А.П. Ярков,

 д. и. н., профессор, заведующий Региональной

лабораторией исследования этноконфессиональных

 отношений и проведения социокультурных экспертиз

ТюмГУ,

Г.С. Зайцев,

к. и. н., директор центра региональных справочных

изданий ТюмГУ

 

70 лет отделяет нас от событий Великой Отечественной войны. За это время появилось большое количество публикаций и телепередач, «сработанных» детьми, внуками и правнуками фронтовиков, но со стереотипами, пересёнными из прошлого, исходящими как от незнания исторических событий, так и искусственными идеологическими ограничениями на доступ к данным об этих событиях. Так, например, немногие из тюменцев знают, что север только-только созданной в августе 1944 года Тюменской области оказался … правым флангом Арктического фронта. Здесь были бои и минные поля, герои и жертвы.

По позднему признанию полярника Д.И. Папанина, мало кто в руководстве Северного морского пути накануне войны допускал возможность прихода в акваторию Карского моря кораблей Kriegsmarine, но именно сюда заходил и пытался захватить штаб морских операций на острове Диксон крейсер «Адмирал Шеер», блуждали 11 подлодок Kriegsmarine, на побережье Карского моря для пополнения запасов воды и обмена продуктами с ненцами высаживались десанты гитлеровских подводников.

На траверзе острова Белый в Карском море от атак гитлеровских подводных лодок в 1942 году погибло несколько кораблей советского флота, один из которых был абсолютно мирного назначения. Выжили немногие, а павшим (в том числе уроженцам Тюменщины) усилиями ямальских казаков поставлен на острове памятник.

В 2000 году в районе р. Ер Хасуй Яха В. Вануйто нашёл почти развалившийся оцинкованный ящик с боевыми патронами и надписью «Nurnberg». Оленевод учился немецкому языку у директора Сёяхинской школы С.И. Зайцева – отца одного из авторов этой статьи. Есть и материальные свидетельства: в музеях Ямальского и Пуровского районов хранятся пуговицы (одна из них даже украшает ненецкую куклу) с вполне мирным якорем и надписью на обороте: «Krieqsmarine. 19 JFS 42».

Довод А.А. Петрушина о невозможности захода подводных лодок в Обскую губу из-за мелкого и часто меняющегося фарватера [1] опровергнут не только артефактами, но и свидетельствами очевидцев. Но их же использовали в конце 1943 года местные сотрудники органов охраны правопорядка. Они спровоцировали выступление ненцев против советской власти – «Мандала-43» (ненецкое искажённое слово «мандалада», означающая «люди, собравшиеся в группу») [3, с. 277-278]. Увы, это уже печальный факт войны во время войны, но с той частью своего народа, которому необоснованно присвоили статус «врага».

Всё началось в сентябре-октябре 1943 года со встреч председателя колхоза «Красный Октябрь» М. Езанги с начальником Ямальского райотдела НКГБ А.М. Медведевым, выполнявшим приказ областного (тогда омского) руководства представить недовольство оленеводов непосильными налогами и отсутствием хлеба, ни много ни мало, как подготовкой вооружённого восстания по заданию представителей германской разведки, высаженных на побережье ямальской тундры с подводных лодок. Высадки очевидны, но контакты неНцев и неМцев из-за незнания языков ограничились обменом продуктами. Гитлеровцам же нужны были лишь пресная вода и свежее мясо, а сведения по фарватеру они получили задолго до войны (ещё в 1870 г. в г. Бремене образован Немецкий союз полярных исследователей, где накапливались знания по Арктике).

Для сотрудников советской госбезопасности, изнывавших без дела и наград, нужен был заговор: А.М. Медведев уговорил М. Езанги проехаться по тундре и призвать к активным действиям, распространяя информацию, что плохо работающих колхозников будут «подвешивать за ноги, обливать керосином и поджигать». И хотя на провокацию никто не отозвался (Н. Вануйто обоснованно сказал провокатору: «…надо хорошо работать, тогда суда не будет»), А.М. Медведев 1 ноября отправил в Салехард телеграмму: «В колхозах Калинина, Сталина, Кирова, 1 Мая, Нарьяна Нумчи установлена повстанческая "мандала"». Более того, ретивый начальник отправился с опергруппой к стойбищу Венге Селе и без всяких причин обстрелял его. Известие о происшествии обеспокоило ненцев, снимавшихся со стойбищ, перемещаясь на берег реки Пяседай, где стали делить колхозные стада. Сотрудники НКГБ «почувствовали удачу», запросив самолёты-пулемёты. В конце декабря им удалось окружить у чумов С. Яптика около 150 оленеводов, а при попытке их бегства расстрелять семь ненцев. То, что шаман С. Яптика был объявлен руководителем «мандалы» – логично со стороны советских органов, видевших в архаичных верованиях ненцев идеологическую угрозу.

Для придания большего веса данному событию была «найдена» связь ненцев с немецкой разведкой. Был арестован начальник гидрографической партии Главсевморпути Н.В. Плюснин, из которого были выбиты признания «о сотрудничестве с гитлеровскими разведорганами, об организации и руководстве повстанческим движением среди местного населения» [2, с. 75-76]. Разработанная сотрудниками госбезопасности в областном Омске (начальник УНКГБ Д.Р. Быков и его заместитель Н.Н. Гаранин) версия исходила из того, что Н.В. Плюснин вступал в контакты с немецкими контрразведчиками, высаживавшимися для этой цели с подлодки. Арестованных допрашивали «с огоньком», а главным свидетелем проходил все тот же М. Езенги, которого обошли наградой, тогда как Д.Р. Быков, Н.Н. Гаранин, А.М. Медведев удостоились боевых орденов.

Под суд же пошли 50 ненцев, поскольку выступили с оружием (пять ружей!) «против мероприятий и органов Советской власти ("мандалой") и только после решительных действий прекратила сопротивление, отошла на места постоянных стоянок колхозов, приступила к промыслу зверя и рыбодобычи» – сообщалось 4 февраля 1944 года Ямало-Ненецким окружкомом ВКП (б). Тела же убитых в тундре оленеводов были погребены только … в июле 1945 года.

Так случилось, в первые же дни после создания Тюменской области  августе 1944 года радист В.В. Белоусов (живущий ныне в Тюмени 94-летний ветеран), отправил тревожную радиограмму из с. Тамбей о заходе фашистской подводной лодки в р. Дровяную вблизи фактории Дровяная. Он вспоминал: «… радиограмму с сообщением, что подлодка заходила в речку Дровяная, приносил лично секретарь райкома партии Сидоров Георгий. Адресовалась она в Салехард окружкому партии».

Вторая мировая война показала уязвимость Арктического побережья, трудность его защиты при неразвитой инфраструктуре. В условиях начавшейся «холодной войны» это стало одним из поводов «замолчать» трагические события, но это важно учесть при современном экономическом и социокультурном освоении Арктической зоны Сибири.

 

Список литературы

 

  1. Петрушин А.А. Немецкие лодки на Ямале: вымысел или правда? // Тюменская область сегодня. – 2014. – 28 марта.
  2. Головнёв А.В., Зайцев Г.С. История Ямала / под ред. В.И. Васильева. – Тобольск; Яр-Сале, 1992.
  3. Ямал: энциклопедия: [в 3 т.]. Т. 2. – Тюмень; Салехард, 2004.

"Краеведческая конференция "Наше наследие - 2015": материалы докладов  и сообщений".- Ишим, 2016.- СС. 8-9.

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»