Литовченко В.П.,
специалист по экспозиционно-выставочной
работе ИБЦ ТюмГУ

 

 


Дом Брюхановых. Реконструкция Д. Пономарёва.

 

            Как в капле воды отражается океан, так и в истории дома и семьи Брюхановыхотразилась история Тюмени, Сибири, и всей России в сложный для страны периодпервых десятилетий ХХ века.Сведения по истории дома Брюхановых этого периода можно условно подразделить на историю собственно дома и историю его домочадцев. Начнем с последней.

            Пётр Александрович и Лидия Степановна Брюхановы поженились в 1910 (1909?)году. В 1911, 1912 и 1914 годах у них родились сыновья Павел, Степан и Александр. Кстати, любопытная находка была сделана внучками семьи Брюхановых в прошлом году. Они решили отреставрировать икону своей бабушки Лидии Степановны, помещённую в деревянный футляр со стеклянной дверцей, и под иконой обнаружили спрятанные еюи бережно хранимые долгие десятилетия венчальные свечи с белыми восковыми цветами. Свечи – свидетельство того, что венчание четы Брюхановых всё-таки состоялось, хотя и было тайным (Лидия Степановна вышла замуж «убёгом», и записи о венчании в тюменских церквяхпока не обнаружено).Любительские семейные фотографии, сделанные в интерьере дома на Подаруевской,  проникнуты духом спокойствия, благополучия, любви: дети на руках мамы, на коленях отца, в окружении заботливых нянюшек.

            Началась Первая Мировая война, постепенно обострялась обстановка в Тюмени: волнения, митинги, забастовки, проблемы с продуктами… Годы достатка, довольства и семейного счастья для семьи Петра Александровича и Лидии Степановны Брюхановых сменились годами тревог, опасностей и трагических событий.

            В феврале 1917 года в России произошла Февральская революция.«Тюмень с восторгом приняла известие о смене старого преступного правительства на новое, молодое, которому и шлёт привет и пожелания от лица всего города и местного гарнизона, вставшего ясно и справедливо на сторону защитников родины»[1].Радость ожидания и надежды на улучшение жизни страны постепенно развеивались, и на их место вставали сомнения, лишения, разочарования.Протоколы заседаний Тюменской Городской Думы за 1917 годговорят о нарастающих волнениях в городе в тот период[2]. С февраля очередные заседания Думы всё чаще прерываютсявнеочередными и чрезвычайными.Постоянная тема заседаний –вопрос о текущих политических событиях в стране, о ситуации в Тюмени: в городе сложная обстановка, закрываются магазины, нарушено снабжение, растут цены на продукты, рабочие предприятий грозят забастовками, растёт количество противоправных действий: воровство, убийства, грабежи, в которых, кроме горожан,  участвуют солдаты, которые призваны охранять порядок в городе…

            12 апреля 1917 года состоялось 48-е очередное заседание Городской Думы, на котором (пункт 6)«были оглашены факты производства обысков во дворе и в доме Колмакова, причём были приводимы факты скопления огромной толпы народа во дворе, и что толпою были разрываемы помойныя ямы, вкрываемы мостовые и полы. Скрытых в этих потайных местах товаров обыск не обнаружил, но толпа, не довольствуясь обыском во дворе и складах, производила обыск в личной квартире г. Колмакова, и от толпы раздавались требования об аресте владельца дома, при этом, требованиям толпы ни с чьей стороны противодействий не оказывалось[3]. Речь на заседании шла об Авксентии Степановиче Колмакове, брате по отцу Лидии Степановны Брюхановой, в девичестве Колмаковой.

