Миллер К.А.,
экскурсовод АУ
«Центр культуры и досуга
Юргинского муниципального района»

 


Ф. С. Коровин, организатор коммуны Северное сияние

Одной из важнейших задач партийно-государственного руководства на рубеже 1920-1930-х годов стало вовлечение в процесс индустриализации сельского населения страны. Это предполагало насыщение рынка промышленными товарами, в которых нуждалось крестьянство, и получение в обмен на них необходимого сырья и хлеба. Сталин и его окружение пошли по пути более простому для него, но трудному и мучительному для деревни.

До революции сибирское крестьянство было более зажиточным, чем крестьянство Европейской России. Во многом эта особенность сохранилась и в период НЭПа: здесь преобладали средние по достатку хозяйства, немало было и весьма обеспеченных. Поэтому убедить крестьян-сибиряков в необходимости серьёзных изменений их жизни было очень сложно.Поскольку большинство крестьян не желало расставаться со своим хозяйством, проведение коллективизации в кратчайшие сроки неизбежно приобретало насильственный характер.

Крестьян принуждали вступать в колхозы, запугивая их лишением избирательных прав, высылкой и т.п. Важнейшим же средством насильственного объединения крестьян в колхозы стала угроза раскулачивания. У «кулаков» конфисковывали имущество, и без суда, со всей семьёй, нередко в страшные морозы, в переполненных скотских вагонах их отправляли в отдалённые районы страны. Коллективизация сибирской деревни приняла особенно жестокие формы и имела разрушительные последствия. Это вполне понятно, если учесть относительную зажиточность сибирских крестьян. К тому же в Сибири особенно усердно насаждались коммуны. Большинству сибиряков все эти затеи были глубоко отвратительны, слово «коммуна» среди них долгое время было ругательным, а колхоз оценивался как новое крепостное право.

Ростками социалистического хозяйствования на земле в 1920-е годы стали коллективные хозяйства: коммуны (где обобществлялось всё: земля, лошади, коровы, одежда, ложки, табак и т.д.), артели (в них обобществлялись лишь основные средства производства). В коммунах и артелях применялась уравнительная система распределения продуктов независимо от количества и качества труда, делили поровну по числу едоков в семье. Учёта труда не велось. Производительность труда была низкой.  В нищенском состоянии они просуществовали до конца 1920-х годов.

На территории колхоза «Страна Советов» была создана коммуна «Северное сияние» и «Пробуждение» в Лабино. Организатором и председателем «Северного сияния» был коммунист Коровин Фёдор Сидорович. Энергичный, волевой человек сулил сплотить вокруг себя верных революции людей. Коммуна была организована в октябре 1919 года. Это было небольшое, в 10 крестьянских дворов, хозяйство. Оно имело 85 десятин земли. В коммуну крестьяне обобществили семь лошадей, три коровы, шесть телят и быка. Из сельхозинвентаря в коммуне были четыре однокорпусных плуга, десять деревянных борон, соха и одна сенокосилка.Новую жизнь коммунары начали на чистом месте, выбрали живописный уголок на берегу речки Новорусихи. На первых порах жили в землянках. Теснота, неустроенность не смогли сломить духа строителей коммуны. Они с энтузиазмом приступили к работе. Сумели раздобыть пять возов ржи, и осенью засеяли озимое поле, весной посеяли яровые примерно на 25 гектарах. Осенью 1920 года коммунары собрали первый урожай: 2500 пудов зерна. Из них 117 пудов сдали государству. За зиму 1920 года коммунары построили два жилых дома и двор для животных. Коммуна прожила всего 14 месяцев.

В январе 1921 года в Ишиме вспыхнуло кулацко-бандитское восстание. Подняли головы и крестьяне Юргинской волости. Они жестоко расправились с организаторами первой коммуны. Почти все они были расстреляны.Хотя коммуна прожила недолго, но её организатор Ф.С. Коровин и его товарищи показали путь к новому социалистическому сельскому хозяйству, укрепили веру людей в силу коллективного хозяйства. Люди не забыли подвиг первопроходцев.

В 1928 году на территории колхоза «Страна советов» возникла вторая коммуна – «Красный октябрь». Под усадьбу было выбрано возвышенное место у небольшой речушки. Там были построены два жилых дома для животноводов, свинарник, картофелехранилище. Сами коммунары жили в домах, которые находились в с. Юргинское и д. Палецкая. Первым председателем коммуны избрали Михаила Ильича Анисимова, который руководил один год. Как способного перспективного работника его направили на учёбу в Москву. С 1929 по 1931 годы председателем коммуны работал уроженец д. Палецкая коммунист Михаил Игнатьевич Кузнецов. При организации коммуны землю ей выделили из госземфонда: более 200 га пахотной и 300 га пастбищ и сенокосов. В 1931 году на территории колхоза «Страна советов» организуется ещё семь сельхозартелей. В период коллективизации коммуны постепенно распускаются, и начинают организовываться колхозы. С 1931 по 1935 годы их появилось 15.

Бешеные темпы коллективизации были на территории нашего района. По плану в 1930 году надо было построить 11 колхозов с 4350 дворами и 21744 едоками. На 1 января было организовано 76. В них было вовлечено 5333 единоличных хозяйства и 29084 человека. Обобществлено 10854 пуда семян и 26640 десятин пашни.Из протокола Заседания пленума Плетнёвскогос/с от 21 ноября 1929 года следует: «Организовать сельхозартель по всему с/совету на 100%. Немедленно приступить к проведению собраний и в трёхдневный срок провести всю работу по организации сельхозартелей в каждом земельном обществе».

