Петелина И. В.,
заведующая музейным комплексом
структурного подразделения
«Ялуторовский музейный
комплекс»ГАУК ТО
«Тюменское музейно-просветительское объединение»

 

СИБИРСКИЙ ЛАНКАСТЕР
Влияние декабристов на формирование
системы образования в Ялуторовске в ХIХ веке

 

Декабрист Иван Дмитриевич Якушкин запомнился ялуторовчанам тем, что был инициатором открытия в городе двух школ: в 1842 году открылась школа для мальчиков, а четырьмя годами позже – училище для девиц.

Была ли необходимость в Ялуторовске в этот период открывать новые учебные учреждения? Об этом судите сами.

Первая частная школа была открыта в Ялуторовске ссыльным малороссийским шляхтичем Игнатием Осиповичем Ольшевским и просуществовала с 1804 по 1809 год.

Денег на просвещение в городской казне найти не могли. Тогда в 1817 году горожане собрали по подписке 200 рублей, а мещанин Алексей Данилович Быков на собственные средства выстроил под училище каменный дом из трёх комнат. Он же выручил и позднее, когда ратуша отказалась от содержания учебного заведения, – внёс 300 рублей. Торжественное открытие состоялось 21 октября 1817 года. Был отслужен молебен и даже сделано 11 пушечных выстрелов. Известно, что первым смотрителем был некто Лепехин, а первым учителем – 17-летний Васильев, только что окончивший Тобольскую гимназию. Вдвоём они учили 30 учеников по программе первого класса. Между присутствующими на торжествах по случаю открытия училища была открыта подписка в пользу оного, которая дала 105 рублей. Некоторые жертвовали книги, географические карты, портреты Государя Императора, а смотритель Лепехин пожертвовал электрическую машину.

Жалованья смотрителю было положено 400 рублей в год, учителям по 300 рублей и, кроме того, за преподавание Закона Божия и рисования по 100 рублей.

К. М. Голодников, учитель с 1839 года, со слов своих старших коллег, работавших до 1836 года, так описывает внутреннюю жизнь училища: «В училище не было определенного для занятий времени: смотритель и учителя приходили в училище, когда им вздумается, и иногда в столь нетрезвом виде, что едва держались на ногах. От таких менторов ученикам, разумеется, изрядно доставалось: розги и оплеухи раздавались ими щедрой рукой. Пример такой неурядицы свыше отражался и на училищной прислуге: классный сторож нередко, втершись в толпу учеников с намерением будто бы остановить их от шалостей, давал кому щелчок, кому подзатыльник. Бедные и скромные ученики, конечно, молчали, но дети богатых и влиятельных личностей толпой в свою очередь нападали на него, щипали, кусали, а один раз, говорят, даже высекли его свежей крапивой. Разумеется, у сторожа достало бы силы разбросать десяток-другой ребятишек, но он имел свои расчёты позволить им иногда потешаться над собою. Как скоро оканчивалась подобная операция, он приказывал беднейшему и не принимавшему участия в схватке ученику записать фамилии буянов. Мальчики, боясь за ослушание сторожа учительского наказания, составляли список. Когда приходил учитель, список этот подавался ему, и начиналась порка. Впрочем, иногда перепуганные ребята с мольбой просили у сторожа мира, и тот иногда милостиво соглашался, разумеется, на выгодных для себя условиях».

Такое образование не устраивало горожан, и 16 августа 1836 года Ялуторовское уездное училище было преобразовано по уставу 1828 года. Вместо двух классов открылось три, классную систему преподавания заменили предметной. Вместо двух учителей назначили пять. Один учитель преподавал русский язык, другой – арифметику и геометрию, третий – историю и географию, четвёртый – чистописание, черчение и рисование. При каждом училище должен был быть законоучитель – священник, и смотритель, как правило, назначаемый из числа лучших и опытных педагогов.

