Н. В. Медведева,
сотрудник МАУК ЗГО
«Заводоуковский краеведческий музей»

 

21 октября 1941 года в  посёлок Заводоуковский прибыл  эвакуированный из Воронежа авиационный завод  № 499. Возглавлял  его Александр  Сергеевич Москалёв. Он  был не только талантливым  авиаконструктором, но и отличным  организатором  производства, умел  ценить свои кадры, прекрасно сознавая, что во многом  от них  зависит  успешная работа предприятия. Наряду с ним  в  Заводоуковский ОКБ входили ведущие конструкторы А. Никифоров  и Н. Некрасов, чертёжники-конструкторы В. Гурвич, Л. Шафран, расчётчики Воробьёва и В. Рычик, технолог  Н. Морецкий, военпред  С. Вайнтрауб, лётчик- испытатель А. Гусаров. 

Для работы на авиазаводе активно привлекалось и местное население, в  том  числе подростки, которые работали наравне со взрослыми. Большинство из них  начинало свою трудовую деятельность на так  называемом  первом объекте, разместившемся в  мастерских  Новозаимского зерносовхоза. Делали шпангоуты, стренгера, «носовички», «щёки». Как  правило, там  же работали и пенсионеры. Например, Василий Петров, Николай Шохин.

8 сентября 1942 года в  15-й слесарный цех  устроился 15-летний Алексей Михеев  по совету своего друга-заводчанина Владимира Чешенцева. Наставником  у него был слесарь Пашков, бригадиром  Тараканов. Последний приехал  из Воронежа как  ведущий специалист. Настоящими мастерами своего дела были слесари Потапов  и Янковский. Их  бригада изготовляла шасси для самолётов.

Лёня, как  ласково называли подростка Михеева, оказался способным  учеником. Когда пришла пора призыва в  армию, ему дали бронь, присвоив  высший разряд  слесаря. Вместе с  заводом  он  уехал  в  Ленинград  в  45-м, но однажды, будучи в  отпуске на родине, он  встретился с  Шарниным, директором  Новозаимского ремонтно-механического завода, образованного на базе станков  и оборудования авиазавода  № 499. Тот  предложил  ему  работать на возглавляемом  им  предприятии – Шарнин, как  и Москалёв, большое внимание уделял  работе с  кадрами. Так  А .С. Михеев стал одним из старожилов  завода «Тюменьсельмаш».

Перед  призывом  в  армию успел  поработать на авиазаводе Валентин Иванович Супруненко, ветеран  Вооружённых  сил, мастер  спорта СССР по современному пятиборью. Аэродром  в  Заводоуковке строил  его отец, работавший на грейдере. За отличие в  труде Ивана Супруненко наградили почётным  полётом  на самолёте. После некоторых  колебаний: «Чай вiн упаде?» и уговоров  родственников  он  согласился, чем  привёл  в  бешеный восторг  местную детвору.

До призыва в  армию на заводе работали также Константин Волков, Валентин Карев, Николай Макаров. Последний ушёл  на фронт  добровольцем.

В  июне 1942 года пришёл  на завод  учеником  столяра Алексей Николаев. Слесарем- сборщиком  устроился в  12  цех  15-летний Александр  Кушнарёв, уже имевший опыт  работы в  механических  мастерских  Заводоуковского промсовхоза, где он  трудился под  началом  Николая Фёдоровича Алексеева - того самого мастера, что наладил  для авиазавода его энергетическое «сердце» – законсервированную паровую машину марки «Бр. Бромслей», что осталась от купца Колмакова. В  том  же 12 цехе работали его друзья Вениамин Просеков  и Владимир Лесечко. Они создавали хвостовое оперение самолётов.

На авиазаводе  № 499  трудилось много женщин  и девушек. Среди них  Александра Агишева, Людмила Безрукавникова, Клавдия Белозёрова, Таисия Блинова, Анна Ежеменская, Таисия Исакова, Татьяна Кинчина, Валентина Колобова, Таисия Мерзлякова, Зинаида Морозова,  Клавдия Мусихина, Панна Фёдорова.

