О конференции "Наше наследие"

 

Традиционная двенадцатая краеведческая конференция «Наше наследие» прошла в  Заводоуковске 20-21 октября 2020 года. Она была посвящена 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, а также 60-летию со дня присвоения Заводоуковску статуса города и 55-летию Заводоуковского района, и ставшему уже традиционным изучению генеалогического наследия земли Заводоуковской.

Подводя итоги конференции, участники конференции предлагают:

  1. Отметить высокий уровень докладов и весомый вклад конференции «Наше наследие» в сохранение культурно-исторического наследия;
  2. Рекомендовать оргкомитету и учредителям продолжить проведение научно-практической конференции «Наше наследие»;
  3. Издать сборник материалов краеведческой конференции «Наше наследие» 2020 года;
  4. Очередную конференцию «Наше наследие» посвятить
    - 160-летию создания первой духовной школы в селе Заводоуковском и изучению развития народного образования в регионе;
    - 100-летию крестьянского восстания в Сибири, его влиянию на историю нашего края, жизнь сибиряков, биографию участников;
    -80-летию начала Великой Отечественной войны и изучению влияния эвакуации промышленности на развитие регионов Урала и Сибири;
    - кроме того продолжить изучение генеалогического наследия юга Тюменской области.




 

 
   

Таков девиз крылатой пехоты. Днём рождения ВДВ считается 2 августа 1930 года. Тогда на учениях Московского военного округа под Воронежем впервые было десантировано на парашютах десантное подразделение - всего 12 человек. С тех пор воины-десантники участвовали в Великой Отечественной войне, вводе советских войск в Венгрию и Чехословакию, боях в Афганистане. Воевали «голубые береты» и в Чечне.

На дорогах мятежной республики, в стреляющих горах, лыбаевец Сергей Грейлих ощущал себя… мишенью. Ведь его радиостанция, смонтированная на старой «Шишиге», была желанной целью для любого террориста.

– Ох, и жалел я тогда, что не в танке! У меня батя в танковых войсках служил, рассказывал мне об армии, и в детстве я часто представлял себя за рычагами грозной боевой машины, – улыбается Сергей.

Рассказы отца повлияли и на то, что после школы парень пошёл учиться на техника-механника в Ялуторовский совхоз-колледж. Студентам давалась отсрочка от армии, и на призывную комиссию Сергей явился, когда ему было 20 лет. А тут ему ещё отсрочку дают – медики решили, что будущий воин слишком худощав.

– Тут уж я возмутился: какая нехватка веса, мои ровесники отслужили давно. И поставил военкому «ультиматум» –  призывайте меня и всё тут! – вспоминает Сергей.

Так в ноябре 1999 года наш земляк стал бойцом прославленной 76 гвардейской воздушно-десантной дивизии. Еще по пути в Псков, к месту дислокации части, услышали тюменские новобранцы разговор о том, что через полгода-год предстоит им ещё одна дорога – на юг, в Чечню, где разгоралась уже вторая по счёту война. Сергей не скрывает, что первой мыслью его стала: «Ох, куда же я попал!»

Но вскоре времени для опасений у него не осталось. В первый же день новобранцев повели на занятия по укладке парашютов, а в январе 2001-го Сергей совершил свой первый прыжок. Парашютная подготовка проводилась без всяких скидок на то, что бойцам ремонтного взвода батальона связи дивизии высаживаться в тыл врага вряд ли когда-то придётся. Но на то он и десант – здесь прыгают все.

Ещё основательнее готовили десантников к грядущей командировке на войну. Командиры, прошедшие Афганистан и первую чеченскую войну, делали всё, чтобы превратить вчерашних салажат в настоящих воинов.

В марте 2001-го Сергей принимал участие в похоронах героев Шестой роты, вставших насмерть на пути головорезов Хаттаба.

– Никогда не забуду это горе, слёзы родных!- говорит Сергей. – В сердце было только одно  чувство – отомстить! И когда нам, наконец,  сообщили, что нас отправляют в Чечню и спросили, есть ли желающие остаться – ни один из строя не вышел.

К тому времени почти все сослуживцы Сергея успели подписать контракт – на войну срочников старались не отправлять. А сам он стал уже и заместителем командира взвода – специалистом ценным, так что на командировку в состав миротворческих сил в Абхазию его не отпустили. И сейчас сержанту Грейлиху предложили остаться в Пскове, но он настоял на отправке вместе со всеми.

В апреле 2001-го Чечня встретила батальон псковских десантников непролазной грязью. Пара дней на приём техники, несколько советов от отвоевавших полгода предшественников – и вот уже первый выезд на боевое задание. И почти сразу за воротами части колонна подорвалась на управляемом фугасе.

– На марше бронежилеты на дверь кабины вешали – для дополнительной защиты, – рассказывает Сергей. – Я ещё думал – а ну как бой, когда я его одевать-то буду? А тут  и минуты не прошло – а я уже в бронежилете с автоматом под колесом у машины лежу – всё как учили!

Не раз и не два приходилось потом Сергею Грейлиху выезжать на боевые, развёртывать антенны радиостанцию в чеченских горах. Попадать под обстрелы, когда казалось, что каждая мина, каждый снаряд в тебя летит! Но потерь у радистов не было. Но вот соседям доставалось порой очень сильно.

– Очень запомнилось крушение вертолёта со спецназовцами, – вздыхает Сергей. – Площадка была рядом с нашим лагерем. Мы бросились туда, четырёх человек вытащили, но 13 не спасли. Вот ведь как бывает на войне – в стольких боях парни участвовали, к самому чёрту в гости ходили – и ничего, а погибли почти в расположении своей части…

Шесть месяцев провёл Сергей на войне. И шесть месяцев его мама, Елизавета Ивановна, не пропускала ни одного выпуска новостей, волнуясь за сына. Во многом поэтому, когда в октябре 2001-го их вывели из Чечни, сержант Грейлих решил дальше службу не продолжать и разорвал контракт.

– Нет, я не жалею о том, что мне пришлось послужить и повоевать. Но трепать нервы родным не хотелось. Да и Инесса, моя невеста, уже который год меня ждала – сначала учился, потом служил – сколько же можно! Сейчас живу спокойно в Лыбаево, работаю в агрофирме, дочек рощу. Совсем мирный человек. И только 2 августа, когда в день ВДВ парадку с наградами надеваю, вспоминаю стреляющие горы и своих однополчан, с которыми служил и сражался плечом к плечу, спиной к спине – как и положено в десанте, - заканчивает разговор Сергей.

   
© МАУК ЗГО «Заводоуковский краеведческий музей»