Медведева Г. В.,
руководитель родословного
общества «Истоки»,
 г. Заводоуковск

Учитель – герой моего рассказа своим появлением в с. Новая Заимка и впечатляющими результатами своей работы, словно факелом, осветил обыденную жизнь села. Эдуард Эдуардович Байер предстал перед нами феноменальным явлением: небывалое для селян не просто увлечение – своего рода одержимость, неисчерпаемая верность музыке удивляла, покоряла, восхищала. До сих пор поражает его необыкновенно глубокое отношение к делу, которому он посвятил жизнь. Безграничная преданность Э. Э. Байера творчеству, любовь к детям всех возрастов, педагогический такт ещё при жизни сделали его признанным деятелем культуры и просвещения.

В Новую Заимку семья Э. Э. Байера переехала из Ялуторовска по приглашению директора местной школы по фамилии Сенник. Новому учителю выделили кабинет, который в скором времени он оборудовал музыкальными инструментами. Благодаря привезённым с собой специальным приспособлениям, ему удалось отремонтировать имеющиеся в школе нерабочие духовые инструменты, выправить помятые медные. Часть необходимого инвентаря изготовили в мастерских: так, первые напольные пюпитры (держатели для нот)смастерили из чёрной ткани и покрашенных деревянных брусочков.

Поначалу и взрослые, и дети не без любопытства разглядывали худощавое лицо с крупной багровой родинкой на скуле, их забавлял акцент приезжего (запомнила его слово «комсомолист»). Однако Эдуард Эдуардовичнедолго был «чужаком»: его открытость и доброжелательность быстро расположили к нему местное население.Он мог свободно разговаривать с любым человеком, учитывая возрастные особенности и тонко чувствуя его настроение, был внимательным слушателем.Легко и быстро он устанавливал контакты не только с ребятами, но и без труда находил общий язык с их родителями, черпая из общения информацию о семейной микросфере, стиле семейного воспитания, что помогало ему проявлять гибкость во взаимодействии с детьми. Вклассных журналах напротив фамилий его учеников бывали двойкипо пению, но выставлены они были карандашом, как временные оценки. В нём сочетались требовательность и доброта, интеллигентность и простота, доступность.

Этот одарённый музыкант мог свободно музицировать на струнных, клавишных, духовых инструментах, а на скрипке, фортепиано, аккордеоне и трубе играл виртуозно. Первые будущие музыкантыпришлик нему поначалу из любопытства, интереса к необычному занятию, потом он сам стал набирать школьников в образованные группы. Эдуард Эдуардович не искал ребят с природными задатками – длинными пальцами, особенным строением гортани или сильными лёгкими. Рассуждая, видимо, как Пабло Пикассо, что «все дети – художники», он приводил в музыку самых обычных детей. В лучшем случае, дома у кого-то из них висела над кроватью гитара с бантом на грифе или на шкафу дожидалась своего часа гармошка.

Его педагогическая интуиция позволяла подмечать наиболее музыкальных детей уже в детском саду, где учитель занимался с малышами пением, играл с ними в музыкальные игры, аккомпанировал на утренниках. Уже здесь он высматривал «звёздочек» - потенциальных музыкантов и вокалистов, которые в начальных классах приходили на смену выпускникам школы.Возможно, на неверие в способности какого-нибудь уличного сорванца учитель парировал доводом, что далеко не все талантливые музыканты жили в окружении музыки: отцом Гайдна был простой венгерский крестьянин, а отец Паганини торговал вином. Экзаменовал своих будущих оркестрантов Эдуард Эдуардович обычным интонированием –воспроизведениемзвуков голосом и повторением заданного ритма. Главными критериями для руководителя оркестра было обладание учеником чувством ритма, музыкальностью. Желающих попасть в коллективы художественной самодеятельности было много, поэтому выбирать было из кого. Был случай, когда записаться в хор пришли 150 человек.