Анастасия Комарина (Рожкова) и Антонина Некрасова (Вишнякова) работали в  отделе кадров. Когда началась борьба с  бандеровщиной, Анастасия Комарина по решению партии уехала на Западную Украину. А Антонина Марковна по своей инициативе ушла воевать с  фашистами. Ей на смену пришла старшая сестра Екатерина, комиссованная с  фронта по ранению. (В  41-м она, приписав  себе годок, ухитрилась уйти на фронт  семнадцатилетней.) Сначала она работала в  военизированной охране вместе с  Григорием Фоменко. Когда ушли проблемы со зрением (последствие контузии), перешла в  цех: клеила «полку» - центральную часть крыла планёра. Здесь же в  13 цехе токарем  работал  Игорь Антонов, а руководил  этим  цехом  его отец Василий Ермолаевич Антонов, «очень человечный человек», как  отзывается о нём  Е. М. Некрасова. Она вспоминает  такой эпизод. Антонов  пообещал  ей дать кратковременный отпуск, чтобы съездить в  Тюмень к  брату Николаю, которого вот-вот  должны были отправить на фронт  после окончания военно-пехотного училища, эвакуированного из Таллина. Но с  условием, что она подготовит  себе замену. Ученицей Екатерины Марковны стала Нина Кондратьева – Ниночка - 15-летняя девочка из форта Серая Лошадь, расположенного под  Ленинградом.

Николай Некрасов  тоже хотел  пойти работать на завод, но директор  школы Е. Н. Дружинина убедила его окончить 10 классов, так как он  очень хорошо учился. После того, как  Екатерина Некрасова проводила брата на фронт, её перевели в  ОТК следить за тем, чтобы не прошёл  брак.

В  мае 1943 года устроилась на завод  в  качестве бухгалтера расчётного стола Александра Ивановна Честных (Белоголова). Когда сильно заболела мать, на завод  пришлось пойти и её младшей сестре, которой едва исполнилось пятнадцать.  Среди коллег  Александры Ивановны были одесситка Валентина Николаевна Ведчук – старший бухгалтер, ленинградка Анна Тарасовна Тарасова – главный бухгалтер. Вообще же на заводе работало довольно много приезжих – эвакуированных  из Воронежа, Ленинграда, Одессы, Москвы. К  примеру, начальник ОТК Николай Власов, чертёжник  Григорий Арфин, контрольный мастер  Клавдия Иванцова, мастер  Николай Горожанкин  и его супруга Мария Горожанкина, нормировщица Серафима Гусарова - воронежцы, сборщица Рита Кузнецова, токари Лидия Молотова и Диана Гуревич, столяр  Нина Кондратьева - ленинградки.

Кроме Некрасовых, Честных  на авиазаводе работали сёстры: Вера и Катя Островские, Клава и Зоя Иконниковы, Нина и Валентина Колобовы. Семейную династию Созоновых  возглавлял  Александр  Иосифович. С ним  бок  о бок  трудились его дети – Александра и Анатолий. Георгий и Клара Дубенские работали под  началом  их отца, председателя завкома завода. Семьёй трудились и Талалаевы: Петр, Иван и Анна. Родственниками были также два Германа Иконникова, двоюродные братья Кушнарёвы.

Наряду с  семейными династиями на заводе образовывались новые семьи. Так  Павел  Бекишев, слесарь 14-го цеха, связал свою судьбу с  эстонкой Линдой Максим, работавшей в  11-м секретном  цехе чертёжницей. (К  началу войны она успела какое-то время поучиться в  Омском  сельхозинституте). Вместе с  заводом  они уезжали в  Ленинград. Там  трудились над  восстановлением  города. Линда Рихардовна подрабатывала, расчерчивая нотные тетради для самого композитора Рахманинова. Когда родилась дочь, пришлось вернуться в  Заводоуковку, т. к. Павлу Яковлевичу в  Ленинграде стало очень сложно прокормить увеличившуюся семью – родных  нет, а знакомые тоже едва сводили концы с  концами.

С  первых  дней становления завода работал  там  Геннадий Лыткин. Он  начал  свою трудовую деятельность в  16 лет. Был сначала слесарем-сборщиком, затем  помощником  машиниста. Он  стал отличным механиком. Когда завод  переводили в  Ленинград, Москалёв  предложил  ему переехать туда вместе с  семьёй. Неизбежные в  подобных  жизненных  случаях  сомнения были устранены решительным  директором  вполне по-москалёвски. Было решено выделить отдельную теплушку… корове Лыткиных. Так  благополучно вместе со своей кормилицей и запасом  сена семья Лыткиных  добралась до Ленинграда, да там  и осела.

