Е.П. Ермачкова,
кандидат  исторических наук,
зав. кафедрой ГиЕНД
филиала ФГБОУ ВПО «ТюмГУ»
в г. Заводоуковске

В ходе массовой коллективизации и борьбы с кулачеством в СССР появилась система ГУЛАГ (Главного управления лагерей и мест заключения) как подразделение НКВД. Начиная с 1930 года и по 1960 год миллионы граждан Советского Союза оказались за колючей проволокой по приговору так называемых «троек» как по уголовным, так и по политическим обвинениям. 4 января 1936 года был сформирован Инженерно-строительный отряд Народного комиссариата внутренних дел, 15 января – Управление особого строительства. В Исправительно-Трудовом кодексе РСФСР 1933 года разрешалось использовать труд заключённых, при этом  два дня ударной работы засчитывались за три дня срока. Одним из первых было образовано Главное управление лагерей железнодорожного строительства, т. к. именно заключённых предполагалось использовать для создания разветвлённой системы железных дорог, соединяющих центр с отдалёнными провинциями. Начиная с 1930 года велось строительство следующих железных дорог - Караганда-Балхаш, Тайшет-Лена, Трансполярной магистрали, Кольской железной дороги, тоннеля на Сахалин, Северной железной дороги, Печорской магистрали, вторых путей Сибирской магистрали и др.

В 1936 году НКВД Омской области решил организовать исправительно-трудовую колонию № 4 в Щучье рядом с Заводоуковском. Почему выбрали именно это место?

Во-первых, рядом с уже существующей железной дорогой, соединяющей Тюмень с Омском, а через них – со всей страной. Постоянное обновление контингента заключённых не представляло никаких затруднений. 31 июля 1937 году Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило приказ НКВД № 00447 о начале массовых репрессий. Омская область получила квоту в 1 000 человек по первой категории (расстрел) и 2 500 человек по второй категории (осуждение и отправка в ГУЛАГ). 10 декабря 1937 года глава НКВД Омской области Валухин сообщил правительству, что 11 050 человек были осуждены по первой категории и 5 004 по второй[1]. Началось расширение сети лагерей, открывались новые строительства.

Во-вторых, Заводоуковский леспромхоз остро нуждался в бесплатной рабочей силе, заготовке и отправке столь необходимых бурно развивающейся промышленности стройматериалов. К колонии из посёлка была проложена специальная 15-километровая конно-лежнёвая дорога, что позволяло осуществлять транспортировку леса круглогодично, несмотря на погоду: летом – на колёсных фургонах, зимой – на санях с подсанками.

Для повышения производительности труда принимается решение о строительстве силами заключённых железнодорожной ветки, которая бы соединила станцию Заводоуковскую с основными населёнными пунктами леспромхоза, а затем продолжилась до Тобольска. Расстояние между конечными пунктами должно было составлять примерно 250 км. К концу 1936 года экспедиция «Гидролестранса» сделала заключение о необходимости строительства железнодорожной лесовозной ветки, и почти сразу начались работы. Уже в 1937 году вывозка древесины осуществлялась с 13–го километра, в конце 1938 года – с 23-го.

Таблица 1.

Вывозка древесины в Заводоуковском мехлеспункте (тыс.м3)[2]

 

1935 г.

1936 г.

1937 г.

1938 г.

1939 г.

1940 г.

Объём

164

229

376

368

365

334

 

До 1941 года дорогу удалось проложить до посёлка Уварыш (35 км), в дальнейшем дорогу довели до 102 км около посёлка Новый Тап, где строительство пришлось остановить – впереди оказались непроходимые болота. С этого времени дорогу стали называть Таповской.

