О.Г. Коржень,
заведующая Историко-мемориальным музеем
 ГАУК ТО «Ялуторовский музейный комплекс» 

 

   В настоящий момент в историко-мемориальном музее работает выставка «Друзья души», оформленная в виде большой книги Лоренса Стерна «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии». Это было любимое произведение хозяина дома - русского дворянина ветерана Отечественной войны 1812 года, декабриста М.И. Муравьёва-Апостола. На стилизованных под старину книжных полках размещены произведения авторов XVII-XIX вв., которые читали декабристы на поселении в Ялуторовске.

Да, человек иногда получает возможность остаться один на один со своими мыслями (в нашем стремительном, информационно насыщенном ХХI века это удаётся редко). Но именно в такие моменты любой из нас получает шанс пообщаться со своей душой. Об этом ещё в ХVІІ веке писал Блёз Паскаль, учёный, математик, физик и один из любимейших философов Ивана Ивановича Пущина.

Выражается это сакральное общение по-разному: через молитву, которая даёт осмысление наших поступков, жизни; либо посредством книги, дающей возможность анализировать некоторые жизненные ситуации. Здесь книга - не только источник познания, но и, зачастую, друг, собеседник, а в ряде ситуаций - спасительница.

После восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года арестованным декабристам запрещалось не только общение, переписка с родными и близкими, но   и чтение книг. Приходилось просить высочайшего разрешения. В отдельных случаях тюремные надзиратели уступали. Так было в Финляндской крепости Ронченсальм, где некоторые декабристы ожидали отправки в Сибирь. 

И.Д. Якушкин писал: «Муравьёв привёз с собой французскую библию и Саллюстия с французским переводом, я имел возможность захватить Монтеня» [1].

М. Монтень (1533-1592) - французский писатель, автор «Опытов»; в них, наряду с философскими рассуждениями о смысле жизни, - мысли о воспитании человека вообще, с развитым умом, твёрдой волей и благородным характером, который умел бы наслаждаться жизнью и стоически переносить выпадающие на его долю несчастья.

При помощи Николая Бестужева Никита Муравьев и Якушкин изучили английский язык. В крепость им передали рукопись на английском языке, последнюю часть «Паломничества Чайльд-Гарольда».

После вынесения каждому осуждённому приговора их по этапу направили в Нерчинские рудники и в Читу. Спустя некоторое время последовало разрешение получать литературу. «…Постепенно в Читинской тюрьме из книг, привезённых декабристами и высылаемых им, образовалась довольно большая библиотека. Она пополнялась новыми изданиями и к концу пребывания декабристов в Чите насчитывала более 5000 экземпляров…» [2].

Конечно, все книги подвергались цензуре. Цензором являлся комендант Читинского острога – генерал-лейтенант Станислав Романович Лепарский. Он в силу огромной занятости не мог прочитать все издания, присылаемые в Читу. Зная в совершенстве латынь, французский, немецкий языки, книг на еврейском и греческом и других языках прочесть не мог. Поэтому одни книги идут с пометкой «читал Лепарский», а другие «видал Лепарский».

«Все мы, вместе находившиеся в Чите, имели между собой много общего в главных наших убеждениях; но между нами были 40 –летние, другим минуло 20 лет», - писал в своих записках И.Д. Якушкин. Сообразно этому среди   декабристов в Чите были сформированы кружки по интересам, особенную роль здесь сыграло увлечение литературой разной направленности. Так, один из этих кружков назывался «Конгрегации» - члены кружка, собираясь вместе, читали евангелия и книги назидательного характера. Другой кружок состоял из «Славян» - здесь читали Вольтера, Гельвеция, Гольбаха.

