Печать
Просмотров: 132

Ермачкова Е.П.,
 к. и. н., преподаватель
ГАОУ СПО ТО
«Агротехнологический колледж»,
отделение в г. Заводоуковске

В 1929 г. при тресте «Ураллес» был создан Заводоуковский лестранхоз, который впоследствии неоднократно менял своё название (леспромхоз, мехлесхоз). Именно здесь добывались стратегическое сырьё и материал особого назначения для армии и флота, необходимые в авиасудопонтоностроении, для изготовления лыж, ружейной болванки и др. С деятельностью этого предприятия тесно связана история Заводоуковска и окружающих населённых пунктов. Молодое предприятие остро нуждалось в рабочей силе, заготовке и отправке столь необходимых бурно развивающейся промышленности стройматериалов. Начиная с 1929 г. из деревни срочно требовалось удалить «чуждый» пролетариату элемент, то есть всех, не согласных с политикой объединения крестьянства в коллективные хозяйства и максимально быстрого наполнения закромов Родины продовольствием. Ухудшение взаимоотношений с рядом капиталистических держав (Англия, Германия, Япония) ставило СССР перед фактом возможности начала войны, вести которую с пустой казной, отсталым вооружением и голодным населением не представлялось возможным. На кону стояло само существование советской власти.

Для проведения модернизации отечественной промышленности приступили к индустриализации в масштабах всей страны. Средства для её осуществления решили «изъять» в деревне не только у кулаков, но и остальных поставщиков сельскохозяйственной продукции. Сотни тысяч советских граждан, предварительно поделенных на три группы «кулаков», доставляли в Зауралье осваивать лесные просторы, поднимать сельское хозяйство, строить промышленные предприятия. Вместе с главами семей, арестованных силами ОГПУ, в путешествие, прозванное «кулацкой ссылкой», отправлялись их ближайшие родственники, начиная с младенцев и заканчивая седыми стариками.

До июля 1931 г. вопросами, связанными с расселением и трудоустройством спецпереселенцев, занимались областные исполкомы. Они заранее подавали заявки на количество требующейся рабочей силы, распределяя прибывших по определённым районам. После выхода постановления СНК СССР 1 июля 1931 г. «Об устройстве спецпереселенцев» управлением этой новой категорией советских граждан стало заниматься ОГПУ. Специальные (трудовые) поселения ГУЛАГа для высланных кулаков появлялись по всей Уральской области. В самом начале 1930-х гг. несколько спецпосёлков организовали в северо-восточной части Ялуторовского и Новозаимского районов, где ощущалась нехватка рабочей силы на лесозаготовках. Так, 10 сентября 1931 г. директор Тюменского леспромхоза сообщал начальнику Тюменской группы ОГПУ Урала что в Новозаимский район были командированы три члена ВКП(б). 29 июня в районный центр прибыли Я.П. Давыдов и М.Д. Дорожкин, а 31 июня – И.А. Данилов, которые провели инструктаж по конвоированию спецпереселенцев на лесоучастки [1].


Новозаимский район, 1939 г.

 


Ялуторовский район, 1939 г. 

Перед этим директор Тюменского лестранхоза обратился к начальнику Тюменской опергруппы ОГПУ Урала с просьбой «разрешить получить 1200 человек из числа кулацкого элемента, находящегося в распоряжении ОГПУ на работу по лесозаготовке. Размещение этих людей по участкам ЛПХ предполагается: Тюменский район – 840 человек, Ярковский – 160 чел., Нижне-Тавдинский – 200» [2]. По всей видимости, «совершенно случайно» нашлось ещё несколько сотен человек, приговорённых к исправительным работам, которых решили направить в Новозаимский район.

Одним из основных условий при выборе места их расположения являлось удалённость от железнодорожных магистралей, городов, рабочих посёлков, совхозов и МТС. Поэтому украинцев, белорусов, поляков сначала везли по железной дороге до станции Заводоуковской или Новой Заимки, потом на подводах отправляли в сторону современной Лебедёвки и Юрги на расстояние в 25-70 километров. Когда прибывали большие партии, их под усиленной охраной, по трактовым и просёлочным дорогам вели к конечному пункту пешком. Местное руководство оказалось не готовым к принятию такого количества людей в дали от «цивилизации». Остро не хватало инструментов, стройматериалов (вокруг имелись только лесные чащи), специалистов по возведению жилых бараков и помещений социально-культурного назначения, медицинских работников. И хотя всем депортированным разрешили иметь при себе до 3 000 рублей и настоятельно рекомендовали захватить с собой пилу, топор, лопату и зимнюю одежду, упакованных в груз до 30 пудов на одну семью, сотням людей пришлось жить под открытым небом в ожидании постройки бараков или землянок.

Размещать вновь прибывших рекомендовалось в специальных посёлках, где имелись жилые помещения, столовая, баня, лавка-база, пекарня и клуб-школа. При этом, в первую очередь, следовало «возвести помещения жилья, баню и помещения, обслуживающие снабжение, а затем и все остальные, формируя в основном, постройки бараков-общежитий» [3]. Просчётом целесообразности использования труда спецпереселенцев занимался экономист-плановик Заводоуковского лестранхоза Николай Павлович Клёнин, а вот техническое руководство работами, наблюдение и контроль осуществлял присланный Правлением треста на 1930/31 операционный год специалист лесоуправления Константин Трофимович Тихомиров [4].

