ВащенкоА.Г.,
 краевед, член
Заводоуковского землячества,
г. Тюмень

 

Документы вновь и вновь делают зрителя
соучастником истории, заставляют гордиться,
удивляться, сострадать, плакать и ужасаться.

Я.Петерс

 

Предисловие к сборнику написала наша землячка, учитель истории школы №22 г.Тюмень, кандидат педагогических наук Ольга Александровна Извина. Справедливости ради надо сказать, что в предисловии Ольга Александровна оговорилась, сообщив пользователям, что я написал эту книгу. Однако я  не написал, я просто еёсобрал из документов, обнаруженных мной в разное времяв различных архивах. Здесь представлены различные точки зрения на историю возникновения Уковского винокуренного завода. Среди авторов статей наши - известные краеведы Е.П.Ермачкова, В.А.Ефремов, О.В. Кляйн и С.П. Захаров.

Не погрешу против истины, если скажу, что большинству краеведов знакомы почти все документы, включённые в книгу. Но я их собрал в один сборник и думаю, что удобный для пользования. Наиболее полно в сборнике представлены документы 40-60-х годов прошлого века. Здесь  есть документы и по количеству народонаселения, административному делению,  а также по реорганизации  села в посёлок городского типа, город и районный центр.Среди этих документов интерес представляют объяснительные записки, в которых весьма подробно охарактеризованы основные производственно-хозяйственные показатели, инфраструктура, обеспеченность населения и характеристики местных предприятий.

На мой взгляд, в сборнике нет сенсационных документов. Разве что  внимание краеведов может привлечьксерокопия «Дела о заложении вместо згоревшей[церкви – прим. ред.]Ялуторовского заказа в Уковском винокуренном заводе 1764 годагенваря 29».Благодаря архивным документам, буквально через несколько веков на страницах сборника в письме (доношении) титулярный советник Воронов, «по поверенности двора Ея Императорского Величества действительного камергера, сиятельнейшего графа Андрея Петровича Шувалова», ставит в известность митрополита Тобольского и Сибирского о том, что  церковь, согласно плану, построена. Ввиду сохранности от пожара антиминса старой церкви, просит «поименовать вновь построенную, как и сгоревшую, во имя Святителя и Чудотворца Николая».

Во втором письме «Смиренный Павел, православный Митрополит Тобольский и Сибирский», Божией милостью, поручил освятить новый храм преподобнейшему архимандриту Иакинфу. Он же 2 марта рапортом донёс, что«помянутую в Уковском заводе вновь построенную во имя Святителя Николая Чудотворца церковь, помянутым прежним святым антиминсом сего же февраля 19 дня я нижайше соборно освятил и по освящении отправлять в ней священнослужение велел…».

Все наши краеведы в своих исследованиях пишут, что Уковским заводом владел Пётр Иванович Шувалов, видный государственный деятель времен правления Елизаветы Петровны. Здесь же,  в нашем случае, титулярный советник Дмитрий Воронов пишет письмо по «поверенности» камергера, сиятельнейшего графа Андрея Петровича Шувалова. Напомним, что дело происходит в 1764 году 29 января. Обратившись к книге «Императорский дом» (выдающиеся сановники), под авторством В.Федорченко, я выяснил, что генерал-фельдмаршал граф Пётр Иванович Шувалов  04.01.1762 года умер.Буквально за несколько дней до смерти графа произошло более значимое событие. 25 декабря 1761 года, едва вступив в пятьдесят третий год жизни, скончалась императрица Елисавета, дочь Великого Петра.

28 июня 1762 года в результате дворцового переворота на российский престол взошла Екатерина II.Сменилась эпоха и действующие лица.Теперь стало ясно, что «Дело», о котором идет речь, инициировано сыном графа Петра ИвановичаАндреем Петровичем Шуваловым. В  книге о нём в этот период написано: «В декабре 1763 года, в царствование императрицы Екатерины II, назначен членом Комиссии для рассмотрения коммерции Российского государства. В 1764-1766 годы путешествовал по Европе, познакомился  с Вольтером (с которым  впоследствии вёл переписку».