Учителями были назначены выпускники Тобольской гимназии: Михалёв – русского языка, А. Л. Жилин – арифметики и геометрии, Ф. Е. Кирьянов – истории, географии и искусств. Законоучителем первый год был молодой протоиерей Ст. Богородицкий, окончивший московскую духовную академию, затем его заменил протоиерей Ст. Знаменский. Молодые учителя не только старательно обучали своих воспитанников, но и занимались своим самообразованием. Они общались с поселившимися в Ялуторовске декабристами, и многому у них учились. Так Жилин изучал при помощи декабристов высшую математику, Голодников – новые языки, а в1843 году, под руководством Муравьёва-Апостола, составил историко-статистическое обозрение Ялуторовского округа.

Но подготовительный класс по новомууставуосталсябез внимания. Места для него в училище не нашлось, поэтому возникла необходимость искать новое помещение. Вот как описывает егоГолодников: «Училище поселилось в деревянном амбаре мещанина Кунгурцева. Для необходимого храму науки света в амбаре этом было прорублено два окна, в которых вставлено было нечто вроде стёкол, принявших от времени всевозможные цвета, поэтому в единственной камере училища без сеней и передней света было очень мало. Полы, состоящие из деревянных барочных плах, были хоть и не больно красивы, зато, по крайней мере, безопасны, чего никак нельзя было сказать о потолке, середина которого обнаружила сильнейшее тяготение к земной поверхности».

На содержание приготовительного класса правительство не выделяло ничего, от городской казны также ничего не поступало.

Первым приходским учителем был Маршалов. Учителю не полагалось жалованья. «Ныне невероятным кажется, - пишет Голодников, - как этот молодой человек, не имевший ни родителей, ни родственников, словом никакой поддержки, мог существовать без жалованья, без наград, при том ещё прилично держаться в обществе. Добрый сослуживец наш сам выучился шить себе бельё, платье; деньги же, необходимые для удовлетворения главнейших потребностей, он приобретал таким образом: купит карандашей на полтинник да бумаги на рубль и продаст их ученикам по несколько повышенной цене и таким образом приобретёт себе около четвертака на рубль; не гнушался он также частными уроками в 3 – 4 руб. в месяц (ассигнациями, разумеется)».

В таком виде школа просуществовала до 1842 года.

Иван Дмитриевич Якушкин понимал, что подобное начальное образование не может дать положительного результата и выступил инициатором в деле создания в городе новой начальной школы. Никто бы не разрешил государственному преступнику открыть школу, если бы не поддержка священника С. Я. Знаменского, который с большим уважением относился к декабристам и был, к тому же сторонником просвещения. Купец Медведев пожертвовал для будущей школы дом, который был привезён из села Коктюль и поставлен в ограде Сретенского собора. Несмотря на препятствия властей, 6 августа 1842 года школа была открыта.

Здание школы было в длину 9 сажен и в ширину 4 сажени, имело три помещения: прихожей, «сборной» и учебной комнат. Самая большая и удобная была «учебная» комната: в длину она имела 4 сажени, а в ширину около трёх. Остальную половину занимали «сборная» (рекреационная) и прихожая.

По инициативе И.Д. Якушкина за основу обучения был взят так называемый Ланкастерский метод обучения, пришедший в Россию из Западной Европы.

Ланкастерский метод зародился в далекой и теплой Индии, куда в 1787 году приехал английский священник Эндрю Белл читать проповеди британским солдатам. В индийском городе Мадрас он попечительствовал над приютом солдатских детей-сирот, в котором не хватало учителей, и поэтому старшие воспитанники взяли на себя эту миссию. Священник нашел эту методику универсальной, и он загорелся идеей открыть подобную школу в родной Англии.

В 1797 году Эндрю Белл издал книгу «Эксперимент в образовании», в которой поделился своим опытом, полученным в Мадрасе. На труд священника обратил внимание квакер Джозеф Ланкастер, который переработал его идеи на практике и в 1808 году открыл первую школу «народного образования».

Суть обучения в ланкастерской школе заключалась в том, что сначала учитель проходил специальную подготовку, а потом занимался только со старшими учениками, которые становились помощниками и преподавали детям помладше.

Ланкастерские школы получили большое распространение среди бедных, ремесленных и рабочих семей.