Красноречивый пример приводит И.Д. Якушкин, повествуя о «государственном преступнике» Николае Петровиче Репнине, по данным следственного комитета принятым в тайное общество за два дня до его «возмущения». На допросе во время следствия отвечал, что просто имеет особое пристрастие к чтению книг: «Авторы, в коих почерпнул первые политические идеи, хотя и еще весьма несовершенные, суть: Монтескью, Филанжиери, Дестю де Трасси, Адам Смит и Сей…». Репнин был приговорен к 8 годам каторги и пожизненному поселению в Сибири. Уже в Чите взял у Якушкина «Историю философии» Буле, Иван Дмитриевич уговорил его ещё и прочесть «Новый завет».

Декабристы в Сибири с удовольствием следили за развитием творческого гения А.С. Пушкина. В воспоминаниях И. Пущина читаем: «В своеобразной нашей тюрьме я следил с любовью за постепенным литературным развитием Пушкина; мы наслаждались всеми его произведениями, являвшимися в свет, получая почти все повременные журналы» [3]. В октябре 1827 года Е.А. Энгельгардт прислал Пущину стихи Пушкина:

                                         Бог помощь вам, друзья мои,

В заботах жизни, царской службы,

И на пирах разгульной дружбы;

И в сладких таинствах любви.

Бог помощь вам, друзья мои,

И в счастье, и в житейском горе

В стране чужой, в пустынном море.

И в тёмных пропастях земли!

В Читинской тюрьме «многие занимались изучением агрономии по Тьеру и другими писателями, подобного рода, а наши огородники приложили теорию к практике» [4]. А.-Д. Тьер (1752–1828), учёный агроном; в XIX веке была распространена его книга «История моего хозяйства» (1816).

После постройки тюремных казематов в Петровске-Забайкальском, осуждённые с первого по шестой разряд направлялись в его тюремные казематы. И там у каждого формировалась своя собственная библиотека. Читаем в записках И.Д. Якушкина: «Число периодических изданий, получавшихся в Петровском, доходило до 22; библиотеки также увеличились, в них вместе считалось до 6 тысяч книг, и при библиотеках много было атласов и карт» [5].

Из тюремного каземата декабрист писал в письме к Н.Н. Шереметьевой 13 марта 1832 года: «…Если вы получите это письмо, то пришлите мне полные сочинения лорда Байрона по-англенски, парижское издание, которое стоит 25 рублей, и пришлите в переплёте» [6].

После каторги декабристов направляли на поселение в разные города Сибири. Девять из них отбывали наказание в Ялуторовске. Переписка свидетельствует о книжных пристрастиях ялуторовской колонии декабристов.        В октябре 1837 года П.Я. Чаадаев вместе с письмом направляет Якушкину произведения Беккереля и спрашивает, читал ли тот Кювье. Видимо, философские взгляды Якушкина и Чаадаева совпадали.

В 1838 году Якушкин пишет из Ялуторовска А.Ф. Бриггену: «Как вы знаете, я разделяю ваше восхищение Мильтоном. По–моему его «Потерянный рай» - одно из лучших произведений новейшей литературы. Думаю, что и в древней литературе, столь богатой пластическими образами, вряд ли найдётся образ, подобный образу Сатаны. Несмотря на величие, которым наделяет его поэт, он удивительно верен и вполне доступен пониманию человека. Я не читал «Возвращённый рай» и, вероятно, никогда его не прочту. По–моему нет ничего скучнее поэтического произведения, не порождённого священной искрой вдохновения и не возвышающегося над уровнем посредственности, а вторая поэма Мильтона этим именно и известна…» [7].

В переписке между Якушкиным и Бриггеном обсуждаются произведения В. Роско (1753-1831), английского историка, выступавшего против торговли невольниками, «Лоренцо Медичи» (1795), «Жизнь и понтификат Льва Х» (1805). Александр Фёдорович Бригген был одним из образованнейших декабристов. В Сибири занимался переводом «Записок» Юлия Цезаря на русский язык. В.А. Жуковский, будучи проездом в Кургане, читал этот перевод и одобрил литературный язык Бриггена; воспитатель цесаревича пытался помочь издать эту книгу, но безуспешно. Действительно, подтверждается замечание Якушкина: «У нас перевести хорошую книгу равносильно заслуге написать книгу в другой стране» [8].