Отвлекаясь от темы, скажу, что двумя месяцами раньше я передал празднично оформленную ксерокопию «Дела» священнику Свято-Георгиевской церкви города Заводоуковска. С благодарностью приняв подарок, батюшка пообещал молиться за меня.

Другой документ на стр. 30 «О постройке Успенского винокуренного завода и в нём церкви», по заглавию его, кажется, отношения к Заводоуковску не имеет. Где та Успенка и где Заводоуковск? Однако, в статье этой автор Григорий Варлаков утверждает, что «Он (Максим Походяшин) основал в 1740 году с верхотурским посадским Алексеем Власьевским винокуренный завод не реке Ук (Уковский) в Ялуторовском уезде….». Своё сообщение автор обосновывает делом старой Тобольской духовной консистории №21 за 1748 год. Я не поднимал первоисточник, на который ссылается автор.  Но,согласитесь, что автор ссылается на дело, которое фиксирует событие всего через восемь лет, что вызывает доверие. Если это действительно так, тогда будет поставлена точка в спорах наших уважаемых краеведов о дате организации Уковского винокуренного завода и населённого пункта вокруг него.

Составляя сборник, не мог удержаться, чтобы не включить в него статью А.Г.Болотовой «История города Ялуторовска  с древних времён». В ней как раз идет речь о хозяйственно-бытовой деятельности населения округа. Подкупил меня и «ценник», опубликованный автором, на продукты питания, строительные и хозяйственные материалы, а также и «в какую деньгу» оценивался производимый работниками труд и какой налог взимался с населения в 1812 году.

Для многих жителей современного города Заводоуковска,безусловно, будет интересна карта села с квадратиками домов на приусадебных участках, поименованных домохозяйств в отдельном списке, приложенном к карте. Многие читатели, любопытства ради, накладывая старую карту на современный градостроительный план, будут пытаться найти на нём предполагаемое место, где стояла изба его предков в 1877 году.

Бывшую «совершенно секретной» характеристикуЯлуторовского района, опубликованную под названием «Ялуторовский РК ВКП(б) Уральской области», по состоянию на 1 июня 1933 года комментировать как-то трудно. Вводная часть (общие данные)имеет безусловную историческую ценность по характеристике хозяйств района, наличие пахотной земли, крупного рогатого скота и обеспеченность техникой. Определён процент коллективизированных хозяйств, а также причины и количество людей, вышедших из колхозов.

Зато результаты сельхозработудручают. Ни один показатель посева и уборки не выполняется! Более того, несмотря на голод, на полях остались неубранные корнеплоды, погибли хлеба. Всего по району загубленоурожая на 2364 га. Объёмы бесхозяйственности поражают, хотя есть сомнение в озвученных цифрах. Кажется нереальной потеря погибшего из-за несвоевременного посева проса 7658 га. Возможно, в справке кем-то  пропущена запятая?? Весь текст записки, а особо «полит.прошлое и полит. настоящее района», оголяют болезненный срез сельской жизни с обязательностью сплошной коллективизации, борьбой с контрреволюцией, кулачеством и подавлением крестьянского мятежа 1921 годав волостях района. Названы и кратко охарактеризованы волости, охваченные крестьянским мятежом.

Трудно себе представить, какими убеждениями надо было обладать тогда, чтобы не потерять веру в будущее! Ведь, даже сегодня, спустя более 80-ти лет, текст документа удручает своей безнадёгой.Сегодняиз среды молодого поколения все чаще выражается недовольство и звучаттребования по улучшению уровня жизни. На мой взгляд,завышенные. К примеру, поступил «ребёнок» после окончания школы в институт и требует в подарок от  родителей автомобиль или квартиру. Как же он будет ходить в институт пешим и где будет «бедный»снимать «угол»для житья?!Имея благие намерения, мы сами вырастили из наших детей общество потребителей.