Наиболее сильным был колхоз «Искра» (в Новой Деревне). Восемь лет им руководил Ващенко Филипп Андреевич. Колхоз собирал высокие урожаи зерновых. Особое положение в этом хозяйстве занимало племенное коневодство. За высокие показатели в полеводстве и за образцовое ведение племенного коневодства председатель колхоза, единственный из Юргинского района, был удостоен чести быть участником I съезда колхозников-ударников, который состоялся в 1933 году.

В 1927- 1928 годах крестьянство, выполнив свои обязательства по сельскохозяйственному налогу, отказалось продавать хлеб по низким закупочным ценам. В результате к январю 1928 года хлеба было заготовлено на 128 млн. пудов меньше. Вводится принудительная система заготовки хлеба. Комиссия по содействию хлебозаготовкам (Комсод) устанавливала норму сдачи хлеба для каждого крестьянского хозяйства. Если крестьянин не выполнял её, существовал порядок штрафов: увеличение нормы до двух, трёх, пятикратных размеров.Например, на заседании пленума Плетнёвского с/с постановили наложить пятикратный штраф на «злостных несдатчиков хлебозаготовок»: «Басов Василий - 735 рублей, Сергеев Осип - 1145 рублей, Шевардаков Иван - 970 рублей». Далее суд. Изъятие излишков и репрессии позволили не только выполнить, но и перевыполнить план хлебозаготовок на 5%. Однако на следующий год крестьяне ответили снижением посевных площадей.

Пленум Плетнёвского с/с 18 июля 1928 года постановил: «Учитывая важность и необходимость выполнения плана маслозаготовок, закрыть все частные сепараторы, неподчинившихся отдать под суд. Уполномоченным по участкам строго следить, как идёт сдача излишков молока на завод. На злостных укрывателей составить акт и сдать под суд».

Массовая коллективизация началась после статьи Сталина «Год великого перелома», опубликованной в «Правде» 7 ноября 1929 года. Уже к 1 марта 1930 года в Тюменском, Тобольском и Ишимском округах было включено в колхозы более 70% всех крестьянских хозяйств. Несмотря на массовый террор, насильственно созданные колхозы оказались непрочными и уже весной 1930 года начали распадаться. К маю 1930 года в колхозах Тюменского округа осталось чуть больше 20% крестьянских хозяйств.

На общем собрании граждан д. Заозерная 22 марта 1931 года постановили: «Отмечая слабое выполнение подготовки к весенней посевной кампании и ссыпки семян, а также отпирающим в колхозном строительстве, предложить сделать решительный перелом по ссыпке семян к 25 марта. Под личную ответственность, за слабую работу и нехотение, принимать жёсткие меры».Проведённая коллективизация разрушила крепкие индивидуальные крестьянские хозяйства, свела на нет местное фермерство, и не принесла улучшения жизни народа.На очередном собрании колхозников слушали разбор заявления Труфанова Иосифа о выходе из колхоза. Постановили: «Заявление т. Труфанова удовлетворить и не считать членом с/х артели «1 Мая» всю семью».

Весной 1933 года государство было вынуждено предоставить ещё недавно богатым зауральским округам ссуду, чтобы колхозы смогли засеять поля и продержаться до нового урожая. Одновременно шло усиление налогового обложения и прямого давления на единоличников.Продукцию колхозы сдавали государству по ценам, которые не окупали затрат на её производство. Оплата труда по трудодням была мизерной, и не могла обеспечить минимальный прожиточный минимум. Отсутствие заинтересованности в работе, слабая техническая оснащённость, невысокий уровень агротехники приводили к низким показателям с/х производства: урожайность зерновых 8-10 ц с га, от одной коровы молока получали как от хорошей козы. Спасением для большинства крестьян было приусадебное хозяйство.

В Юргинском районе жителей деревни Дмитриевка, нежелающих вступать в колхоз, выселили в течение одной ночи. Газета «Красное знамя» сообщала, что уполномоченные «в 15-30 минут глубокой ночью вышибали бедняков и середняков из их избушек и гнали за 15 километров в чужую деревню».В подтверждение тому - выписки из протоколов общего собрания граждан деревни Субботиной и бедняцкого собрания деревни Пороги Соколовского с/с, состоявшихся 27 января 1930 года:«Гр-н дер. Дмитриево выселить из пределов Тюменского округа, разумея классовый принцип»,«В отношении гр-н дер. Дмитриево клеймить позором всех, как уклоняющихся от проводимых мероприятий советской власти, просить с/с принять самые репрессивные меры к таковым».

В ходе коллективизации в Сибири были окончательно уничтожены возможности для развития фермерского хозяйства, но созданы все условия для развития крупного хозяйства в форме государственных совхозов или коллективных хозяйств.Таким образом, политика коллективизации вместе с раскулачиванием привела фактически к раскрестьяниванию, в сибирских сёлах почти не осталось единоличных хозяйств. Крестьянин перестал быть хозяином на земле, потерял право распоряжаться средствами производства и произведённой им продукцией. Сибирскому крестьянству пришлось вновь проявить упорство и терпение, приспособиться к новым для него коллективным условиям хозяйствования, и уже в новом статусе колхозного крестьянина заниматься привычным за столетия делом – кормить себя и государство.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие - 2017":Материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2017.- СС. 45-48

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»