Учитель первоначально знакомил оркестранта со строем музыкального инструмента, аппликатурой, принципами извлечения из него звука, членов духового оркестра обучал правильному дыханию, т. к. качество звука тесно связано с процессом дыхания. Терпеливо объяснял, почему получается не чистый, «культурный» звук, а хриплый или с шипением.У него была своя система обучения нотной грамоте, благодаря которой не имеющие музыкального образования люди через 2-3 года играли с нотного листа. Начиналась кропотливая работа по освоению техники исполнения – индивидуальная, парная, групповая. Главной задачей становилось достижение ансамблевой слаженности, коллектив должен был стать единым организмом и выдавать отлаженную, красивую музыку.Занимался этим руководитель на многочисленных репетициях, тщательно разбирая партитуры с музыкантами, пока не был удовлетворен общим звучанием. 

Руки и волосы пришедших на репетицию ребят порой источали неистребимые, чисто деревенские запахи: кто-то из девушек накануне доил корову или готовил корм для животных, юноши убирали навоз. В коллективах была создана атмосфера доверия и взаимопонимания, без шутки и юмора не обходилось ни одно занятие. В манере общаться у руководителя не было пренебрежительного отношения или агрессии, он был терпеливым наставником, никогда не унижал личное достоинство воспитанников.

Наш дирижер одновременно был и музыкантом — пел с хором или играл с оркестром. В качестве концертмейстера он исполнял партию первой скрипки и подавал сигналы остальным оркестрантам глазами и кивками головы, илиже отстукивал ритм смычком. Несомненно, добиться ансамблевой стройности без некоторого нажима ирешительности невозможно было обойтись. А поскольку Эдуард Эдуардович не выносил халтуры, небрежности, он метал иногда не просто недовольный, а гневный взгляд в сторону провинившегося музыканта. Но в отношениях с детьми он был очень сдержанным, никогда не повышал на них голоса.

В первый же год работы Э. Э. Байера Ново-Заимская средняя школа заняла 1-е место в районном смотре художественной самодеятельности, порадовав зрителей обилием музыкальных номеров. Впрочем, пальму первенства школа ни разу не уступила соперникам, даже городским образовательным учреждениям. Успех Эдуарда Эдуардовича обеспечивался редкостной способностью заражать людей своей мощной верой в победу, увлекать, активизировать их.

Семья Байеров жила в большом деревянном доме с огромным тополем в палисаднике. Поначалу жильё им предоставили в общежитии, позже выделили квартиру в двухэтажном здании напротив кинотеатра «Мир», но основным местом жительства стал этот ведомственный дом на улице Береговой. Я часто бывала у них, поскольку с младшей дочерью Лилей мы были неразлучными подружками и 5 лет просидели за одной партой. Сколько было смеха, сколько девчачьих секретов и новостей обсудили мы с ней на том высоком крыльце с лавочкой!

Небогатая обстановка жилища: скромная утварь на кухне, голый крашеный пол, железные кровати, простые стулья, лампочка на проводе – мало чем отличалась от убранства соседей. Только гобеленовый коврик над кроватью да картинки с пейзажами в рамках украшали большую комнату. Однако чистота и абсолютный порядок во всём невольно облагораживали эту простую, непритязательную среду обитания – сказывались немецкая опрятность и педантизм хозяев. 

В проходной комнате, которая служила одновременно и спальней родителей, и кабинетом Эдуарда Эдуардовича, было его рабочее место –письменныйстол с аккуратными стопками нотных тетрадей. Особенностью учителя было живое внимание к современным явлениям в музыкальной жизни страны: услышав по радио хорошую песню, он старался непременно достать слова и ноты этой песни и раздать солистам или оркестрантам.