 Это поколение уже не собирало колоски на колхозном поле, их не посылали школьниками собирать картошку, свеклу, морковь и капусту. Многие из них не представляют, откуда появляется на столе белая булка с маслом к утреннему кофе.Поэтому, на примере этих документов хочу донести до земляков своё мнение, что белая булка  на нашем столе испечена из  колоска, пропитанного крепким потом и взращённого крестьянским трудомв поле.

Долгое время Заводоуковский лестранхоз (мехлеспункт, леспромхоз), по сути дела, являлся градообразующим предприятием. Образованный в 1929 году лестранхоз в 1933 году объединили с Тюменским. В 1934 году были созданы Богандинский и Артамоновский леспромхозы.Приказом №42 Богандинский леспромхоз переводится на ст. Заводоуковская и переименовывается в Заводоуковский ЛПХ.

На протяжении дальнейшего десятилетия (1950-1959годы) Заводоуковский леспромхоз не имел равных в лесной промышленности страны по объёмам производства и технической оснащенности. В период 1954-1959 годов здесь ежегодно вывозилось более миллиона кубометров леса, производилось до 600 тысяч шпал широкой колеи. Производилось в год более 300 комплектов переводных брусьев, значительное количество стандартных деревянных домов, деталей домов, текстильный квадрат и другие виды лесной продукции.

В 1973 году управление (главную контору) предприятия перевели в Новый Тап. А Заводоуковский леспромхоз стал называться Таповским.Интересующимся историей Заводоуковского ЛПХ могу порекомендовать прочитать книгу Решетникова А.С. «Тюменский лесной комплекс.1917-1997», выписку из которой я поместил в сборнике на стр. 48.Сам А.С.Решетников упоминает о себе в книге всего несколько раз, на основании чего я сделал вывод, что он из молодых специалистов и в 1950-е годыработал начальником Лесновской УЖД, заведующим промышленно-транспортным отделом и секретарём Юргинского райкома партии по лесной промышленности. Награждён орденом «Знак Почёта».

Собирая материалы по Заводоуковскому леспромхозу, в телефонной книге я нашёл сослуживца моего тестя Тундина Александра Федотовича, работавшего председателем рабочкома, зам. директора, начальником сбыта,- бухгалтера-ревизора отдела сбыта леспромхоза Афонина Николая Ивановича. Встретились мы  12 июня 2010 года. Узнав,  что  я  собираюсь  напроситься  на  встречу  с  А.С. Решетниковым,  Николай  Иванович  сказал,  что  хорошо  знает  Александра  Сергеевича  и  просил  передать  ему  привет.При поисках вариантов и возможности встречи буквально через несколько дней я узнал, что А.С.Решетников умер.

Приказ №42 по Богандинскому леспромхозу Обьлестреста от 1 марта 1935годаобнаружен мной в Юргинском районном архиве. Желающих разыскать  сведения о своих родственниках, работавших в леспромхозе, рекомендую  обращаться в Юргинский архив, имеющий на хранении уникальную базу архивных документов по Заводоуковскому и Таповскому леспромхозам с 1933 года.

Решение Омского облисполкома. На стр. 56, от 4 февраля 1935 года помещена записьо передаче 13 сельсоветов из Ялуторовского района вновь организованному Ново-Заимскому району. Здесь же видим таблицу передачи населённых пунктов и актива-председателей, их заместителей и секретарей с/советов. Скорее всего, это как раз те документы, на которые я обратил внимание изначально, потому что они касались территории сельсовета и населённых пунктов в округе местности, где я родился. С этого решения и стал комплектоваться сборник.

Следующий пакет документов, датированный 1939 годом, это подборка из решений четырёх райисполкомов о выделении территории сельских советов в состав вновь организованного Заводского района. Среди документов есть экономические показатели нового района, объяснительные и  постановление №1014  президиума Омского областного исполнительного комитета Советов РК и КД  от 11 сентября 1939 года. В постановлении написано: «Считать целесообразным образование заводского района с центром в с. Заводопетровском».