            Вот как описывает это происшествие «Сибирская торговая газета» (далее – «СТГ»):         «Поиски припрятанных товаров.Злоба последних дней в Тюмени – обыск у товарищества Колмаковых. Нам сообщают, что бывшая прислуга Колмаковых заявила проверочной комиссии при исполнительном комитете, что у Колмаковых много товаров спрятано в тайниках под землёй. Милицией был произведён осмотр кладовых и подвалов в доме Колмаковых. Не удовлетворившись, на предмет тайников проверили сортиры, опуская в них щупы по 4–5 саженей длиной. Кайлом была разбита мостовая у дома, наткнулись на старую помойную яму, принялись за её раскопку с  энергией, достойной лучшей участи, но дошли лишь до вонючей грязи, и чем глубже, тем смраднее. Но никаких закопанных вагонов с сахаром и махоркой так не нашли. В эти дни в громадном дворе Колмаковых стояли десятки солдат с ружьями, сотни любопытствующих «парижан» и женщин толпились во дворе. Ходили самые фантастические слухи о находках, все ждали, когда начнут раздавать найденное. Нервно возбуждённый народ расходился только глубоко ночью. Список найденного продовольствия – 400 пудов окороков, 145 бутылок красного вина, 3 ящика вермишели, 1 мешок кофе, 5 бочек мёда, 3 бочонка солёного сливочного масла. Из списка всем ясно, что товарищество не утаило ничего такого, что могло бы вызвать повышение цен, а весь обыск – недоразумение и угодничаньетолпе. Разнузданная толпа, не удовольствуясь результатами поисков, устроила самочинный обыск на квартире А.С. Колмакова и угрожала хозяину. В ночь на среду 12 апреля А.С. Колмаков явился на квартиру председателя Временного Исполнительного Комитета Н. И. Беседных и отдал себя в распоряжение Комитета. Под воинским конвоем А.С. Колмаков был препровождён на гауптвахту. Это было сделано, чтобы обезопасить г. Колмакова от толпы» [4].  Нужно сказать, что Авксентий Степанович Колмаков не зря беспокоился о своей безопасности: он был убит грабителями на пороге флигеля своего дома 31 августа того же года.

            Уже 5 апреля 1917 года Пётр Александрович продал товарищество «П.А. Брюханов и К°» по торговле посудой и мебелью своему компаньону, одному из старейших сотрудников фирмы А.В. Алтыковув единоличное владение,избежав таким образом экспроприации фирмы впоследствии[5].

            В 1919 году (по другим сведениям, в 1918 году) Брюхановы покинули Тюмень.Попоказаниям свидетелей, П.А. Брюханов«уехал в вагоне совместно со своими буржуями», поскольку«стоял больше на платформе колчаковской».Брюханов фигурирует в секретном «Списке-справочнике лиц, бежавших с белыми из Тюмени в 1919 году» в числе включённых в него 376 человек. Личное дело на Брюханова объёмом в 36 страниц – это акты описи конфискованного имущества Брюхановых, так как, «описанное выше имущество гр. -  скрывшегося из г. Тюмени и не вернувшегося обратно в течение трёхдневного срока, согласно приказа – от (?) августа подлежит конфискации в пользу Советской Республики»[6]. Конфискованное имущество подлежало передаче в различные учреждения и частным лицам на основании их заявлений. Сами по себе документы дела с их уникальной орфографией – колоритная иллюстрация жизни страны того периода.

            Лидия Степановна с детьми уехала в Заводоуковск, Пётр Александрович с братом жены Лукьяном Степановичем отправился в Омск с тем, чтобы вызвать семью, когда он сумеет устроиться. Однако Лидии Степановне так и не удалось воссоединиться с мужем: Пётр Александрович Брюханов скоропостижно скончался от тифа в Омске 1 апреля 1920 года.Посмертную фотографию мужа Лидия Степановна получила только в 1960-е годы, спустя 40 лет после его кончины.

          В молитвеннике Лидии Степановны недавно были обнаружены записи, сделанные её рукой, о датах поминовения усопших малолетних детей. Теперь мы точно знаем, что сыновей было пятеро, младших звали Фёдор и Михаил.

            Утрата брата Авксентия (31 августа 1917 года), сына Фёдора (22 сентября 1918 года), мужа (1 апреля 1920 года), брата Лукьяна и младшего сына Михаила (8 апреля 1922 года), который родился уже на чужбине, в г. Барабинске; работа швеёй на фабрике игрушек, чтобы прокормить детей и мать Прасковью Дмитриевну; «нечаянная» клякса в паспорте в графе «Год рождения», которая позволяла получать крохотное пособие, положенное вдове; двухнедельное заключение в подвале бывшего собственного дома, (тогда уже «дома НКВД»), с целью вынудить её отдать предполагаемые сбережения, которых у неё, конечно, не было… Все эти невзгоды и многие другие трудности, а порой и трагедии, не озлобили Лидию Степановну, которая за свою долгую жизнь воспитала детей, внуков и сохранила сердечность, доброту и жизнелюбие.


Братья Александр, Павел и Степан Брюхановы, 1931 г.

