О конференции "Наше наследие"

 

Традиционная одиннадцатая краеведческая конференция «Наше наследие» прошла в  Заводоуковске 24-25 октября 2019 года. Она была посвящена 75-летию Тюменской области, 30-лети.ю Заводоуковского краеведческого музея, коллективизации в СССР и её влиянию на развитие сельского хозяйства, и ставшему уже традиционным изучению генеалогического наследия земли Заводоуковской.

Подводя итоги конференции, участники конференции предлагают:

  1. Отметить высокий уровень докладов и весомый вклад конференции «Наше наследие» в сохранение культурно-исторического наследия;
  2. Рекомендовать оргкомитету и учредителям продолжить проведение научно-практической конференции «Наше наследие»;
  3. Издать сборник материалов краеведческой конференции «Наше наследие» 2018 года;
  4. Очередную конференцию «Наше наследие» посвятить
    - 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне;
    - 60-летию со дня присвоения Заводоуковску статуса города и 55-летию образования Заводоуковского района;
    - кроме того продолжить изучение генеалогического наследия юга Тюменской области.




 

 
   

Качается рожь несжатая,

Шагают бойцы по ней.

Идут по войне девчата,

Похожие на парней…

           Эти стихи написала Юлия Владимировна Друнина (1924 – 1991). Фронтовой путь будущей поэтессы начался в Заводоуковске. Семья Друниных была эвакуирована в наш посёлок осенью 1941-го, вместе с 1 Московской спецшколой ВВС,  где преподавал отец Юлии. Друнина вспоминала: «И вот спецшкола эвакуируется. Куда?... Отец очень сдал за эти дни. Он был убежден, что я вернулась только для того, чтобы ехать с ним в Сибирь. Отец говорил примерно следующее: «Я уважаю твои патриотические чувства, но разве шестнадцатилетней девчонке обязательно быть солдатом переднего края? Не естественнее ли стать сестрой в госпитале?.. Романтика? Ты же не могла не понять, что на фронте ею и не пахнет? И что раненых из огня должны вытаскивать здоровые мужики, а не такие козявки?». Так семья Друниных очутилась в Заводоуковске. «Наконец эшелон с хмурыми «спецами» затормозил в глухом таёжном посёлке Заводоуковка, под Тюменью. Ноябрь здесь был морозным и снежным — трудно пришлось мальчишкам в их пилотках и ботиночках», - вспоминала поэтесса.

Юлия поступила на вечерние ежемесячные курсы медсестер военного времени, организованные при эвакогоспитале. Конечно,  одновременно и работала.  Сначала кассиром на молокозаводе, потом, «поняв, что при моей «любви»  к арифметике, попаду под суд,  пошла на лесоповал». Ю.В. Друнина писала: «Работа была адской, жизнь голодной и тоскливой, мои сверстники — «спецы» — казались мне детьми. Я решила пойти в Ялуторовский райвоенкомат лич­но. Добраться туда можно было только пешком, по шпалам, оттопав двадцать с лишним километров».

Эвакуации тоскливый ад –

В Сибирь я вместо армии попала.

Ялуторовский райвоенкомат –

В тот городок я топала по шпалам.

Брела пешком из доброго села,

Что нас, детей и женщин, приютило.

Метель осатанелая мела,

И ветер хвастал ураганной силой...

Дойдя до Тобола, девушка столкнулась с неожиданным препятствием: «На полпути меня остановили мост через Тобол и гроз­ный оклик пожилого усатого часового…
Тогда я решила перебраться че­рез реку по свободно плывущим брёвнам....».  В наше время молевой лесосплав в нашей стране запрещён, но в то время это было обычное дело. Если у берега брёвна шли почти вплотную, и Юлия легко перепрыгивала с одного на другое, то ближе к середине реки она едва не утонула. Промокшую и замерзшую (был ноябрь) девушку подобрали у противоположного берега те же самые часовые, которые так напугали и смутили её вначале. Разобравшись, что по брёвнам прыгал не вражеский диверсант, а советская комсомолка, они даже помогли ей сесть на поезд, чтобы проехать последние оставшиеся километры до Ялуторовска.

Первый поход в Ялуторовск не дал результата, Юлии Владимировне пришлось ещё раз идти в райвоенкомат, и снова пешком. Наконец мечта сбылась:

Я бегу вприпрыжку через лес,

Я почти что счастлива сегодня:

Мальчик из спецшколы ВВС

Пригласил на праздник новогодний!

Я кружусь, беспечна и светла,

Вальс уносит от войны куда-то.

