О конференции "Наше наследие"

 

Традиционная одиннадцатая краеведческая конференция «Наше наследие» прошла в  Заводоуковске 24-25 октября 2019 года. Она была посвящена 75-летию Тюменской области, 30-лети.ю Заводоуковского краеведческого музея, коллективизации в СССР и её влиянию на развитие сельского хозяйства, и ставшему уже традиционным изучению генеалогического наследия земли Заводоуковской.

Подводя итоги конференции, участники конференции предлагают:

  1. Отметить высокий уровень докладов и весомый вклад конференции «Наше наследие» в сохранение культурно-исторического наследия;
  2. Рекомендовать оргкомитету и учредителям продолжить проведение научно-практической конференции «Наше наследие»;
  3. Издать сборник материалов краеведческой конференции «Наше наследие» 2018 года;
  4. Очередную конференцию «Наше наследие» посвятить
    - 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне;
    - 60-летию со дня присвоения Заводоуковску статуса города и 55-летию образования Заводоуковского района;
    - кроме того продолжить изучение генеалогического наследия юга Тюменской области.




 

 
   

По данным Метрической книги Ялуторовского полицейского управления, Авксентий Колмаков, старший сын Степана Васильевича и его первой жены Сусанны Алексеевны, в девичестве Шилавской, родился 15 февраля 1869 года на Колмаковской Заимке. Закончил Тюменское реальное училище.

Прописан Авксентий Степанович был в Ялуторовске, но жил в основном в Тюмени, в собственном доме, построенном для В.В. Колмакова в 1886-1888 годах на углу улиц Царской (Республики) и Голицына (Первомайской) тюменским архитектором Юлием Осиповичем Дютелем. Правда, Василий Васильевич предпочитал жить на Заимке, поближе к святым скитам, считая Тюмень слишком суетной. Дом и всю его огромную торговую империю из рук Василия Васильевича всё больше принимал Авксентий Степанович, который по переписи населения 1897 года числился «управляющим конторы». А вот на Колмаковской Заимке он собственным домом так и не обзавёлся и когда приезжал туда, почему-то останавливался у двоюродного брата Федота, а не у родного Кирьяка.

Авксентий Степанович Колмаков был членом учётного комитета городского банка (1907), членом избирательной комиссии по выборам в Государственную Думу (1907), гласным городской Думы, одним из инициаторов письма в правительство с обоснованием необходимости проведения железной дороги от Тюмени на Омск

По воспоминаниям современников, Авксентий всегда смотрелся франтом, ездил на рысаках. Известен он был и своей любовью к женскому полу. Еще учась в училище и приезжая на каникулы домой, славился тем, что не обходил своим вниманием ни одну симпатичную крестьянскую девушку. Став деловым человеком, отметился любовными похождениями в Ишиме, Тобольске, Омске, Екатеринбурге – везде, где были торговые интересы у Товарищества Колмаковых. А его настырные ухаживания за супругой заводоуковского лесничего Янковского, по уверениям земляков, привели к тому, что станция Тюмень-Омской железной дороги (а, следовательно, впоследствии и наш город) стала называться не Колмаковской, а Заводоуковской. Яко бы Антон Иосифович Янковский, поляк, дворянин, титулярный советник, не выдержал такой откровенной наглости и написал на Авксентия Степановича жалобу: не гоже, дескать, увековечивать на географической карте имя такого аморального типа.

 

Но были у Авксентия Колмакова и положительные черты. Он широко занимался благотворительностью. Купца часто приглашали в реальное училище, которое он окончил, на студенческие вечера. Сбор от вечеров шёл на помощь нуждающимся студентам. Дорогой гость покупал бутылку шампанского по неимоверной цене – 100 рублей. Авксентий был и благотворителем женской гимназии, помогал продовольствием бедным. За свои благодеяния 1 января 1917 года был удостоен звания «Личный почетный гражданин».

Однако забота о бедных не спасла его в годы революции. В конце апреля 1917 года одна из служанок заявила, что у купцов спрятано в тайниках под землёй много дефицитных товаров. «Сибирская торговая газета» сообщала: «Милицией был произведен осмотр кладовых и подвалов в доме Колмаковых. Не удовлетворившись, на предмет тайников проверили сортиры, опуская в них щупы по 4–5 саженей длиной. Кайлом была разбита мостовая у дома, наткнулись на старую помойную яму, принялись за ее раскопку с энергией, достойной лучшей участи, но дошли лишь до вонючей грязи и чем глубже, тем смраднее. Но никаких закопанных вагонов с сахаром и махоркой так не нашли.

В эти дни в громадном дворе Колмаковых стояли десятки солдат с ружьями, сотни любопытствующих… толпились во дворе. Ходили самые фантастические слухи о находках, все ждали, когда начнут раздавать найденное. Нервно возбужденный народ расходился только глубокой ночью. Список найденного продовольствия – 400 пудов окороков, 145 бутылок красного вина, 3 ящика вермишели, 1 мешок кофе, 5 бочек меда, 3 бочонка соленого сливочного масла. Из списка всем ясно, что товарищество не утаило ничего такого, что могло бы вызвать повышение цен, а весь обыск – недоразумение и угодничанье толпе. Разнузданная толпа, не удовольствуясь результатами поисков, устроила самочинный обыск на квартире А.С. Колмакова и угрожала хозяину. В ночь на среду 12 апреля А.С. Колмаков явился на квартиру председателя Временного Исполнительного Комитета Н.И. Беседных и отдал себя в распоряжение Комитета. Под воинским конвоем А.С. Колмаков был препровожден на гауптвахту. Это было сделано, чтобы обезопасить г. Колмакова от толпы».

Но пережить 1917-й Авксентию Колмакову не посчастливилось. В разделе криминальной хроники «Сибирской торговой газеты» появилась заметка: «Утром 13 августа на парадном крыльце собственного дома обнаружен труп известного в Тюмени коммерсанта Авксентия Степановича Колмакова… Рассказывают, что у покойного вечером было двое барышень, которых он пошёл провожать парадным ходом, как он обычно это делал, там его и поджидали убийцы».

Через полтора месяца после громкого преступления  та же «Сибирская торговая газета» писала: «На днях в милицию явилась женщина, живущая в прислугах у бывшей содержательницы кухмистерской на Потаскуе, и заявила, что её хозяйка убила А.С. Колмакова, а она сама была сообщницей и стояла на страже, когда та была в передней Колмакова. Про порядки в доме Колмаковых убийцам рассказал колмаковский дворник- татарин. При дележке награбленных вещей между нею и хозяйкой возникла ссора. Хозяйка, здоровенная женщина, сильно её избила, тогда она решила открыть преступление. Обе женщины – и хозяйка, и прислуга – арестованы; прислуга помещена в тюремную больницу, так как все еще сильно болеет вследствие нанесённых побоев. Обвиняемая отпирается, говорит, что прислуга наговаривает на неё по злобе».

Расследование преступления проводилось, но убийц так и не нашли. А Авксентий Колмаков стал последним представителем купеческой династии, похороненом на старообрядческом Глазуновском кладбище.

Слабость Авксентия Степановича к прекрасному полу была хорошо известна землякам, но это не помешало потом официальной пропаганде утверждать, что купца первой гильдии убили революционеры.

#культуразаводоуковска #культуравмассы

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»