Поужинав, Эдуард Эдуардович подолгу засиживался за столом, изготавливая нотные тетради: сшивал листы бумаги, наносил на получившиеся страницы нотный стан и перьевой ручкой «рондо» чернилами вписывал на него ноты музыкального произведения: на каждый инструмент в оркестре надо было расписать свою партию. Помню, среди стопок тетрадей и альбомов всегда лежала самодельная перочистка из круглых тканевых лоскутков, скорее всего, сшитая кем-то из домочадцев. Зимой из окна несло холодом, и ему приходилось облачаться в ватную телогрейку и валенки. Во времена ограниченного электрического света в поздние часы он пользовался керосиновой, а позже – настольной лампой.

Вспоминаю: полноватая, небольшого роста женщина в фартуке, с пучком седых волос на голове, плавно двигается по комнатам. На электрической плитке, побрякивая крышкой, пыхтит сковорода. По дому тянется сладковатый запах тушеной капусты. Ида Александровна, по профессии учитель начальных классов, не ходила на работу – в большой семье хватало домашних дел. В родных стенах детей и мужа всегда ждал свежеприготовленный обед или ужин, уютная, приветливая атмосфера. По воспоминаниям Лилии, в праздничные дни к столу подавался божественно вкусный сладкий пирог «цуккеркухен» со сливочно-сахарной посыпкой. Эта спокойная, мудрая женщина была в курсе всех дел семейства, помогала детям с уроками, обсуждала с главой семьи возникающие проблемы. Когда приезжали взрослые дети, отец устраивал для неё домашние концерты: в импровизированном ансамбле каждый играл на каком-то инструменте.Так в какой-то мере исполнялась его заветная мечта о семейном музыкальном коллективе.

Супружескаяпара Байер приняла на себя жесточайшие удары судьбы: депортацию из республики немцев Поволжья в Сибирь осенью 1941 года, пятнадцатилетние невзгоды в спецпоселении с. Уват под административным надзором органов МВД, шестилетнюю разлуку и страдания, когда глава семейства был в трудовой армии в Ивдельлаге. Каторжная работа на лесоповале, недоедание настолько изнуряли арестантов, что через несколько месяцев они с трудом передвигали ноги. Эдуард Эдуардович уцелел чудом. Как он говорил, его спасла музыка: он понадобился начальству лагеря как руководитель духового оркестра.

Реабилитирован Э. Э. Байер только 28 ноября 1996 ода [1]. Бывший репрессированныйникогда никому не рассказывал о своих мытарствах, возможно, стараясь не бередить незажившие ещё душевные раны.Со стороны совершенно не чувствовалось недовольства или озлобленности супругов на свою долю, казалось, эта семья всегда жила благополучно и счастливо. Своих довоенных детей Эрику и Юрия и послевоенных Алису и Лилию они воспитывали трудолюбивыми, открытыми и честными людьми.

Сложный жизненный путь, хрупкая, уязвимая профессия музыканта сделали их обладателя застенчивым. Добившись за годы своего труда уважения земляков и коллег, Эдуард Эдуардович оставался скромным человеком. Если посмотреть на фотографии тех лет: он всегда занимал место с краю.

Учитель не чурался физического труда, по хозяйству управлялся самостоятельно: мог подправить забор, вскопать грядку, ухаживал за домашними животными и птицей. Вошедшему во двор бросались в глаза ухоженные ягодные кустарники, безукоризненно ровно выложенная поленница дров, расчищенные от снега,как по линейке, дорожки у дома.

Он никогда ни на что не жаловался. Думаю, все неприятности и проблемы реальной жизни воспринимались им как ненастоящие, мелкие неудобства или временные трудности по сравнению с пережитым им ранее.Как-то раз учительница из Заводоуковска Екатерина Никитична Власова пригласила его домой настроить фортепиано. Её дочь Надежда помнит, что, когда работа была закончена и выпита чашка чая, гость аккуратно смёл со стола хлебные крошки в ладонь и положил в рот. Отголоски тяжёлых испытаний в прошлом преследовали его всю жизнь.

