Т.Г. Бурлакова,
заведующая краеведческим музеем
ГАУК ТО «Ялуторовский  музейный комплекс»

 

«ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГАЯ ЛАСКОВАЯ МАТЬ!»

посвящается 65-летию Победы

  Самыми трогательными реликвиями Великой Отечественной войны являются, пожалуй, солдатские письма. Письма-треугольники, письма-открытки… Они рассказывают о настроении солдат, о тоске по родным местам, о надежде на встречу с близкими людьми. По письмам порой можно проследить и жизненный путь человека. Мой рассказ посвящён 17-летнему юноше, прошедшему путь защитника Родины, закалившемуся в боях и сражениях.

  Совсем недавно жительница Ялуторовска И.А. Короткова передала в фонды музея письма двоюродного брата  Вениамина Шмакова. Адресованы они были маме Екатерине Никитичне. До войны Шмаковы жили в Заводоуковске на ул. Федеративной в д.23. С 1942 года Е.Н. Шмакова работала прачкой в 1-ой Московской Специальной школе ВВС. Веня, как все юноши того времени,  с нетерпением дожидался своего совершеннолетия, чтобы поскорей уйти на фронт. Наконец, в 1943 году ему вручают повестку из военкомата. Направляют в Таллиннское военно-пехотное училище, которое с августа 1941 года размещалось в г. Тюмени на территории 10-го военного городка. 21 января Веня пишет своё первое письмо домой: «Здравствуй, мама! Шлю тебе красноармейский пламенный привет. Я нахожусь в г. Тюмени. Учусь на лейтенанта в военном училище. Кормят хорошо, утром дают 300 гр. хлеба, суп с крупой, чай с сахаром. На обед – суп или лапша, хлеб, картошка с мясом, кисель яблочный. На ужин – хлеб, 50 гр. колбасы, чай. В общем, живу хорошо, ожидаю лучшего. Денег не высылай. В город пока не отпускают. Курсант В.Е. Шмаков». 

Прошла зима, а за ней и весна. Четырехлетний курс обучения в училище был сокращён до нескольких месяцев. И вот последнее письмо Вени, написанное на родной земле 8 августа: «Здравствуй, дорогая мама! Шлю тебе горячий привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Мама, я тебя ждал в воскресенье целый день. Всё время глядел вокруг зданий. Но ты не приехала, а нас отправляют. Узнал об этом только сегодня. Мама, прошу тебя, не огорчайся. Еду просто на другое место, т.к. здесь уже все переполнено».

  «…Прибыл на место назначения 21 августа. От Заводоуковска примерно 3 000 км.  Ехали 6 суток. Кое-что дорогой повидал, проехал по Уралу. Здесь все дёшево: молоко - 30 рублей за литр, яблоки - 30 руб. за десяток, помидоры - 20 руб. Приехали в гвардейскую часть, здесь мне нравится больше, чем в училище. Люди здесь хорошие, большинство награждённых. Кормят хорошо, дают табак. Так что, живу припеваючи. Запасай бумаги. Когда напишу, высылай в каждом письме по листку…».

  Осенью Веня принял боевое крещение. К ноябрю уже получил звание старшего сержанта. «Да, мама, я был ранен в голову, сейчас совершенно здоров и опять воюю. Представлен к награде за храбрость и мужество. Мама, ты не беспокойся обо мне, на фронте ничего страшного нет. Здесь страх только для трусов».

  Весной В. Шмаков снова был ранен, лечился в госпитале в Мелитополе.  После направлен в другую часть: «Живу хорошо. Никогда не думал, что попаду в такую часть. Работаю ….(зачеркнуто). Нахожусь в такой части, в какой работаешь ты прачкой…»

  И вот, наконец, 1945 год. Письма Вени наполнены радостью скорой победы над врагом: «Привет из Германии! Здравствуй, мама! Я воюю в этой же части в воздухе. Обо мне не беспокойся. Раз на земле меня не убили, так в воздухе не убьют. Им сейчас не до этого, они не знают, куда бежать, ведь до Берлина осталось 300 км. Скоро буду летать на Берлин. Мама, скоро придёт этот день, которого ты, да и не одна ты, а все советские русские матери ждут, и мы с победою вернёмся и заживем по-старому…».

  Среди писем Вени особый интерес вызывает письмо, написанное красным карандашом на небольшом листке бумаги:

Здравствуй, дорогая ласковая мать!
Как тебя мне лучше, ласковей назвать.
Просто я не знаю, ума не приложу,
Ты прости, родная, что в стихах пишу.
Мы с тобой расстались два года назад.
А ведь той разлуке был я, правда, рад.
Я тогда был молод и любил мечтать.
Захотелось очень ястребком летать.
И мечта моя сбывается сейчас,
Я летаю к немцам, бью их в небесах…

                                                    Восточная Пруссия.

  24 мая 1945 году Веня сообщал своей маме: «Живу хорошо. Перешли на порядки мирного времени. Так что можешь надеяться, что мы скоро увидимся…», «…Скоро приезжаю на Родину, т.е. в СССР из этой неметчины – Германии. Значит, жить будет веселей и лучше. Мама, знала бы ты, как надоело жить в Германии, хочется в любую глухую деревню заехать, только бы не жить здесь…».

  Последующие письма полны надежд и мечтаний молодого воина. Письмо от 5 сентября 1945 года: «Здравствуй, мама! Получил от тебя два письма, но с ответом задержался, потому что был в командировке. Насчёт Японии - это ерунда, война уже кончилась. Так что ещё увидимся. Живу я хорошо, сейчас нахожусь в СССР в г. Барановичи. Пока, до свидания».

  9 сентября 1945 года «… Мама, если будут деньги, то купи мне костюм. Узнай, пожалуйста, сколько стоят хромовые сапоги. Я здесь купил, правда, не последней моды. Ещё хочу купить хорошие военные брюки… пока, до свидания, дорогая мамаша. С приветом крепко любящий тебя сын». 

  3 октября 1945 года в дом Е.Н. Шмаковой пришло официальное письмо. Именно тогда, когда его меньше всего ждали. Это было извещение, в котором говорилось: «Екатерина Никитична! Ваш сын гвардии старший сержант Шмаков Вениамин Елизарович, погиб при авиационной катастрофе в воздухе 11 сентября 1945 года. Похоронен в г. Барановичи на кладбище авиагородка. Ялуторовский военком гвардии майор Сибиряков».

  Безмерно горе матери, потерявшей на войне сына. Но Екатерина Никитична продолжала жить, работать. И всю жизнь, как святыню, она хранила письма своего сына.

   

Календарь событий

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»