Однако, по каким-то причинам, решение облисполкома не вступило в законную силу, и территория осталась в старых границах районов. По крайней мере, в сборник включён список населённых пунктов Ялуторовского района Омской области в разрезе сельских советов в старых границах по состоянию на 1 августа 1940 года.

Выписка из протокола 22 заседания седьмой сессии Падунского  с/совета от 5 декабря 1940 года с повесткой дня о преобразовании сельсовета в поселковый совет.Основанием для реорганизации является постановление ВЦИК и СНК от 27/IX-1937 года за №55. В протоколе дана информация о количестве народонаселения, характеристике предприятий на территории сельсовета, числе работающих в них, объёмом их зарплаты и источниках существования жителей, не охваченных работой на предприятиях.

В выписке из протокола №35 заседания исполнительного комитета Ялуторовского Совета депутатов трудящихся от 6 июля 1948 года сформулировано решение о расширении черты посёлка Заводоуковского общей площадью 135 га из земель Гослесфонда.К решению приложены акты обследования территории, уже ранее застроенной населением под индивидуальное жильё, и баз ряда производственных предприятий. Здесь речь идёт как раз о базовой территории мехлеспункта, конторы, клуба, стадиона, школы и жилья, построенного для сотрудников.К пакету документов прилагается схематический чертёж границ лесного участка, под названием «прирезка», общей площадью 135 га.

Все акты обследования и прирезки территории в составе комиссии подписаны директором Заводоуковского лесхоза Владимировым Юрием Николаевичем. Нечего и говорить, что, наверное, все люди моего возраста в Заводоуковске знали семью этих замечательных людей. Юрия Николаевича, первого директора лесхоза, помню с пелёнок (естественно, своих). Приезжая к нам на Третий кордон после делового разговора с отцом и другими лесниками, закончив служебные дела, Юрий Николаевич по-домашнему просил маму угостить его солёными грибами. Отведав, благодарил со словами: «Как я люблю Ваширыжички, Степанида Никитична!».Елизавета Дмитриевна, его жена, работала учителем русского языка в Заводоуковской средней школе. Кроме того, в конце 1940-х -начале 1950-х годов приЗаводоуковском  лесхозе была организована двухгодичная лесная школа. Возглавлял её Юрий Николаевич, а среди преподавателей была и Елизавета Дмитриевна.

Схематический чертёж прирезки выполнил и подписал лесничий Падунского лесничества Ф.Л.Раковский. Этого человека вряд ли кто уже помнит даже из людей, члены династий которых и до настоящего времени работают в лесном хозяйстве района. В книгах бывшего директора Заводоуковского лесхозаОвсянкина Василия Игнатьевича об этом человеке не написано ни одной строки!

А вот я его хорошо помню.По моим воспоминаниям Фёдор Леопольдович был уже тогда человеком пожилым. Как большинство служащих послевоенного периода, носил полувоенную одежду: тёмного цвета гимнастёрку под ремень с большими накладными карманами и отложным воротником. Тёмные брюки галифеили обыкновенного покроя, обязательно заправленные в добротные яловые сапоги. На голове- с широким тряпичным козырьком, тёмная фуражкастарого образца с низким валиком тульи, какие раньше называли картузами. Неотъемлемым атрибутом костюма была кожаная, крепко потрёпанная полевая офицерская сумка.  Кроме плана лесной дачи и других документов в специальных карманчиках сумки торчали несколько хорошо отточенных карандашей, ластик и острый перочинный нож.

Ездил Раковский на лёгкой одноосной бричке. Рядом всегда лежал потёртый, защитного цвета брезентовый дождевик с капюшоном и старая служебная двустволка. И конь был под стать старому лесничему- такой же ветеран, поступивший в конюшню лесхоза прямо из армии после демобилизации (скорее всего, по возрасту). Белой масти, без единого тёмного пятнышка, с гордо посаженной головой,конь, вероятно, всю войну был под седлом какого-то командира. К сожалению, не знаю дальнейшей судьбы Раковского, скорей всего, он ушёл на пенсию. Потому что в 1955 году вместо него лесничим Падунского  лесничества стал работать Усольцев Пётр Анистифорович.Помню, что после увольнения Раковского отец привозил его старую, разбитую служебную двустволку, из которой я стрелял рябчиков.