С середины 1938 года происходит снижение добычи и вывозки леса, а затем приостанавливается и само строительство. Основными причинами этого являлись речки Коктюль и Каменка, через которые предстояло проложить мосты, а также эпидемия сыпного тифа. Моя бабушка, Анастасия Захаровна Власова (Громова), командированная Отделом исправительно-трудовых колоний НКВД в марте 1938 года на Щучье, рассказывала, что в начале лета все вольнонаёмные и часть из 800 заключённых слегли от внезапно вспыхнувшей болезни. Две молодые медсестры – А. Власова и М. Лаврушина днём ухаживали за больными, а ночью плакали от безысходности – медикаментов и нормального питания для взрослых мужчин, занятых тяжёлым физическим трудом на лесозаготовках, не хватало. Многие десятки людей, обвинённых в уголовных и политических преступлениях, были захоронены тогда на кладбище, разместившемся рядом с забором «на воле». В семейном архиве сохранилась фотография, сделанная в это время. Рядом с начальником колонии Леонидом Лесниковым справа в белом платье находится его жена – Валентина, слева сидит – Анастасия Громова, перед ней – начальник медчасти Клавдия Васильевна Галганова.

По сведениям на 1938 год, в колониях Омской области содержалось 10 250 человек, кроме этого, в 113 трудовых посёлках проживали 44 378 трудпоселенцев, административное управление которыми осуществлял отдел трудовых поселений УНКВД. Этот отдел содержался на пятипроцентные отчисления от заработной платы трудпоселенцев, занятых в хозяйственных организациях.

В конце 1939 года Щучинскую колонию № 4 расформировали. Заключённых перевели на общелагерный режим и распределили по другим лагерям, «малотрудоспособных» отправили по исправительно-трудовым колониям отдалённых областей.

Строительством занимались не только заключённые из колонии № 4 ОИТК УНКВД по Омской области, но и спецпоселенцы, административные ссыльные, которых с 1936 года стали расселять вдоль будущей дороги. Так появились посёлки Лебедёвка, Уварыш, Тропинский, Новостройка и др. Низкая производительность труда, эпидемии, ужасные бытовые условия не позволяли вести работы в определённые планом сроки.

Так, 8 июля 1941 года рабочий комитет Заводоуковского мехлеспункта ставил в известность Ялуторовский райотдел НКВД о том, что прибывшие 250 человек на Тропинский лесопункт размещены в небольшом общежитии, рассчитанном на 80 человек. Вскоре у них начался кровавый понос и грипп, но изолировать больных оказалось невозможно. Фельдшер Кайецкая физически не могла справиться с наплывом тех, кому была нужна срочная медицинская помощь. С раннего утра и до поздней ночи она принимала ежедневно по 60-80 спецпоселенцев [3].

 Особенно востребованной Таповская дорога стала в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Увеличился вывоз древесины, шпал, живицы, песка из карьера на 23-м километре, которые поставлялись на фронт или в освобожденные регионы[4]. Наравне с грузовыми вагонами по ветке начали курсировать и теплушки, перевозившие местных жителей, прибывающих спецпереселенцев в район Лебедёвки. Разместившиеся в Заводоуковске курсанты спецшколы ВВС долгие годы вспоминали, как они заготавливали дрова в суровые сибирские морозы. Доезжали на товарняке до Тропинского и несколько километров шли пешком до отведённого места в сторону Лебедёвки. Срубленные брёвна после очистки волокли обратно до железной дороги, там загружались и возвращались в посёлок, который между собой называли Заводоуковкой. Е. Курков, одноклассник будущего космонавта Владимира Комарова, оставил множество зарисовок того времени, в том числе и о путешествиях по заводоуковской узкоколейке.

Сегодня Таповская железнодорожная ветка почти полностью заброшена, в некоторых местах покрыта песком, в некоторых – осталась без рельсов. Немногие горожане знают, что она стала памятником эпохи политических репрессий, сплошной индустриализации и коллективизации советского времени.

 

Литература:

  1. Яковлев А. Сталинский план по уничтожению народа: Подготовка и реализация приказа НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Режим доступа - http://alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-intro/1005111
  2. Хлебный, целебный, лесной: Заводоуковский район: Годы. События. Люди.- Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 2004.- С-187.
  3. ГУТО ГАТО. Ф. Р-1183. Оп.1. Д.12. Л.166.
  4. Болашенко С.Д. Таповская железная дорога. Режим доступа – http://sbchf.narod.ru/28/zavodoukovsk.html

 

   

Календарь событий

Ноябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»