В моей семье с большим уважением относились к Эдуарду Эдуардовичу, вспоминали, что порой в непогоду в галошах, с палочкой в руке он уже в пожилом возрасте обходил своих питомцев, чтобы собрать их на какое-то экстренное мероприятие. Рассказывали, что после похорон духовой оркестр из взрослых мужчин получал некоторую сумму денег, распределяя которые, руководитель выделял себе минимальную долю. 

К своему здоровью Эдуард Эдуардович относился безрассудно, не желая сопоставлять и соизмерять свои действия с их последствиями. Как всякого увлекающегося человека, его мало заботили питание, отдых, сон. Он жил музыкой. Казалось, он торопился сделать полезного для людей как можно больше. По воспоминаниям дочери Алисы, из-за большой нагрузки и, вследствие этого, острой нехватки времени он наловчился есть стоя: подойдёт к столу, откусит кусок еды и идёт надевать брюки, потом подойдёт – снова откусит и идёт за рубашкой. В пище довольствовался малым: когда менялось расписание занятий, и отец раньше приходил с работы, опоздавшую с обедом жену он успокаивал, что найдёт в кухне что-нибудь поесть. Часто вспоминал, что дома, на Волге, бывало, обедали спелым арбузом и хлебом.

Его лёгкие страдали от бронхиальной астмы, и ему была противопоказана игра на духовых инструментах, однако он систематически занимался индивидуальной и групповой работой с оркестрантами, личным примером демонстрируя общие правила и тонкости исполнения музыкального произведения. Чтобы не потерять навыки, ночью в дальнем углу усадьбы он тренировал губы, гоняя на трубе гаммы и выводя различные рулады.

 Систематическая работа в плотном графике и постоянном напряжении была его образом жизни. Похоже, физическую выносливость и бодрость духа ему придавали живительная сила музыки и молодёжная среда. Это они питали неутомимую энергию Эдуарда Эдуардовича, его бесконечные творческие идеи и замыслы.

За годы своей музыкально-педагогической деятельности Э. Э. Байер создал несколько исполнительских коллективов: детский и взрослый хоры, духовой и струнный оркестры, ансамбли скрипачей и баянистов, эстрадно-инструментальную группу. В музыкальные кружки при школе и Доме культуры записывались не только целыми классами, в коллективах занимались семьями: Скориковы, Дружинины, Шнайдер, Сапожниковы, Филимонцевы, Мареевы, Губины, Бобуровы, Ульяновы, Боргер. Первые подопечные музыканта,окончившие школу несколько десятков лет назад, вернулись к нему со своими подросшими детьми. Матери неблагополучных подростков приходили к учителю и просили занять делом отбившихся от рук мальчишек. Он вводил их в коллективы, и они становились полноправными членами оркестров. На первых порах у новичков могло что-то не получаться, и они начинали пропускать занятия, тогда наставник приходил к ним домой и занимался индивидуально. «Ис-та-та, ис-та-та!», - проговаривал он и отбивал ритм носком ботинка. В каждодневной учительской деятельности ковался его исключительный талант педагога-организатора

В то время Ново-Заимский школьный духовой оркестр был единственным в области. В его репертуаре преобладали маршевые и танцевальные произведения. Сильный звук, яркое, выразительное звучание оркестра, как магнитом, притягивали молодёжь. Стать ударником в духовом оркестре хотел почти каждый мальчишка в селе. Ведь это так здорово – изо всей силы лупить по барабану палкой с колотушкой и извлекать низкие и глухие, но такие мощные, как раскаты грома, звуки!Вскоре пришло признание мастерства юных музыкантов: в 1966 году этот коллективв составе 40 чел. занял первое место в областном смотре духовых оркестров, дважды становился лауреатом областных смотров в рамках Всесоюзного фестиваля самодеятельного народного творчества. В 1980 году ему было присвоено почетное звание «народного». Оркестр с репертуаром до 200 произведений разъезжал с концертами в населённые пункты Омутинского и Заводоуковского районов, и везде его ждал триумф. После концерта в фойе клуба артисты устраивали для жителей сельской глубинки танцевальный вечер: исполняли фокстроты, танго, вальсы. 

