Главной проблемой комсомола Павел Насонов, бывший первый секретарь Заводоуковского райкома ВЛКСМ, считает погоню за массовостью. Если бы членами организации становились только настоящие активисты, комсомольский значок мог бы гореть на груди у молодых мечтателей до сих пор.

 


Заводоуковская делегация ХХ областной комсомольской конференции. В центре в первом ряду – глава райкома Павел Насонов.

 

Павел Фёдорович знает, что говорит. Сам он в комсомол никогда не рвался. До девятого класса этому имелась «веская» причина – школьным комсоргом была его старшая сестра Люба. Подчинятся девчонке – нет, это немыслимо!

– В десятом классе я, было, «дозрел», да тут наш классный руководитель засомневалась в моей искренности – не хочу ли я комсомольским билетом облегчить себе дорогу в вуз? – рассказывает Павел Фёдорович. – Ах так, возмутился я, ну и так, без комсомола поступлю!

Так что членом ВЛКСМ  Павел Насонов стал только в Омском ордена Ленина сельскохозяйственном институте имени С. М. Кирова. Комсомольцы гидромелиоративного факультета выбрали  подающего надежды тяжёлоатлета (Павел даже участвовал во всероссийских соревнованиях спортобщества «Урожай») спорторгом, тут и выяснилось, что у него ещё тет комсомольского билета.

– Ничего в моей жизни не изменилось – как был активистом, так и остался, – говорит Павел Фёдорович. – А уж о какой-то комсомольской карьере и не помышлял. Наоборот, всю жизнь мечтал работать на производстве. Как я обрадовался, когда меня в Тюменскую область распределили. Тогда же наш край по всей стране гремел: ударная стройка, большая нефть! И все выпускники омского сельскохозяйственного тоже мечтали о Севере. Но в областном управлении мелиорации мне крылышки-то подрезали, сказали: «Зачем инженер-мелиоратор за полярным кругом?» И дали направление в Заводоуковск.

Первое впечатление у Павла Насонова о нашем городе было весьма благоприятное: железнодорожный вокзал, пригородный поезд до областного центра, пятиэтажки на Первомайской… То, что состоит недавно образованный город по большей части из деревенских изб, а по ночам здесь не уснёшь от соловьиных трелей узнал он только потом. Как и о том, что почти всю рабочую неделю будет проводить… на болоте. Заводоуковская ПМК Мелиорации как раз проводила осушение болот  Тычко и Лебяжье под Колесниково. Но Павел не унывал, организовал молодых рабочих в команды по лыжному, гиревому спорту, которые неплохо выступили на отраслевой спартакиаде.

Молодого активиста заметили и пригласили в райком комсомола. Предложение лидера заводоуковских комсомольцев Александра Горохова возглавит орготдел комитета застала Павла врасплох. Но он, подумав, согласился – всё же по вечерам он теперь мог возвращаться домой, к семье.

Но оказалось руководство района имело на Павла Насоновы большие планы. Его приглашали на собеседование в райком партии, обком комсомола и в конце концов сообщили, что на следующей комсомольской конференции рекомендуют его на должность первого секретаря райкома ВЛКСМ.

Так в ноябре 1977 года Павел Фёдорович возглавил комсомольскую организацию района. Поначалу было трудно, но заводоуковская комса под чутким руководством старших партийных товарищей действительно избрала тогда в райком замечательных людей ставших единой командой. О своих коллегах П. Насонов говорит только в восторженных тонах: Вера Шитова – единственная, оставшаяся из предыдущего состава комитета – палочка-выручалочка. Людмила Ощепкова – находка для комсомола. Любовь Рогова – рабочая лошадка, знавшая, наверное, каждого школьника. И много, много других замечательных, активных, аккуратных, инициативных.

Одним из своих главных успехов на новом посту Павел Фёдорович считает то, что ему удалось сплотить весь комсомольский актив района. Взять хотя бы выездную учёбу в лагере отдыха «Ямал», что был под Колесниково. Вроде бы космсорги встречались и раньше – на пленумах, конференциях. Но эти три дня, на которых парни и девчата не только постигали премудрости научного коммунизма, но могли просто пообщаться, поговорить по душам, посидеть за общим столом, изменили весь стиль работы. Ребята стали больше общаться друг с другом, помогать решать проблемы, не дожидаясь «чутких указаний» начальства.

А вот осуществить давнюю мечту – принимать в ряды ВЛКСМ только самых лучших, самых активных, Павлу Фёдоровичу не удалось. Да, при нём почти в три раза сократилось число принятых «для галочки» молодых рабочих и колхозников. О своих мыслях он говорил с  членами ЦК, в кулуарах ХIХ съезда ВЛКСМ, на котором ему довелось быть депутатом. Но старшие товарищи эту инициативу не поняли и не приняли.

– В 1982 году пришёл мой черёд уходить с поста первого секретаря, – говорит Павел Фёдорович. – И то сказать – 29 лет уже, в окружении «комсы» я сам себе казался таким старым! Перешёл  на партийную работу, стал заведующим сельхозотделом райкома. И вот тогда я понял, как, оказывается, здорово мы работали в комсомоле! Тут пошла рутина, текучка… Нет, и молодёжной организации работы было – завались, ни минуты без дела не сидели. Но там всё было весело, с шутками, с душой. Не знаю, наверное, просто моложе были. И всё же я до сих пор считаю, что, не сохранив такую замечательную организацию, как комсомол, мы просто обездолили молодёжь. Где еще подростки могут сейчас получить такой замечательный первый опыт общественной работы, почувствовать поддержку друзей и товарищей, вкус первых успехов, да, в конце концов, первые карьерные шаги сделать? Да, конечно, в молодёжной организации, как и во всей стране, многое надо было менять, улучшать. Но, боюсь, тогда мы с водой выплеснули ребёнка…

 

"Заводоуковские вести" № 68 от 24.08.2019

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»