По плану спецпосёлки должны были вмещать 100-500 семей, но выстроить бараки, комендатуры, жильё для охранников посреди леса на такое количество людей оказалось довольно проблематично. Поэтому в Ялуторовском районе лесные спецпосёлки выглядели значительно скромнее тех, что появлялись как грибы после дождя в Тобольском округе, Горнозаводском Урале, Казахстане. Большой удачей считалось получить на семью отдельный угол в бараке, отгороженный от соседей занавеской. Руководство лесной промышленности распорядилось отводить спецпереселенцам жильё из расчёта 3 м3 на человека, но такую норму соблюдали редко. Поэтому местное руководство и выбрало Заводоуковский ЛТХ, на участках которого имелось уже готовое жильё для временных рабочих лесорубов.

Из архивных источников удалось установить, что первая партия спецпереселенцев была привезена сюда в самом начале октября 1931 г. Как сообщал директор Заводоуковского ЛТХ Мусанов совершенно секретно директору Уралтранлестреста 5 октября 1931 г.: «Спецпереселенцы в настоящее время размещены в рабочих бараках, специально для них выделенных в Падунской даче. Отвод специального земельного участка в натуре ещё не произведён, но производится предварительное обследование участка на площади примерно 200 га. Отвод участка в натуре, производство подготовительных работ по постройке посёлка и приобретение инвентаря, скота и семенного материала тормозятся отсутствием на этот предмет средств» [5]. Всего на попечение лесного управления определили тогда 85 семей, состоящих из 403 человек. При этом трудоспособных оказалось только 44% - 97 мужчин и 93 женщины. Помимо них прибыло 40 взрослых, не способных самостоятельно позаботиться о себе и доблестным трудом приносить пользу Родине: 16 мужчин и 24 женщины оказались сильно преклонного возраста. Рядом с ними в бараках устроили 92 ребёнка в возрасте от двух до семи лет и 81 ребёнка в возрасте от восьми до 14 лет. Остро встал вопрос о школе и яслях, медпункте и бане, столовой и необходимом количестве рабочего инвентаря. Почти сразу прибывшим выделили участок в 200 га, из которых 4,5 га отвели под усадьбы, 50 га – огороды и 145,5 га – под пашню. Но без лопат и семян обрабатывать землю никто не спешил.

Из архивных источников удалось установить, что к началу 1932 г. Заводоуковским ЛТХ было образовано три посёлка (Щучье, Сушилка, 58-й участок), в которых разместили 169 семей, состоящих из 709 человек. В дальнейшем их численность незначительно менялась из-за того, что кто-то пускался в бега, становился нетрудоспособным, умирал, рождался (табл.1).

Таблица 1.

Размещение спецпереселенцев по Заводоуковскому ЛТХ в 1932 г. [6]

Спецпереселенцев

Январь

1 марта

10 марта

Семей

169

169

169

Человек

709

709

711

Из них взрослых:              мужчин

177

175

124

женщин

206

203

140

детей до 16 лет

326

331

326

нетрудоспособных

129

109

121

в бегах

-

-

4

Занято на работах всего

188

290

 

Из них:                               мужчин

111

146

 

женщин

61

123

 

детей до 16 лет

16

21

 

Так получилось, что среди прибывших к концу января 1932 г. оказалось несколько десятков нетрудоспособных граждан, которые не имели никакой возможности прокормить себя и свои семьи. Основная причина невыхода на работу – тяжёлая хроническая или только что приобретённая болезнь, паралич, инвалидность, старческий возраст, беременность. Например, у 41-летней больной Евдокии Сусловой оказалось шесть иждивенцев, в семье 71-летнего Демитрия Дурина работал только один человек, который содержал двух парализованных стариков, у 75-летнего Николая Ефимова на двоих работников приходилось трое иждивенцев. В число потенциальных лесорубов попал и 101-летний Самсон Валугин. Всего в марте 1932 г. среди прибывших числились 121 «старика и старухи» из 129 нетрудоспособных. Кроме них 77 женщин в основном сидели дома либо беременными, либо «с малыми ребятами» и пятеро мужчин серьёзно болели.