Выезжал в соседние сёла и деревни и хор, большой коллектив которого иногда не мог вместиться на сцене сельского клуба. В его репертуаре были песни-марши И. Дунаевского, М. Блантера, В. Лебедева-Кумача, произведения, наполненные лиризмом, патриотическим пафосом, интернационализмом:«Амурские волны» М. Кюсса, «Песня остаётся с человеком» и «Пусть всегда будет солнце» А. Островского, «Прощайте, голуби!» М. Фрадкина, «Венок Дуная» О. Фельцмана и др.

 «Изюминкой» художественной самодеятельности школы стал хор мальчиков, исполнявший под аккомпанемент духового оркестра  песни на тему защиты мира: «Хотят ли русские войны?», «Бухенвальдский набат» и др.

Возможно, музыкальные эксперты нашли бы в исполнении коллективов самодеятельности какие-то изъяны, однако довольно приличный его уровень оказывал мощное эмоциональное воздействие на публику: по признанию новозаимцев, порой хотелось плакать или снова и снова радоваться жизни! Этот не раз пережитый людьми эмоциональный подъём, энтузиазм и потрясающее трудолюбие Эдуарда Эдуардовича сформировало непререкаемый авторитет Мастера.  

60-е годы – пору моей школьной жизни теперь называют эпохой «оттепели». Достижения технического прогресса, начало освоения космоса, великие стройки повлияли и на культуру страны - наблюдался подъём советской песни. Родилась космическая тема: «И на Марсе будут яблони цвести» В. Мурадели, «Я верю, друзья» О. Фельцмана, «Присядем, друзья, перед дальней дорогой!» М. Блантера и др. Динамичные маршеобразные произведения композитора А. Пахмутовой с душевной теплотой и взволнованностью рассказывали о молодых романтиках: «Песня о тревожной молодости», «Главное, ребята, сердцем не стареть!», «ЛЭП-500», «Гайдар шагает впереди», «Орлята учатся летать», «Надо мечтать». Школьные хоры, вокальные группы, солисты и оркестры исполняли тогда эти популярные песни. До сих пор память хранит их слова и мелодии. Через песенный репертуар того времени мы не только познавали географию (где расположены Куба, Карелия, Домбай, Ангара и Дунай и др.), узнавали о грандиозных преобразованиях в стране, но и постигали высокие жизненные смыслы.

Э. Э. Байер хотел дать сельчанам представление о хорошей музыке, используя разнообразный, обладающий художественными достоинствами музыкальный материал, произведения полноценного и зрелого искусства, к которому прикоснулись настоящие творцы – К. Вебер, М. Глинка, Ф. Шуберт, П. Чайковский, Т. Хренников и др. Залы, где проходили концерты, набивались битком: первые ряды старались занять родители, родственники, одноклассники, друзья и соседи «артистов». Зрители встречали и провожали выступающих щедрыми аплодисментами. Исполнители чувствовали себя почти что профессионалами, гордились своей причастностью к такому грандиозному успеху. А видели бы вы после концерта оживлённое, помолодевшее лицо Эдуарда Эдуардовича, его сияющие глаза!

В большом, постоянно обновляющемся школьном коллективе учителюнередко удавалось находить действительно способных ребят, от природы имеющих хорошие данные. Так, прекрасным голосом выделился среди старшеклассников Леонид Шнайдер, приехавший в школу из с. Колесниково. В областной газете назвали его «Лоретти», имея в виду схожесть его дисканта со знаменитым тогда итальянским певцом-подростком. Эдуард Эдуардович готовил с ним для концертов красивые лирические песни. Предвидя прекрасную профессиональную певческую карьеру юноши, учитель настоял, чтобы его свозили в Москву на прослушивание специалистами.