            Интересно, что старший сын Лидии Степановны Павел Петрович Брюханов, закончив в 1936 годуСвердловский автодорожный техникум НКВД, в 1938-39 годахработал водителем в Свердловской квалификационной комиссии Госавтоинспекции Урала УНКВД по Свердловскойобласти. А в 1940-46 годах он трудился в Автотехническом отделе УНКВД по Свердловской области при авторемонтных мастерских в качестве автотехника.В своей автобиографии, написанной во время работы в НКВД, П.П. Брюхановумолчал о подробностях своего происхождения, упомянув лишь, что его отец в качестве страхового агента «был переведён» в г. Омск. Подробности о том, что его отец был из купцов,что он  сбежал из Тюмени во время отхода войск Колчака, да ещё и выясненные в годы Великой Отечественной войны, когда вновь проходила проверка «бывших»по уже упомянутому «Списку-справочнику» (автобиография написана в 1944 году), могли стать фатальными.Павел Петрович запрещал своей матери Лидии Степановне что-либо рассказывать внукам о прошлом. К счастью, она его не послушалась, и сейчас во многом благодаря ее рассказам мы знаем, хотя бы немного, о жизни семей Брюхановых и Колмаковых.

            А младший сын Александр Петрович, опасаясь ареста, несколько лет работал на Севере, женившись, взял фамилию жены Пимнев, впоследствии переехал в Тюмень. Его племянницы, дочери Павла Петровича, рассказывали, что как-то ещё в советские годы они, приехав в Тюмень, захотели увидеть отчий дом. Александр Петрович привёл их в сквер у площади Борцов революции, посадил на лавочку в сквере и, указав глазами на бывший дом Брюхановых, сказал: «В этом доме родился ваш отец. Немного посмотрите, но явно не разглядывайте, не привлекайте к себе внимания, а потом уходите». И ушёл.


Брюхановы в 1960-е гг. В центре - Лидия Степановна, слева - её старший сын Павел Петрович.

            Так дети Брюхановых многие десятилетия вынуждены были скрывать своё происхождение, а внучки Петра Александровича Брюханова Маргарита Павловна и Вера Павловна до последних лет искренне считали, что их дед был просто страховой агент.

          Дом Брюхановых имел и свою собственную историю, ведь многие его помещения сдавались в аренду.      Арендаторами были различные организации, так как место расположения дома было очень удобным. Построенный в 1880-х годах, особняк Брюхановых располагался практически в центре Тюмени на углу Царской и Подаруевской улиц, рядом с центральной Царской площадью, и находился в центре общественной и социокультурной жизни Тюмени.

            Так, в доме размещалось типография, принадлежащая Брюхановым. Исторические события, происходящие в России: информация с полей сражений Первой Мировой войны, политическая ситуация в стране, а так же все последние новости Тюмени и округанаходили отражение на страницах газеты «Вестник Западной Сибири», выходившей в издательстве Брюхановых до 1915 года. Типография просуществовала до 1917 года.

            В кинотеатре «Палас», так же расположенном в доме Брюхановых, демонстрировались кинофильмы с полей сражений, патриотические киноленты, фильмы «на злобу дня». «СТГ» за 14 февраля 1917 года извещала, что было «признано возможным допустить демонстрирование в первую и четвёртую неделю Великого поста фильмов, дозволенных военною цензурою и имеющих патриотическое значение, но при условии, чтобы не допускалась музыка и наружное освещение театров».

            Рекламакинотеатра «Палас» гласила: «С 19 февраля (4 марта) – «Цивилизованные варвары», «Белый генерал» – слава великому славянину-воину Михаилу Дмитриевичу Скобелеву, «видовая» картина «Максим Горький на острове Капри», «Антон Кречет»[фильм по уголовно-приключенческому роману про «благородного, грабившего богатых и помогавшего бедным» разбойника].Газета «СТГ» за28 апреля (11 мая) 1917 года поместила следующую рекламу кинофильма: «Кинотеатр «Палас». Захватывающая драма в 4-х больших частях «Долой цепи, да здравствует свободная Русь!». В картине показано, как томились сподвижники великой свободы в Бутырской тюрьме и как их освободили» [по материалам газеты «Вслух.ру»].

            После революции 1917 года на основании декрета Народного Комиссариата РСФСР о  муниципализации всех кинематографов в стране было принято постановление Исполнительного Комитета Тюменского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и Тюменского Совета Городского Хозяйства от 11 марта 1918 года, по которому все кинематографы г. Тюмени перешли в собственность Тюмсовгорхоза. Был национализирован и «Палас».

