тот факт, что Отечественная война 1812 года, вызвавшая взрыв патриотизма у народа, откликнулась в среде купечества обострённым желанием помочь Отчизне, выполнить свой гражданский долг. Реализация этого желания – многочисленные пожертвования денежных сумм на оборону страны, в фонд «защиты Отечества от французского нашествия». Тобольские купцы, живущие за тридевять земель от военных событий, перечисляют – кто больше, кто меньше – свои десятки, сотни, а иногда и тысячи «на войну». Назову фамилии всех, кого могла найти по словарям и справочникам, - они достойны нашей памяти: П. Куклин, откупщик – 25 000 руб.; И. Т. Лукиматушкин – 300 руб.; Г. Мелков – 50 руб.; Г. Окапишников – 200 руб.; П. Орлов – 25 руб.; И. Павленков – 150 руб.

Эпоха, пришедшая после Отечественной войны 1812 года, продолжила традицию купеческой благотворительности.

На весь Тобольск был известен своей благотворительностью купец 1-й гильдии П. Плеханов (вторая половина XIX века). На проценты с его капитала содержалась богадельня; он пожертвовал Софийскому собору серебряную дарохранительницу.

Купцы не жалели денег на помощь погорельцам, горожанам, пострадавшим от наводнения или эпидемии. Например, в числе пожертвователей на борьбу с холерой 1848 года в Тобольске – купец А. Протопопов – 300 руб. серебром; городской голова Плотников – 100 руб. серебром.

Начиная с XIX века, купцы не просто занимаются благотворительностью, а направляют свои пожертвования на конкретные цели. Ими всё чаще становятся объекты и субъекты искусства (меценатство) или просвещения. Например, ещё в 1803 году купец П. Демидов направил капитал на создание планируемого в Тобольске Сибирского университета, по одним источникам – 50 000 по другим – 70 000 рублей. Однако эта сумма оказалось недостаточной, а других пожертвователей не было, поэтому от идеи университета пришлось отказаться. Демидовские деньги пошли на открытие в 1810 году Тобольской мужской гимназии.

Сами ещё не сумевшие получить хорошее образование, купцы всё больше понимали, что будущее России за культурными и образованными людьми, и поэтому стремились финансово поддерживать учебные заведения, особенно начальные. Например, Тобольские благотворители из купеческого звания финансово поддерживали Мариинскую женскую школу; в XIX веке её называли «рассадником женского образования в губернии».

В 1902 году жительница Тобольска Е. Н. Уралова передала священнику Крестовоздвиженской церкви, около которой она жила, 10 000 рублей и место с домом напротив самой церкви. Цель её пожертвования – преобразовать существующую в приходе одноклассную женскую школу, дающую только начальное образование, в более высокую по образовательному статусу - двухклассную. В это время в Тобольске не было учебного заведения для девочек простого звания с программой выше начальной школы. В Мариинскую женскую школу детей крестьян и мещан не принимали, а учёба в Епархиальном женском училище, как правило, могли учиться лишь девочки из духовного сословия. В августе 1903 года на пожертвованном месте уже был готов поместительный и удобный для школы дом. В нём имелись классная комната на 80 человек, помещения для учительницы, библиотеки, общежития и кухни. 2 сентября 1903 года здание школы освятил ректор тобольской духовной семинарии П. Д. Головин. После службы он произнёс речь, в которой выражал благодарность Е. Н. Ураловой: «Кто понимает значение женского вообще и христианского образования в особенности, тот оценит добродетель благотворительницы, как и других всех, потрудившихся в настоящем святом деле» [2].

Каждая школа, каждое начальное училище имело своих попечителей. В Тобольске женские учебные заведения чаще всего опекались женщинами, жёнами или вдовами купцов. Попечительницы относились к добровольно взятым на себя обязанностям не формально, старались не только вложить деньги в школьные нужды, но и порадовать учениц, особенно в закрытых женских учебных заведениях, подарками, праздниками, вкусной едой.

Достойна памяти купеческая вдова М. И. Плеханова. Она была попечительницей Тобольского епархиального женского училища в течение многих лет, вплоть до своей смерти в 1895 году. На счету у Марии Ивановны много добрых дел: пожертвовала несколько тысяч рублей на содержание училищной церкви, снабжала на свои деньги воспитанниц бельём, покупала вкусные продукты к праздникам, делала подарки. Каждый год она устраивала в училище богатую ёлку. Лесная красавица, щедро украшенная бумажными цепями, хлопушками, бусами, гостинцами: грецкими орехами в «позолоте», шоколадными конфетами в ярких обёртках, редкими для зимнего Тобольска яблоками, завёрнутыми в цветную гофрированную бумагу, - вызывала восторг у девочек, чаще всего сирот или полусирот. После общего веселья детям раздавали гостинцы с ёлки, угощали вкусным десертом и вручали подарки: бантики, платки, перчатки и даже серебряные серёжки. Кроме того, каждой девочке дарили книжку и мешочек, наполненный конфетами, пряниками и орехами.