Конечно, в Ялуторовске декабристы определяли круг чтения и для горожан.  В 1841 году в письме к Пущину Иван Дмитриевич сообщает: «Я иногда истинно раскаиваюсь, что давал ему читать Тьера [9], который жестоко раздражил мозги юноши (о польском ссыльном Романе Циподском - О. К.). По отъезде вашем из Ялуторовска он чуть–чуть не расстался навсегда с Матвеем Ивановичем вследствие разговора между ними о французской революции…» [10].

«История французской революции» Тьера была издана в Париже в 1827 году и многократно переиздавалась. Запрет на неё в России был вызван общим сочувствием к великой французской революции, которым проникнута эта книга. Первый русский перевод вышел в свет только в 1873-1877 годах. Тьера также читали в оригинале. В 1846 году в России опубликовали «Историю Консульства и империи во Франции» Луи Адольфа Тьера в переводе Ф. Кони, во вступительной статье к данному изданию упоминается об «Истории французской революции».  А Л. Тьера часто сравнивали с Вольтером с точки зрения описания исторических событий простым языком.

И.И. Пущин, отбывающий наказание в Туринске, и декабрист Павел Сергеевич Бобрищев-Пушкин, живущий в Тобольске, совместно перевели великолепный труд Блёза Паскаля «Мысли». В мае 1841 года И.Д. Якушкин отправил перевод Е.А. Энгельгардту: «Почтенный друг, будьте крёстным отцом возрождённого русского Паскаля… Перевод довольно отчётливый – пора старому Паскалю явиться на нашем языке… Постарайтесь денежно вознаградить труд Павла Сергеевича Пушкина… Это вознаграждение для него, с больным его братом, будет существенно полезно…» [11].  Но Энгельгардту не удалось издать перевод «Мыслей» Паскаля, сделанный декабристами. Что, впрочем, и предвидел Якушкин - перевод не пропустила цензура. А в 1843 г. в Петербурге издали «Мысли» Б. Паскаля в переводе И. Бутовского. 

Блёз Паскаль (1623-1662) - французский математик, физик, механик (суммирующая машина Паскаля), философ. Его работа «Мысли о религии и других предметах» вошла в классику французской литературы. Труд посвящён вере в Бога: «Есть только три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему, эти люди разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут его, эти люди безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его, эти люди разумны, но пока несчастны».

Паскаль исследовал природу человека, смысл его существования на земле: «Человек велик, сознавая своё жалкое состояние.  Он жалок, что таков и есть на самом деле. Но, велик, потому что осознаёт это. Осознание этого и есть величие человека».  И ещё: «С нами поступают так, как мы хотели бы, чтобы поступали с нами; мы ненавидим правду, и её скрывают от нас; желаем лести и нам льстят, мы любим чтобы нас обманывали и нас обманывают…» [12].

Зато книгу швейцарского писателя Рудольфа Тенфера Егор Антонович Энгельгард переслал И.И. Пущину с просьбой перевести для публикации в 1842 году. Пущин дал своё согласие при условии, что вырученные от издания деньги пойдут на помощь осиротевшим лицеистам. В этом весь Иван Иванович!

Неоднозначную реакцию у декабристов вызвала книга Александра Дюма «Учитель фехтования». Это видно из переписки в 1841 году И.И. Пущина, Н.Д. Фонвизиной, И.Д. Якушкина по поводу этого произведения. Его сюжет связан с историей брака Анненковых и был подсказан Дюма неким Гризье, у которого Анненков брал уроки фехтования. «…Вся эта книга состоит из сплетней, без порядку нанизанных, о России вообще и в особенности о Тайном обществе, которое сочинитель знает из доклада Комитета, прочитанного им, кажется, без малейшего внимания… Всё это вместе – пренеистовая глупость; убедите Прасковью Егоровну, что произведение Гризье нисколько не заслуживает особенного её внимания и ещё менее её негодования; он старался изобразить её и графа Анненкова в прекрасном виде; только понятие его о прекрасном довольно уродливое, и то, может быть, для нас русских, а не для французов» [13].