Охотно занимался он и с другими солистами: братьями В. и С. Скориковыми, А. Шнайдером, В. Рыковановым, Л. Сапожниковым и др. Помню, чтоВладимирРыкованов, ныне мастер спорта по греко-римской борьбе, вице-президент Федерации спортивной борьбы Тюменской области, исполнял на сцене песню «Как провожают теплоходы» А. Островского.

Тяга с детства к любым организованным звукам – маршам, опереттам, танцевальным мелодиям привела и меня в художественную самодеятельность. Я с большим удовольствием посещала школьные кружки: танцевальный, хоровой, вокальный, драматический. В хоре Эдуард Эдуардович заметил мой чистый тонкий голосок, безошибочно выводивший мелодию, и предложил мне попробовать выступать сольно. Он разучил со мной популярные тогда песни: «Москвичи» («В полях за Вислой сонной») А. Эшпая, «Журавлёнок» Э. Колмановского, «Домбайский вальс» Ю. Визбора, «Девчонки танцуют на палубе» А. Пахмутовой, «Город детства» на слова Р. Рождественского, «Женька» Е. Жарковского и аккомпанировал мне во время концертов. Помню, как волновалась я за кулисами в ожидании выхода на сцену, как дрожал голос, как иногда забывала слова песни и с досады плакала после выступления. Учитель по этому поводу никогда не допускал раздражительности и упрёков. 

Благодаря будничному титаническому труду Э. Э. Байера, музыка постепенно стала частью повседневной жизни с. Новая Заимка. В дни торжеств в Доме культуры регулярно проводились концерты художественной самодеятельности, духовой оркестр сопровождал мероприятия спортивного характера, пионерские и комсомольские праздники, играл на «танцах». Некоторые семьи стали приобретать музыкальные инструменты, чаще – баяны и аккордеоны. Учитель вместе с родителями своих подшефных ездил в Заводоуковск или в Тюмень за покупкой.

Один этот человек ощутимо поменял атмосферу села. Учитель пения одарил его жителей калейдоскопом богатых музыкальных впечатлений, подарил ранее неизвестную им жизнь-праздник, где царствовала музыка в самых разнообразных её проявлениях. Исподволь им создалась благоприятная среда для формирования у местного сообщества основ музыкальной культуры и художественного вкуса.

Э.Э. Байер внёс бесценный вклад в патриотическое и эстетическое воспитание молодого поколения, в пропаганду музыки в сельской среде. От божественной искры его таланта, особой энергетики любви к музыке, не имеющей себе равных приверженности настоящемуискусствуна долгие годы зарядилось не одно поколение новозаимцев. Художественно-творческое начало в воспитанниках, заложенное любимым учителем, согревало и побуждало их к креативной деятельности, какой бы профессии они ни посвятили свою жизнь.

Заслуги Эдуарда Эдуардовича Байера отмечены орденом Трудового Красного знамени, орденом «Знак почета», медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и многочисленными грамотами [2]. Коллеги и благодарные земляки готовили документы для присвоения ему звания «Заслуженный работник культуры». Но 7 июня 1985 годаЭ. Э. Байер ушёл из жизни. Бывшие ученики, приехавшие на его похороны, провожали учителя в последний путь траурной мелодией, передавая инструменты из рук в руки.Это был единственный случай, когда духовой оркестр Байера играл без своего руководителя.

Последователи Э. Э. Байера: В. Губин, Г Ситникова, А. Шнайдер, получив музыкальное образование, продолжили его дело – вели коллективы художественной самодеятельности в сельских клубах. Удачная карьера сложилась у музыканта В. Владимирова: в школе он запомнился трубачом, исполняющим «Неаполитанскую песенка» П. Чайковского, после выпуска его пригласили в областной инструментальный оркестр «Ровесник», затем он стал директором тюменского Дома культуры «Железнодорожник». В составе губернского оркестра ему довелось побывать во Франции на смотре духовых оркестров.