В газете «Тобольские епархиальные ведомости» за 1882 год М. И. Плехановой выражена благодарность: «Почётная блюстительница Тобольского епархиального женского училища, потомственная почётная гражданка Мария Ивановна Плеханова в феврале настоящего года пожертвовала 11 кусков ситцу, в количестве 648 ½ аршин, для платьев воспитанницам, 40 аршин бязи для подклада и 36 полотенцевхолщёвых для стола… В январе месяце пожертвовала 35 рублей на выписку нот для училища, в пособие для изучения пения… Кроме того, этой почётной блюстительницей сшито для воспитанниц из казённого материала 77 сорочек…» [3]

М. И. Плеханову сменила почётная блюстительница, «купеческая дочь» - вдова генерал-майора Глафира Ивановна Зряхова. Женщина добрая и щедрая, она делала много пожертвований на нужды училища. Например, в 1897 году она приобрела для церкви училища литургийные сосуды и дорогие облачения. Также, как и М. И. Плеханова, Глафира Ивановна понимала, что сироты нуждаются не только в самом насущном, но и в тех маленьких радостях, которыми так естественно одаряют родители детей в семье. Поэтому она старалась хоть частично компенсировать им отсутствие семейного тепла и заботы, сделать что-нибудь приятное: устроить ёлку, подарить милые девочкам вещички. Газета «Тобольские епархиальные ведомости» в 1896 году сообщала: «21 ноября, в день храмового праздника блюстительница Г. И. Зряхова, кроме массы конфект, одарила всех воспитанниц старшего класса золотыми (с различными вставками) кольцами» [4].

В конце XIX века из среды купечества всё сильнее начинает выделяться прослойка образованных, культурных людей. В обществе, наряду с родовитостью и богатством, большим авторитетом начинают пользоваться интеллект, высокая культура, литературные, музыкальные, художественные интересы и ценности. Умные купцы стремятся дать своим детям хорошее образование, иногда даже европейское. А образование, в свою очередь, приводило выходцев из купеческих семей к пониманию необходимости развития культуры, искусства, просвещения в среде народа. Сами они, внуки крестьян и мещан, дети купцов, становились образованнейшими людьми, ценителями литературы, искусства, науки. Появляется предприниматель-интеллигент, который считает своим гражданским долгом финансово поддерживать науку, искусство, помогать своему краю стать более цивилизованным, низшим слоям общества – более культурными и образованными. Такие устремления наблюдались и в среде прогрессивного тобольского купечества.

Сын известного купца, Александр Андрианович Сыромятников (1859-1912) продолжил традицию добрых дел, начатую его отцом Андрианом Андреевичем (1843-1883), владельцем винокуренного, водочного и пивоваренного заводов, который в 1876 году открыл на свои средства Тобольскую ремесленную школу для бедных детей всех сословий. Александр Андрианович обучался в Московском университете [5], читал запрещённые книги, был отчислен и отправлен к родителям в Тобольск. Но и здесь он продолжал оставаться в оппозиции к властям: хранил запрещённую литературу, произносил «дерзкие слова», за что даже просидел несколько месяцев в тюрьме. Молодой человек слыл убеждённым либералом и стал первым из тобольских промышленников принимать на работу бывших политссыльных. В 1885 году Сыромятников финансировал геологическую экспедицию на Северный Урал, в результате которой была найдена медная руда. А спустя семь лет он сам возглавил экспедицию для поисков медной руды на берегах уральской реки Большая Харута, снарядив её на собственные деньги. Значительные суммы Александр Андрианович отдавал на благоустройство города и общественные нужды. В 1887 году он пожертвовал 1 500 пудов извести на строительство губернского музея и бесплатно снабдил продовольствием столовую для бедных жителей города, которые пострадали от наводнения. В 1898 году А. А. Сыромятников дал 300 рублей на строительство Народной аудитории. Был членом Общества вспомоществования бедным студентам Тобольской губернии и не раз материально помогал Тобольскому губернскому музею. В 1890 году при его финансовой и организационной поддержке начинает выходить «Сибирский листок» - первая в Тобольске газета, издаваемая на частные средства.

Тобольский купец А. Н. Хвастунов, получивший хорошее образование, очень любил свой родной город. Он стремился способствовать развитию в Тобольске народного образования. С 1908 года Хвастунов был почётным блюстителем Андреевского приходского училища и израсходовал 400 рублей на его ремонт и прочие нужды. Он постоянно являлся членом различных комитетов и попечительств, в которых безвозмездно, без шума, суеты и громких слов делал разную полезную работу. Алексей Николаевич построил одну из городских богаделен. В 1914 году он, будучи членом Попечительства о нуждах Тобольского кафедрального собора, финансировал его ремонт.

В 1912 году Алексей Николаевич предложил открыть в Тобольске торговую школу и «заявил словесное соглашение» предоставить для неё дом стоимостью в 12 тысяч рублей.

Образованным купцом, меценатом, благотворителем и музыкантом был «пароходчик» И. И. Корнилов (1869-1938). В разные годы своей жизни он являлся попечителем Мариинской женской школы, председателем Тобольского отделения русского императорского музыкального общества, руководителем местного драматического общества. Он писал музыку к романсам на слова Лермонтова, Кольцова, Некрасова, в своё время был довольно известен и внёс свой вклад в музыкальную культуру не только Сибири, но и России в целом.

Среди тобольских купцов XVIII и XIX веков не имелось промышленников масштаба братьев Прохоровых или Саввы Морозова. Их денежные ресурсы были гораздо скромнее, а добрые дела – в меру возможностей: и финансовых, и нравственных. Но даже самое скромное добродеяние достойно благодарности и памяти.

 

Примечания:

  1. Коновалова Е. Н. Книгоиздание Тобольской губернии (вторая половина XIX – начало XX в.). – Тюмень: Изд-во ООО «Опцион-ТМ Холдинг», 2002, - с. 26.
  2. ТЕВ. – 1903. - № 19. – С. 143.
  3. ТЕВ. – 1882. - № 7. – С. 93-94.
  4. ТЕВ. – 1896. - № 24. – С. 554.
  5. По иным сведениям – в других учебных заведениях.

 

 Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2022.- СС. 25 - 28.

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»