«…Прасковья Егоровна непременно хочет, увидевши, в чём дело, написать к своей матери в Париж с тем, чтоб её ответ на клевету, лично до неё относящуюся, напечатали в журнале. Я понимаю, что это непременно должно сделать. За что её, бедную, лишают единственного её богатства и чернят тогда, когда она совершенно чиста. Если от Вадковского не будет этой книги, мы её достанем из Франции. Нельзя ничего сказать, не прочитавши. Я всё секретничаю - не хочется прежде времени её тревожить. Между тем пусть добрый Матвей Иванович напишет мне резюме того, что о ней в книге сказано» [14]. Иван Иванович Пущин, находясь на поселении в Туринске, в этой ситуации хотел решить юридическую сторону вопроса по поводу клеветы в адрес Анненковой.  

Фрагмент «Записок Гризье» опубликовали в «Пчеле», полностью произведение А. Дюма «Учитель фехтования» вышло в газете «Дебаты» (DEBATS), известной в XIX веке парижской буржуазной газете литературно-политической направленности. В ней публиковались Виктор Гюго, Шарль Надье, Александр Дюма-отец, Эжен Сю, Шатобриан, А. Шлегель. В России «Дебаты» были запрещены, но декабристы, находящиеся на поселении, имели возможность читать эту газету: «Что мне за дело до его ценза, я люблю, что он дельно издаётся и что в нём больше полноты, нежели в других журналах» (Письмо И.И. Пущину М.И. Муравьёву-Апостолу за 1841 год).

 И в письме Якушкина И.И. Пущину читаем: «С прошедшей почтой 54-й номер «Debats» к вам отправлен; на днях Матвей Иванович опять получил кучу номеров от Свистунова, который по прочтении перешлёт к вам» [15].   В 1841 году И.И. Пущин в письме к Якушкину сетует на Тобольск по поводу задержки шести номеров ежемесячного французского издания, а в марте 1850 года Петру Свистунову отправляет еженедельный журнал «Le Siecle».

Русские периодические издания декабристы получали в полном объёме: «Москвитянин», «Вестник Европы», «Сын Отечества», «Полярная звезда», «Отечественные записки», «Современник», «Московский телеграф». Более того, они с лёгкостью ими обменивались посредством сибирских купцов. 

В 1844 году Пущин, будучи гостем М.И. Муравьёва-Апостола, с удовольствием зачитывал вслух строки из произведения Эжена Сю «Вечный жид», конечно, в оригинале. Это - легенда об Агасфере, прототипом которого послужил еврейский ремесленник. Согласно ей, когда Христа вели на Голгофу, он, утомлённый тяжестью креста, хотел присесть у дома еврея, тот же не дал такой возможности, за что и был обречён на вечное скитание.

Произведение ещё одного французского писателя Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году» долго обсуждалось в кругу ялуторовских декабристов. Книга была доставлена Пущину в конце 1848 года через Василия Львовича Давыдова, конечно, вопреки запрету цензуры. Опальным дворянам не понравилась оценка писателя, данная народу России - осознание и принятие рабского существования: «Российская империя - это лагерная дисциплина вместо государственного устройства, это осадное положение, возведённое в ранг нормального состояния общества». Ведь они-то и поплатились, некоторые даже ценой жизни, за попытку изменения жизни русского народа в лучшую сторону.

Василий Жуковский тоже нелестно отозвался о самом авторе, однако не смог не признать того, что большая часть написанного А. Кюстином соответствует действительности. Современник декабристов Александр Яковлевич Булгаков в 1844 году так охарактеризовал книгу: «И чёрт его знает, какое его истинное заключение, то мы первый народ в мире, то мы самый гнуснейший!» [16]. Труд де Кюстина вызвал возмущение и русского самодержца, несмотря на лестную характеристику, данную ему: «Пётр Великий не умер! Нравственная сила его по-прежнему жива и по-прежнему деятельна: Николай – первый истинно русский государь, правящий в России после основателя её столицы». Николай Первый поручил жандармскому ведомству найти несколько современных Кюстину русских авторов для публикации во Франции опровержения. Массовому же читателю России книга и опровержения остались так и не известны, хотя в Европе они переиздавалась десятки раз.