            В доме Брюхановых в помещении над электротеатром «Палас» некоторое время размещалось Бюро трудовой народно-социалистической партии, которое 7 (20) ноября 1917 года было перевезено в дом Оверштейна по Войновской улице.

            В помещении управления поземельно-устроительной партии, так же располагавшемся в доме Брюхановых, по сведениям «СТГ»: «9 апреля прошёл митинг прислуги, организованный местным женским клубом. Местом собрания было назначено управление поземельно-устроительной партии. Званых женщин набралось такое количество, что президиум стал опасаться за крепость полов и предложил перебраться всем в Спасский сад. Среди требований женщин – добиваться ежедневного двухчасового отдыха для домашней прислуги и свободного воскресного вечера раз в две недели с четырёх часов дня. Всего на митинге присутствовало более 500 человек, было много мужчин…» [7].

            В феврале 1922 года ВЦИК РСФРС упразднил Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК) и создал Государственное политическое управление (ГПУ). Тюменская губчека была преобразована в Тюменский губернский отдел ГПУ. Губотдел ГПУ переехал в дом Брюхановых и располагался в нём в течение трёх десятков лет. За это время тысячи людей были арестованы по надуманным обвинениям, более двух тысяч из них были расстреляны в подвале бывшего брюхановского дома, который на долгие десятилетия приобрел печальную славу «дома НКВД».

            Находясь в центре общественных и политических событий, происходящих в Тюмени, дом Брюхановых и территориально был расположен на одном из центральных перекрёстков города.Однако названия улиц, на углу которых стоял дом, имели устаревшие, «не соответствующие политическому моменту» названия.Ещё 10 августа 1917 года на втором очередном собрании Тюменской Городской Думы (демократического состава) был заслушан доклад Городской Управы о переименовании Царской улицы.

            «Старый мир с его идеями абсолютизма пал, и перед нами создание новаго мира с идеями свободы, равенства и братства. В новом мире нет места названиям, напоминающим старое, канувшее в вечность прошлое. В Тюмени до сего времени лучшая улица города носит наименование, тесно связанное с царской властью. Это название должно быть уничтожено и заменено другим. Название «Царская» было дано улице в память проезда по ней в 1837 году царскаго сына, но эта улица видела не один торжественный проезд царской свиты. По этой улице в течение десятков лет шли и велись в далекую сибирскую ссылку, в рудники и тюрьмы тысячи идейных борцов за свободу, за благо своего народа и за лучшее будущее страны. Пред этими борцами за народную правду стояла конечная цель создания народовластия на началах республиканского строя, и вот, памятуя этих борцов и чтя те идеалы, за которые эти люди шли в ссылку, можно заменить старое название улицы новым, а именно: наименовать улицу «улицей Республики», как девиз того совершенного идеала народовластия, к которому сейчас стремится русская демократия (…). Название Царской для главной улицы города мало приличествует ходу современных событий, и этот символ старой власти должен быть упразднён в виду предстоящих выборов в Учредительное Собрание из-за тактических соображений.

            Кроме сего, на неудобство этого названия обратил внимание Губернский Комиссар Временного правительства, который находил при данных обстоятельствах странным название Царской улицы.

            Гор. Дума, соглашаясь с мнением Управления, большинством голосов при четверых воздержавшихся постановила: название «Царской улицы» упразднить и присвоить этой улице наименование «улицы Республики» [8].

         В 1922 годупо случаю пятилетия Октябрьской революции местная советская власть переименовала в Тюмени 41 улицу, носящую «не соответствующее моменту название».  В их число попала и Подаруевская. Ей присвоили имя А.В. Семакова – нового «героя революционного времени», который «твёрдо верил в торжество коммунизма над контрреволюцией».Семаков погиб в 1921 году при подавлении крестьянского мятежа.Дом на углу переименованныхв духе времени улиц Республики и Семакова вступил в новый период своей жизни – жизни при новом социалистическом строе.

  

       Источники:

  1. СТГ. 1917. 9 (22) марта.
  2. 2.ГАТО. Ф. Р-1208. Оп. 1. Д. 1.
  3. 3.Там же. Л. 89-97 об.
  4. СТГ. 1917.13 (26) апреля.
  5. СТГ. 19 мая (1 июня).
  6. 6.ГАТО. Ф. 57. Оп. 2. Д. 36.
  7. СТГ. 1917.12 (25) апр.
  8. 8.ГАТО. Ф. Р-1208. Оп. 1. Д. 1. Л. 199.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие - 2017":Материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2017.- СС. 35-39

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»