Абсолютный слух и способности Эдуарда Эдуардовича. передались и его потомкам.  Старшие Эрика и Юрий получили музыкальное образование. Ныне здравствующий Юрий (г. Хабаровск) выбрал профессию музыканта: до 80 лет аккомпанировал исполнителям. Дочь Лилия, закончив хореографическое отделение училища культуры, 45 лет проработала в г. Невьянске на разных должностях. Внук Константин Каврус закончил музыкальное училище по классу «баян», а правнучка Анна Шустова –консерваториюпо классу «скрипка».  В настоящее время Анна преподаёт в Курганском музыкальном колледже и работает концертмейстером в симфоническом оркестре «Зауральский» при Курганской филармонии. Три праправнучки Э. Э. Байера - Диана, Елизавета и Мария Третьяковы обучаются в тюменской музыкальной школе «Лира». 

Алиса пошла по стопам родителей-учителей – стала преподавателем иностранных языков. В настоящее время она – центр семьи, является хранителем домашнего архива, подготавливает и проводит вечера памяти своего замечательного отца – Учителя, Человека, Музыканта.На одной из встреч с выпускниками была проведено анкетирование с одним из вопросов «Ваш любимый учитель», в ответе на который большинство респондентов указали фамилию Э. Э. Байера По признанию новозаимцев, всю жизнь проживших в селе и помнивших тот замечательный период, учитель пения оставил в их жизни глубокий след. Работая фактически на одну ставкузаработной платы, этот человек добился потрясающего результата: можно сказать: «всё село пело и плясало».Никто до него и после него не смог так воздействовать на народ: увлекать и развлекать воспитывая, и воспитывать, увлекая и развлекая. Выпускник Леонид Сапожников к вечеру памяти 2003 г. выслал в школу открытку со словами: «Покуда буду жить, всегда буду помнить этого святого человека – Эдуарда Эдуардовича Байера. Только с возрастом и приходом житейского опыта осознаёшь, кем был этот человек для нас, и что сделал он для деревенских ребятишек».

Отрадно, что и современные учащиеся Ново-Заимской школы знают об этом неординарном человеке. В школьном музее оформлена экспозиция об Э. Э. Байере, в коридоре висит его портрет с комментарием, а на здании - мемориальная доска с текстом: «В этой школе работал учителем музыки и пения организатор сельской художественной самодеятельности, руководитель народного оркестра духовых инструментов Байер Эдуард Эдуардович» [3].

В 2008 году коллектив и бывшие ученики Ново-Заимской школы торжественно отметили столетие со дня рождения своего незабвенного земляка [4]. Актовый зал был наполнен знакомыми с детства мелодиями. Большой хор из собравшихся вместе с солистами Владиславом Скориковым и Фаиной Козыревой вдохновенно пел дорогие сердцу песни. Молодое поколение школьников с удивлением наблюдало такое единодушие зрелых людей, воодушевлённых когда-то простым учителем пения. Память о любимом наставнике и через 20 с лишним лет собрала его почитателей, объединённых чувством признательности и благодарности Учителю с большой буквы.

Моим современникам посчастливилось знать и общаться с дорогим Эдуардом Эдуардовичем, чувствовать неповторимую органику талантливого музыканта. Мы всегда будем помнить этого неутомимого творца-труженика, хранить и беречь в душе разожжённый им огонь.

 

Примечания:

  1. Открытый список жертв политических репрессий в СССР//https://ru.ohenlist.wiki
  2. А. Боргер. Времена не выбирают. В них живут//МНГ, 17.09.2007
  3. О присвоении имён заслуженных людей района школам и организациям// постановление №170 Главы Заводоуковского района от 2.02.2005
  4. В. Зубкова. Какая музыка звучала!//Тюменская область сегодня, 17.01.2008

Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2021.- СС. 131 - 138.

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»