Такие школы оказалась очень востребованной и в Российской империи. Александр I познакомился с этой системой в Париже после окончания Заграничного похода. Ему понравилось, что благодаря такой методике можно было обучить большое количество людей.

Первая ланкастерская школа в России появилась в 1819 году в Гомеле в имении графа Николая Румянцева. Желая исполнить волю Александра I, он доверил эту ответственную миссию Якову Герду. Первыми учениками стали пятьдесят местных сирот, изучавшие ремесла. Проект Румянцева ждал успех: через год построили новое здание школы, рассчитанное уже на двести учеников.

Кроме этого, Александр I лично повелел открыть в Санкт-Петербурге заведение, где бы преподавали по методике «взаимного обучения в училищах женского пола». С этой целью в столицу из Англии была приглашена Сара Килгам и в 1821 году начались постоянные занятия по ланкастерской системе. На содержание училища из казны выделялось 3 200 рублей, а сама Сара Килгам получала 2 000 рублей в год.

Будущие декабристы тоже использовали ланкастерский метод обучения в своих целях. Например, Михаил Орлов и Владимир Раевский создали «Вольное общество учреждения училищ взаимного обучения», которое создавало такие школы. К тому же в военных поселениях по всем батальонам и городам Российской империи работали гвардейские ланкастерские школы.

Иван Дмитриевич усовершенствовал этот метод и на Ялуторовской земле он дал прекрасные результаты.

Новый метод преподавания, отсутствие телесных наказаний, а также тёплое отношение учителей к учащимся – всё это привлекало учеников и число их постоянно росло. Первое время во вновь открытую школу поступило 44 ученика, к концу 1843 года их было уже 93, к концу 1844 – 135, к концу 1845 – 184. Четыре года спустя в ней обучалось 200 мальчиков со всей округи. В том числе из соседних городов.

В школах, открытых в Ялуторовске по инициативе Якушкина учились представители всех сословий, проживающих на территории Ялуторовского уезда, в том числе и крестьянские дети, проживающие в многочисленных деревнях, окружающих Ялуторовск. Для таких детей каждое утро запрягали лошадь и объезжали всю округу, собирая ребят в школу, а после окончания занятий развозили их по домам.

Школой заинтересовалась губернская администрация. Директор училищ Кочурин посетил школу в 1842 году и нашёл её образцовой. Некоторые смотрители, посетив школу, посылали своих приходских учителей для изучения ланкастерского метода. Приезжие встречали здесь радушный приём и возвращались отсюда хорошими учителями. Таким образом, Якушкинская школа стала и первой в Сибири учительской семинарией.

Программа была такова, что могла поспорить с программой уездного училища.

Вскоре школа стала именоваться Сретенским духовным училищем, хотя учились здесь дети всех сословий. Из него можно было поступить в Тобольское духовное и Ялуторовское уездное училище.

Вскоре казна стала выделять на её содержание 200 рублей в год.

А 1 июля 1846 года по инициативе Якушкина и при содействии Знаменского была открыта первая в Сибири школа для девочек. Дом для занятий снимал купец Н. Я. Балакшин, а в 1850 году на деньги купеческой вдовы Ирины Васильевны Мясниковой по проекту И. Д. Якушкина было выстроено новое здание. За обучение здесь брали 7 рублей 16 копеек серебром в год. Но за учениц из малоимущих семей плату вносили местные купцы и декабристы, поэтому образование было доступно для представительниц всех сословий.

Как и в школе для мальчиков за основу обучения был также взят метод Белля-Ланкастера.

Здание женского училища, построенного в 1850 году, было гораздо просторнее мужского. Снаружи оно было обито тёсом, выкрашенным чёрной краской, и покрыто красной тесовой крышей. Оно состояло из трёх больших комнат: «грамотного», «рукодельного» классов и «сборной» комнаты. «Сборная» комната была отделена от «грамотного» класса коридором, который вёл в квартиру надзирательницы. Рядом с комнатой надзирательницы была сторожка. Потолки в помещениях были высоки и давали много воздуха. «Рукодельный» класс был самым светлым и просторным. Двери и полы были выкрашены, стены оклеены бумагой, а потолок холстом и выкрашен клеевой краской. Отапливалось здание 4 голландскими печами и освещалось 29 окнами.