С огромным удовольствием и интересом декабристы наблюдали за творчеством русского писателя Дмитрия Григоровича. Его первые публикации «Штука полотна», «Петербургские шарманщики» и «Театральные фельетоны» произвели великолепное впечатление на ялуторовскую колонию. Дмитрий Григорович стал известен благодаря напечатанным в «Современнике» произведениям «Деревня» и «Антон Горемыка», а Пущин в письмах Матюшкину рекомендовал прочесть ещё и «Рыбаки»: «Новая школа русского быта. Очень удачно! - нередко мороз по коже, как при хорошей музыке» [17]. И действительно, колоритный язык автора захватывает любого читателя: «Крестьянину разориться нетрудно: прогуляй недели две во время пахоты да неделю в страдную, рабочую пору - и делу конец[18].

В 1842 году Пущин переслал с Погодаевым для Натальи Дмитриевны Фонвизиной индийскую эпическую поэму «Наль и Дамаянти» в переводе В.А. Жуковского. Поэма повествует о безграничной любви, которую, несмотря на все препятствия, сохраняют герои. Возможно, такое же чувство в тот период своей жизни испытывал сам Иван Иванович.  Во всяком случае, вдова генерал-майора Михаила Фонвизина и Иван Пущин обвенчались в 1857 году.

Декабристы прочитывали огромное количество литературы, издаваемой в России и за её пределами. Это стало возможным благодаря дружескому общению с местным купечеством. Новинки литературы читались вслух, когда ялуторовская колония собиралась вместе во время званых вечеров, ужинов.   Чтение затягивалось на долгие часы, а обсуждение прочитанного - на годы. Произведения обсуждались с «соузниками» по ссылке посредством писем. Это живое общение помогло им во время каторги и ссылки в Сибири. 

 

Примечания

 

  1. Записки, статьи, письма декабриста И.Д. Якушкина. под. ред.: С.Я. Штрайха, М., 1951.
  2. Сибирь и декабристы. Вып.1. – Иркутск, 1978. С. 205.
  3. Пущин И.И. Записки о Пушкине. Письма. М., 1988. С. 69.
  4. Записки, статьи, письма декабриста И.Д. Якушкина. под. ред.: С.Я. Штрайха. М., 1951.
  5. Там же. Стр.131.
  6. Там же. Стр. 257.
  7. Там же. Стр. 259.
  8. Там же.
  9. Тьер Л.А. История французской революции.
  10. Записки, статьи, письма декабриста И.Д. Якушкина. под. ред.: С.Я. Штрайха, М.,1951.
  11. Там же.
  12. Паскаль Б. Мысли. М.: «Мир энциклопедий Аванта +, Астрель, Времена 2», 2009. 256 с.
  13. Записки, статьи, письма декабриста И.Д. Якушкина. под. ред.: С.Я. Штрайха, М., 1951.
  14. Пущин И.И. Записки о Пушкине. Письма. М., 1988. С. 162-164.
  15. Записки, статьи, письма декабриста И.Д. Якушкина. под. ред.: С.Я. Штрайха, М., 1951. С. 271.
  16. Александр Яковлевич Булгаков - российский государственный деятель, дипломат, сенатор, московский почт-директор. Его письма, изданные в трёх томах, рисуют яркую картину жизни русской аристократии XIX века.
  17. Пущин И.И. Записки о Пушкине. Письма. М., 1988. С. 287.
  18. Григорович Д.В. Рыбаки. 1853.

"Краеведческая конференция "Наше наследие - 2015":Материалы докладов  и сообщений"- Ишим, 2016,- СС, 85 - 89

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»