Позже Г. Г. Лыткин  скажет  о своём  директоре: «О Москалёве у всех, кто знал этого человека, сохранились самые добрые воспоминания. Он  был честным, заботливым  и очень внимательным  руководителем. Его не только уважали все сотрудники, но можно сказать больше - любили». К  теплым словам о своём  директоре присоединяется Е. М. Некрасова и добавляет: «Москалёва не просто любили - его боготворили». Ведь было за что. На своём приусадебном  участке заводчане выращивали овощи, заготавливали крапиву, сосновую хвою и почки. Настои и отвары трав  были обязательными в  меню работников завода для профилактики простудных заболеваний, авитоминоза. «Живёте как  у Христа за пазухой!» - заявил  как-то Москалёву знаменитый конструктор  О. К. Антонов  после посещения заводской столовой.

Большую заботу руководства о здоровье своего коллектива подтверждает и тот  факт, что при заводе имелась своя поликлиника и небольшая больница, которые возглавляла Хана Марковна Генина. Ей пришлось стать универсальным  врачом, специалистов, положенных  по штату, не было. Да к  тому же и болезни встречались непривычные для Москвы: клещевой энцефалит, тулеремия, бруцеллёз, септическая ангина. Москалёв, как  мог, старался ей помочь. «Иногда было так: поздно ночью появляется в кабинете Хана Марковна, да не просто, а со слезами. Тащит  с  собой толстенную медицинскую книгу и просит: давайте попытаемся разобраться, что за болезнь появилась у нас. Сидим  вдвоём, листаем медицинские книги и решаем. Постепенно я стал  разбираться в  медицине» - вспоминает  Александр Сергеевич в  своей книге «Голубая спираль». За годы войны на заводе  № 499  не было похорон.

Была при авиазаводе своя швейная мастерская, где шили спецодежду, а также мастерская по ремонту обуви. При нём  построили и общую баню.

Следует  подчеркнуть, что работа на заводе была очень напряжённой. Была чрезвычайно строгая дисциплина, за опоздание на 15-20 минут судили. Панфилова (Дедкова) Мария Андреевна, с  17 лет работавшая на заводе маляром, вспоминает: «Рабочий день первой смены начинался в  8 часов и до позднего вечера. Случалось, что и сутками не выходили из цеха, и ночью работали и спали, постелив фуфайку у станка». Ей вторит Александр Кушнарёв: «Работали мы по 12 - 14 часов, с  редкими выходными… В порядке вещей было то, что спали прямо на полу из плах, на стружках». Зачастую работники конторы ходили помогать рабочим  в  цеха «на прорыв». Счетоводам  доверяли шлифовать крылья самолётов, делать покраску, копать траншеи под новые корпуса.

При всей интенсивности производственного процесса на заводе велась активная общественная работа, умели заводчане и отдыхать. Если выпадало свободное время после работы или в  выходные, молодёжь завода собиралась вместе в  клубе: пели песни, танцевали, играли.

На очень высоком уровне была шефская работа. Под  своё крыло взяли заводчане будущих  лётчиков из 1-й Московской спецшколы ВВС. Они сделали для своих  подшефных маленький одноместный планер, чтобы те могли тренироваться, пролетая в  воздухе   70-80 метров над  пустырём (в  районе нынешнего биатлонного центра).

Работники завода осуществляли шефство и над  эвакогоспиталем: изготовляли для выздоравливающих солдат  лёгкие чемоданы, рисовали праздничные открытки из обрезков ватмана. Для тех, кто не мог слушать «тарелку», делали наушники. Для оркестра при госпитале сдавали музыкальные инструменты. Так, например, Екатерина Некрасова не пожалела и отдала свою любимую гитару. Не жалела для раненых она и своей крови -  её регулярно сдавали доноры, которых  на авиазаводе было немало. 

Активно велась комсомольская работа. Технолог  Людмила Мефодьевна Гомолко руководила фронтовыми комсомольскими бригадами. По инициативе Н. Некрасова и Г. Арфина был организован сбор  средств  в  фонд  авиаэскадрильи «Омский комсомолец» -  сдавали деньги, кто сколько сможет.

