О конференции "Наше наследие"

 

Традиционная одиннадцатая краеведческая конференция «Наше наследие» прошла в  Заводоуковске 24-25 октября 2019 года. Она была посвящена 75-летию Тюменской области, 30-лети.ю Заводоуковского краеведческого музея, коллективизации в СССР и её влиянию на развитие сельского хозяйства, и ставшему уже традиционным изучению генеалогического наследия земли Заводоуковской.

Подводя итоги конференции, участники конференции предлагают:

  1. Отметить высокий уровень докладов и весомый вклад конференции «Наше наследие» в сохранение культурно-исторического наследия;
  2. Рекомендовать оргкомитету и учредителям продолжить проведение научно-практической конференции «Наше наследие»;
  3. Издать сборник материалов краеведческой конференции «Наше наследие» 2018 года;
  4. Очередную конференцию «Наше наследие» посвятить
    - 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне;
    - 60-летию со дня присвоения Заводоуковску статуса города и 55-летию образования Заводоуковского района;
    - кроме того продолжить изучение генеалогического наследия юга Тюменской области.




 

 
   

От Камчатки до Латвии – земля советская

– Быть тебе танкистом! – сказал Николаю Ефимову председатель колхоза «Память Калинина» Юрий Вешкурцев. Руководитель новозаимского хозяйства договорился тогда с военкоматом дать парням, окончившим после школы курсы трактористов, отработать страду. Обещал, что взамен вооружённые силы получат готовых механиков-водителей.

Но у Николая были совсем другие планы на военную службу. Не зря каждый раз, когда в его родную Ольховку возвращались отслужившие в Погранвойсках ребята, он выпрашивал у них фуражку с зелёным околышем и гордо ходил в ней по деревенской улице.

- И всё случилось так, как я мечтал: 12 мая 1972 года самолёт с тюменскими призывниками приземлился в Елизово на Камчатке, - вспоминает Николай Маркович. – Мне старший брат, который тоже в этих местах служил, столько про здешние красоты рассказывал. Правда, то, что на сопках в середине мая ещё снега по пояс, немного смущало…

Спортивный, ловкий новобранец с отличным школьным аттестатом сразу был направлен в школу сержантского состава Виленского Курильского погранотряда. А окончив курс, сам обучал будущих младших командиров. Его отделение стало лучшим, Николаю обещали отпуск, но он уступил право съездить на родину товарищу, у которого родился сын.

Тем временем сержанта  Ефимова перевели в отдельную  авиационную пограничную эскадрилью отряда. Нет, пилотом он не стал, в авиачасти он числился… командиром стрелкового отделения. Сейчас подобные подразделения называются десантно-штурмовыми манёвренными группами – резервом и ударной силой начальника погранотряда.

Казалось бы, на Камчатке – в настоящем медвежьем углу, на краю земли – откуда взяться нарушителям границы? До ближайшего иностранного государства тысячи и тысячи километров студёного моря. Но «вертушки» пограничников нередко взмывали по тревоге в небо – то заслоны выставлять, а то и задержанных конвоировать. Чаще всего ими были японские рыбаки, любители ловить рыбку в чужих водах. Но иногда под браконьеров маскировались и настоящие шпионы – ведь неподалёку, в Петропавловске, находилась главная база атомных подводных лодок Тихоокеанского флота.

В ноябре 1973 года сержанта Ефимова отправили во Владивосток: в управлении Тихоокеанского пограничного округа формировалась спецкоманда для усиления пограничников Латвии. Дальневосточников перебрасывали на другой конец Советского Союза с соблюдением мер строжайшей секретности – небольшими группами, в гражданской одежде, на обычных пассажирских поездах.

–  Но все наши ухищрения тайну сохранить рассекретил… бригадир поезда, - улыбается Николай Маркович. – Недалеко от Москвы подошёл он к нам и говорит: вы, вижу я, ребята не простые, а у нас в одном купе едет опасный преступник – помогите задержать.

Сержанты Ефимов и Рыльчиков доказали, что пограничников учат не зря – скрутили здоровенного преступника и сдали московским милиционерам. Нож и заточка тому не помогли. А вот в Латвии блеснуть подготовкой тихоокеанцам не довелось – командировка прошла спокойно, без эксцессов.

После возвращения из Прибалтики Николай Ефимов служил в Приморье на заставе «Полтавка». Потом снова на Камчатке, обучал  молодых солдат в сержантской школе. Предлагали остаться на сверхсрочную, пойти  в пограничное училище, но Николай мечтал вернуться домой, пройтись по Ольховке уже в своей зелёной фуражке, похвастается значками. А было их немало:  «Отличник погранвойск», «Отличник ВВС», «Отличник Советской Армии», «Воин-спортсмен».

- Да, было время золотое… - говорит Николай Маркович. – Об одном жалею, не осталось у меня связи с товарищами по службе. Ведь много вместе со мной служило тюменцев, да через пару лет все адреса поменяли, разъехались по Союзу, потерялись. Эх, нам бы в то время все эти соцсети да Интернеты…

Но День пограничника для Николая Ефимова всегда был самым главным праздником. 28 мая за стол садилась вся семья – ведь и тесть и сын Николая Марковича тоже служили на границе.

Когда Николай Ефимов вышел на заслуженный отдых, он вступил в новозаимское отделение общественной организации «Боевое единство», с другими воинами запаса по школам и даже детским садам рассказывал ребятам о пограничной службе. А уж, какие памятные знаки участникам локальных конфликтов, морякам, пограничникам, десантникам, воинам подразделений особого риска поставили ветераны в селе!

- И нынче мы обязательно там соберёмся! – утверждает Николай Маркович. – Маски наденем, перчатки… И никакой коронавирус нас в День пограничника дома сидеть не заставит, не на тех он напал!

Алексей СЕВОСТЬЯНОВ

Фото из семейного архива Ефимовых

#ЭтоНашаПобеда #ВместеМыСила #ЯПомнюЯГоржусь #культуразаводоуска #ТюменьПобедная #мывместе #культуравмассы #заводоуковск #75летПобеды

 

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»