Что касается коня-ветерана, то  его взял в служебное пользование наш сосед по кордону лесник Ваганов Денис Харлампиевич. Как истинный ветеран вооружённых сил и лесного хозяйства, Серко и умер на боевом посту: отпущенный хозяином попастись на свежей травке, он встал между двумя берёзкамикак часовой, и уснул вечным сном.

Самыми значительными документами сборника, безусловно, считаю объяснительные записки к решению исполкома райсовета от 11 августа 1951 года «О преобразовании рабочего посёлка Заводоуковск в город районного подчинения» и решение исполнительного комитетаТюменского областного Совета депутатов трудящихся от января 1959 года «О расширении черты рабочего посёлка Заводоуковск и упразднении Заводоуковского сельского Совета депутатов трудящихся».

Судьбоносным для населения современного Заводоуковского района стал документ за №689 от 6 октября 1959 года. Это как раз обращение исполкома Ново-Заимского райсовета к председателю Тюменского облисполкома тов. Крюкову с предложением перенести районный центр из села Ново-Заимского в город Заводоуковск.В документе председатель райисполкома В.Малков аргументирует перенос районного центра в город Заводоуковск с детальными предложениями, где какие службы разместить, какие производственные и жилые помещения использовать, а какие реконструировать и вновь построить. Куда и какие предприятия перевести как в черте города, так и на территории будущего района.В двух словах невозможно пересказатьчетырёхстраничный документ. Его надо внимательно читать и анализировать. Там довольно много полезной для читателейинформации.

Некоторые документы в сборнике я сопроводил примечаниями составителя.  В одном случаеэто план земель, принадлежащих титулярному советнику Сокольникову. Помещённый в сборнике документ предлагается рассматривать как один из вариантов происхождения наименования деревни,в подтверждение версии одного из краеведов,и не более того….

Другое примечание включает план Берёзовской казённой лесной дачи, приведённый как иллюстрация к тексту главы из книги Ермачковой Е.П., а также и как моё предположение о месте расположения староверческого скита, скрытого в дровяной деляне, закреплённой в сорокалетнее пользование купцов Колмаковых.

Уже в этой работе, характеризуя деятельность Заводоуковского леспромхоза как градообразующего предприятия, я рекомендовал к прочтению книгу А.С.Решетникова. Однако, в тексте, который я привёл в сборнике, автором статьи допущена ошибка. Скорее не ошибка, а бытующее мнение, что существовавшее в Заводоуковске лесничество организовано в 1910 году.На странице 44 я публикую документы, обнаруженные мной в Омском областном архиве, из которых следует, что первым лесничим нашего лесничества был назначен столоначальник Тульско-Калужского Управления Государственных Имуществ надворный советник Пацевич. Лесничество именовалось Ялуторовским, место жительства лесничего определено было в селе Падунском. Лесничество открыто с 15 июня 1884 года.

В 2012 году на краеведческой конференции я делал доклад «Александр Пацевич-первый лесничий. Лесная стража Ялуторовского лесничества». Полный текст доклада опубликован в ежегоднике «Наше наследие» за 2012 год на стр. 24-39.Однако доклад остался докладом, а существовавшее ранее мнение о лесничестве так и осталось частью официальной истории лесного комплекса Заводоуковского района.

В заключение привожу абзац предисловия к сборнику:«Людям, жившим и живущим на Тюменской земле, посвящена книга, которую Вы держите в руках. Написана она нашим земляком, краеведом – любителем Ващенко Александром Георгиевичем. Книга будет интересна школьникам, студентам, учителям, краеведам, всем тем, кто интересуется отражением былой жизни Тюменской Земли».

 

Краеведческая конференция "Наше наследие - 2017":Материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2017.- СС. 165 - 169.

Вы не можете комментировать данный материал. Зарегистрируйтесь.

   

Календарь событий

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»