Не забывал  Москалёв о льготах  и поощрениях для своих  подчинённых. Так  донорам, участникам  войны, инвалидам  давались бесплатные путёвки в  Ишимский дом  отдыха. Передовики производства получали почётные грамоты, благодарности, ценные подарки. Как  уже упоминалось выше – особо отличившиеся удостаивались чести вознестись над  посёлком  на самолёте. Их  отмечали также в  стенной газете, которую выпускала Софья Петрова, работавшая в  ОТК, доморощенная художница-самоучка. Заводчанам  очень понравился и запомнился дружеский шарж, где изображён Москалёв  и сопровождающие его лица. Под ним подпись: «Люблю тебя, моя комета, но не люблю твой длинный хвост».  

Да, любили рабочие своего директора – стремительного, деятельного, вездесущего. И он  умел  беречь свои кадры. Чего не скажешь о его вышестоящем  начальстве. В  Ленинграде Александр  Сергеевич, не ужившись с  московскими и местными властями, недолго руководил  заводом. Отличный организатор, талантливейший конструктор  ушёл  на преподавательскую работу.

Завод же, получивший название «Техприбор», сменил  выпуск  продукции, стал  закрытым  поставщиком  приборов  для авиационной и космической техники. Часть предприятия влилась в  завод  № 272, занимавшийся ремонтом самолётов.

А на сибирской земле авиазавод  № 499 оставил  своего пасынка – Новозаимский ремонтно-механический завод, переросший затем  в  завод «Тюменьсельмаш», который выпускал  не только сельскохозяйственную технику, но и выполнял  заказы ВПК.

Многие заводоуковцы  тем или иным образом  связаны с  этим заводом. Наряду с  вышеупомянутыми супругами Бекишевыми там трудились и трудятся другие мои родственники. Мой отец Валерий Иванович Бекишев, кавалер ордена Трудовой Славы 3-й степени, начинал там  свою трудовую деятельность в  качестве токаря-карусельщика. Пользуется заслуженным уважением  у заводчан  его дочь – инженер  конструкторского отдела Светлана Валерьевна Дедова.

Не ошибусь, пожалуй, если назову машзавод  градообразующим  предприятием. Он  и сегодня играет  большую роль в  жизни нашего города. От успешности его работы в  немалой степени зависит  наполняемость местного бюджета.

Лозунг  советских времён «кадры решают всё», на мой взгляд, не потерял  своей актуальности и в  наше время. Современный менеджмент уделяет вопросу подбора кадров  большое значение. Хочу выразить надежду, что руководители ОАО «Машиностроительный завод» так  же щепетильно будут относятся к  своим  кадрам, как  их  знаменитый предшественник, «крёстный отец» машзавода – А. С. Москалёв. Что протекционизм, кумовство, местничество будут чужды данному предприятию. Ведь известно, что крупные современные компании отказываются от практики приёма на работу по принципу родства, знакомства, «по звонку», ибо это негативным  образом сказывается на дисциплине, эффективности производства, подрывается авторитет  руководства, страдает  имидж предприятия.

В  заключение привожу слова ветерана труда, участницы Великой Отечественной войны Екатерины Марковны Некрасовой: «Побольше бы сейчас таких  Москалёвых – не заросли бы полынью поля, не закупали бы мы хлеб, мясо, овощи за границей…»

___________________

Литература

Алексеева В.Н. Предвоенный и военный Заводоуковск / информационная справка. Научный архив ЗРКМ № 22, 1997

Воеводина Т.С., Севостьянов А.А. Эвакуации тоскливый ад?( Заводоуковск глазами эвакуированных)/ информационная справка. Научный архив № 237 ЗКМ

Ермачкова Е.П. Летопись земли Заводоуковской – Заводоуковск: МУП «Омутинская фотография», 2006. с.94-96

Карманова И.Л. Авиазавод №499/информационная справка. Научный архив ЗКМ № 25.

Копылов В.Е. Окрик памяти. Книга вторая. – Тюмень: издательская фирма «Слово», 2001, с.111-113

Москалёв А.С. Голубая спираль//militera.lib/ru/memo/Russian/moskalev_as/index/html

Хлебный, целебный, лесной…Заводоуковский район: история, события, люди» (Отв. Ред. В.М.Калин) – Екатеринбург: Среднеуральское книжное издательство, 2004, с.104.

   

Календарь событий

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»