В «сборной» комнате девочки раздевались и проводили свободное время. Здесь вдоль стен стояли 4 лавки, а в углу размещалась крашеная лестница, ведущая на вышку. В переднем углу «грамотного» класса висел образ Божьей Матери. Посередине класса возвышалась кафедра, а на ней конторка и стул для учителя, а дальше тянулись скамейки и столы для учениц. По стенам были развешены таблицы, по которым велось преподавание всех предметов: краткого катехизиса, 50 таблиц 1-й части и 42 – 2-й части русской грамматики, 47 таблиц географических, 57 – исторических, карты Европы, России и Сибири, письменные таблицы всех русских князей, тут же на полочке стоял глобус в чёрном коленкоровом чехле. Перед таблицами около стен располагались 8 «полукружиев». В рукодельном классе стояли два больших стола со шкафами и ящиками, в которых хранились ученические работы.

В 1850 году в школе насчитывалось 60 учениц, которых обучали по ланкастерскому методу.

После отъезда декабристов из Ялуторовска от ланкастерского метода отошли, а 4 февраля 1858 года школы переданы в ведение министерства народного просвещения.

Благодаря активным действиям «сибирского Ланкастера» Ивана Дмитриевича Якушкина система образования в Ялуторовске продолжала развиваться и после того, как декабристы покинули город.

В 1881 году на средства сибирских купцов Поклевских-Козелл, Давыдовских, Смолина, братьев Колмаковых было построено деревянное здание на каменном фундаменте. В нём разместилась женская прогимназия, в которой учились ялуторовские девочки. В 1907 году из-за сокращения поступлений из государственной казны женская прогимназия могла закрыться, или необходимо было существенно поднять плату за обучение, что отразилось бы на бедных ученицах. Ялуторовская купчиха Екатерина Дмитриевна Гусева, занимающаяся мукомольным производством, пожертвовала 1 000 рублей (сумма, равная полугодовому бюджету прогимназии), проценты с которых составили стипендию имени её мужа.

В 1890 году томский купец 1-й гильдииИгнатийКолосовпостроил в Ялуторовске дом и пожертвовал его с участком земли, садом (общая стоимость 20 000 рублей) под уездное училище.

В Ялуторовске, по данным «Ежегодника Тобольского губернского музея» за 1895 год, взрослое грамотное мужское население составляло 54, 55%, а женское – 25, 73%. Из 100 мальчиков училось в школах 25, а из 100 девочек – 20. В Ялуторовском округе один русский учащийся мальчик приходился на 49 мужчин, а одна девочка – на 162 женщины.

В июле 1889 года в Ялуторовске прошли краткосрочные педагогические курсы для учителей и учительниц церковно-приходских школ и школ грамотности Тобольской епархии и округов: Ялуторовского, Курганского и Ишимского.

«Краткосрочные курсы открылись 5 июля под председательством протоиерея градо-Ялуторовского Сретенского Собора, о. Николая Лапина и под руководством преподавателя педагогики и дидактики в Тобольской духовной семинарии, надворного советника, Алексея Константиновича г. Недосекова.

На утреннем заседании было действительных учителей церковно-приходских школ 14, учительниц 13 и учителей школ грамотности 4, а всего 31 человек; вольных слушателей, допущенных председателем и руководителем съезда, в качестве посторонних посетителей: учительница Ялуторовской женской прогимназии Анна Дубяго, дьякон градо-Ялуторовского Сретенского Собора Фёдор Смирнов и псаломщик того же собора Иоанн Преображенский и кроме того присутствовали: командированные епархиальным начальством для занятий на съезде законоучитель образцовой школы при Тобольской духовной семинарии, священник Кафедрального собора Владимир Румянцев и учитель той же школы Николай Константинович Головин, члены Ялуторовского Отделения Епархиально-учительского Совета священники: Евгений Урусов и Константин Машанов и смотритель Ялуторовских училищ Иоанн Нестерович Кизеров».

 

Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2021.- СС. 120 - 124.

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»