Я молчу, что, наконец, пришла

Мне повестка из военкомата.

Но это романтическое стихотворение – не более чем художественный вымысел. На самом деле повестка пришла Юлии 3 августа 1942 года.

Будущая поэтесса готовилась защищать Родину на передовой, но этим планам не суждено было сбыться. Она вспоминала: «...Эшелон шёл на восток, говорили, что нас везут в во­енную школу. Я смирилась с этим — войне не было видно конца, вернусь на фронт, когда закончу школу... И тут жизнь мне дала под дых так, что впервые я по­верила — судьба... Мне вручили направление «для даль­нейшего продолжения службы» в штурмовой авиаполк, базирующийся не на западе, а на Дальнем Востоке!». Девушка служила на Дальнем Востоке, почти смирившись с тем, что так и будет до конца войны. Но тут случилась беда, отец Юлии Владимир Павлович умер в Заводоуковске.

Нет, мой отец погиб не на войне –

Был слишком стар он, чтобы стать солдатом,

В эвакуации, в сибирской стороне,

Преподавал он физику ребятам.

В Сибири он легко переносил

Тяжёлый быт, недосыпанье, голод.

Но было для него превыше сил

Смиряться с тем, что вновь мы сдали город.

Старались сводки скрыть от старика,

Старались – только удавалось редко.

Информбюро тревожная строка

В больное сердце ударяла метко.

Он задыхался в дыме и огне,

Хоть жил в Сибири – в самом центре тыла…

Нет, мой отец погиб не на войне,

И все-таки война его убила…

В связи со смертью отца Юлии дали отпуск в Заводоуковск. Она вспоминала: «Выйдя из поезда, прежде всего «сожгла мосты»   — порвала и  выбросила свой  железнодорожный воинский билет. Потом, не заходя домой, пошла на кладбище в сосновый бор, который  здесь называют «чёрным». Мой план был прост. Попроситься в первый же воин­ский эшелон, идущий на запад, сказав, что от своего эше­лона я отстала и вот теперь догоняю его. А если меня все-таки разоблачат и сочтут дезерти­ром — тоже ничего страшного. Ну, пошлют в штрафную, то есть на передовую».

Так начался боевой путь старшины медицинской службы Юлии Друниной. Её награды: медаль «За отвагу», Орден Красной Звезды, Орден Отечественной войны 1-й степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

По закону о Всеобщей воинской обязанности в СССР разрешалось ставить на учёт и принимать на службу в армию и флот женщин, имеющих медицинскую, ветеринарную и специально-техническую подготовку. В военное время эти женщины могли быть призваны. Но огромное количество девушек и женщин с первых дней войны решили пойти на фронт добровольцами, до половины заявлений в военные комиссариаты поступало именно от них!

В мировой истории не было и нет примера столь массового участия женщин в боевых действиях. Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко писал: «Едва ли найдётся хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья и отцы». Девушки становились медсёстрами, санитарками, связистами, шофёрами. В стрелковых частях служили снайперами, пулемётчицами, миномётчиками, автоматчицами. С успехом осваивали такие военные «профессии», как лётчик, танкист, разведчик и др. Женщины были не только простыми солдатами, они командовали взводами, ротами, батальонами…  Всего за время Великой Отечественной войны высочайшее звание Героя Советского Союза получило  87 женщин. Среди них Мария Цуканова, Марите Мельникайте, Валерия Гнаровская – Герои земли Тюменской.

 И даже водрузить красное знамя над мрачным зданием Рейхсканцелярии было поручено майору Анне Владимировне Никулиной. Всего у неё было 16 (!) боевых наград. За боевые заслуги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками более 150 тыс. женщин награждены боевыми орденами и медалями. 200 женщин награждены орденами солдатской Славы, а четверо стали полными кавалерами ордена Славы. С территории нынешнего Заводоуковского района на фронт ушли 87 девушек, из них 23 пали смертью храбрых. Наши землячки служили и медсестрами, и связистами,  и снайперами, и лётчиками, и танкистами.

Их боевые подвиги навеки вписаны в историю Великой Отечественной войны, а фронтовые стихи Юлии Друниной открывают нам сердца и души хрупких девушек,  которые стали солдатами в тяжёлый для Родины час и, как могли, приближали Победу!

До сих пор я не понимаю,

Как же я, и худа, и мала,

Сквозь пожары к победному маю

В кирзачах стопудовых дошла…

#75летпобеды #культуразаводоуковска #культуравмассы

 

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»