Новый директор Заводоуковского ЛТХ Бородин и заведующий секретной частью Тимофеев секретно докладывали 4 февраля 1932 г. в Тюмень, что «1). Труддисциплина на одном из участков из числа первой партии удовлетворительная, на втором участке из вновь прибывшей партии труддисциплина ниже среднего состояния, отказов от работы массового характера нет, был лишь один случай отказа. 2). Качество выполняемой работы на участке Сушилка из числа второй партии не отличается от вольнонаёмных; на участке Щучье из числа прибывшей вновь партии качество работы неудовлетворительное, потому что часть из них не была знакома с работой в лесу. 3). Производительность труда на участке Сушилка удовлетворительная, на Щучье производительность низкая вследствие того, что многие не умели совершенно в лесу работать. 4). Развёртывание трудсоревнования недостаточное вследствие того, что мало проводится массовой работы. 5). Работа по охране труда проводится, но всё же случаи увечья были вследствие того, что многие из них обращаться с лесом не умеют. Увечья было два, случаев смерти не было. 6). На участке Сушилка оплата премиально-сдельная, на участке Щучье тоже сдельная. Случаев задержек в выплате зарплаты не было; выдачи происходят два раза в месяц, расчётные книжки выданы первой партии, а второй пока не выданы. 7). Инструменту вполне достаточно, производственная одежда выдается – лапти и теплые обвертки» [6].

Таблица 2.

Сведения об использовании труда спецпереселенцев по Падунскому участку Заводоуковского ЛТХ Уралтранлестреста за февраль 1932 г.

 

Участок Щучье

Участок Сушилка

Всего

Всего спецпереселенцев

545

146

691

Всего трудоспособных

203

86

289

В том числе трудоспособных мужчин

82

45

127

женщин

103

33

136

подростков 10-17 лет

18

8

26

Состоят на работе всего:

189

85

274

                          мужчин

97

44

141

женщин

78

33

111

подростков

14

8

22

Больных

18

1

19

Средняя фактическая норма выработки по основной работе в %

лесозаготовки

84

0

84

дроворубы и распильщики

45

0

45

метельщики

45

0

45

шпалорезка

57

0

57

на шпалах

0

120

120

Организовано бригад на сплавной пункт

14

4

18

в них человек

147

40

187

Охват трудовым соревнованием (чел.)

14

40

54

Полное выполнение задания в бригаде

2

8

10

Премировано бригад

6

0

6

Средняя месячная зарплата на участке Сушилка в феврале 1932 г. составляла 220 руб., при этом лесорубы на лесозаготовках в среднем получали 2 руб. 90 коп., а некоторые до 3 руб. 20 коп. На участке Щучье в феврале 1932 г. среди достаточно плотно размещённых людей появились случаи серьёзных заболеваний. Руководство лестранхозом обратилось в Ялуторовский райздравотдел с требованием принять срочные меры. Например, предстояло оборудовать приёмный покой на 10 коек при Тумашовском пункте Райздрава, усилить медобслуживание спецпереселенцев. Не имея необходимых на то ассигнований, лестранхоз обязывался оплатить 50% зарплаты медработника, выделить средства передвижения и спецодежду выезжающим в лес. Всего в марте 1932 г. нетрудоспособными из-за плохого здоровья оказались 51 человек. При специальном освидетельствовании им подтвердили диагноз: плохое сердце, ревматизм, отёки ног, эмфизема, старческий катаракт, дряхлость старческая, отсутствие ноги (руки), малокровие, грыжа.

В марте 1932 г. начали заключить договора по принятию на работу спецпереселенцев, фактически находящихся на учёте десяти лестранхозов Уралтранлеса. А именно – 9 069 чел., прибывших осваивать лесные просторы Сибири и Урала в составе 2 139 семей.

Таблица 3.

Спецпереселенцы, заключившие договора с Уралтранлесом о принятии на работу

1 марта 1932 г.

 

Лестранхоз

Семей

Человек

1.                  

Боровлянский

432

1750

2.                  

Заводоуковский

169

709

3.                  

Камышловский

72

312

4.                  

Курганский

177

727

5.                  

Кутькинский

177

727

6.                  

Мехонский

169

535

7.                  

Окуневский

339

1592

8.                  

Тугулымский

162

633

9.                  

Тюменский

213

983

10.              

Чащинский

229

1121

 

Всего

2139

9069

2 апреля 1932 г. из правления Заводоуковского ЛТХ в Ялуторовский районный ОГПУ поступил план развёртывания колониального строительства для спецпереселенцев на сумму 442 530 руб. Для начала произвели обмер имеющихся строений Падунского прорабского участка, где оказалось восемь бараков, сушильни, пилоточная, бани, вошебойка, столовые. Данные о проживании там людей не просто удручают, они не поддаются осмыслению! Как в одном бараке площадью 280 м2 могли одновременно размещаться 172 человека – не понятно! Даже минимальный размер жилплощади в пресловутые 3 м2 на человека здесь был нарушен и сокращён почти в два раза до 1,6 м2.

Жилая площадь спецпереселенцев Падунского лесоучастка Заводоуковского ЛТХ в апреле 1932 г.:

  1. Участок Щучье:

- барак №1 - 280 м2, где проживали 45 семей из 172 человек, при этом 27 школьников и 49 дошкольников,

- сушильня - 14,5 м2,

- барак №2 – 204 м2, где проживала 31 семья из 141 человека, при этом 24 школьника и 33 дошкольника,

- сушильня - 36 м2,

- пилоточная – 18 м2,

- баня новая №1 -  29 м2, пропускная способность - четыре человека в час,

- вошебойка - 7 м2,

- столовая совместно с вольнонаёмными контробеспечения.

  1. Квартал 58-ой:

- столовая - 63 м2,

- барак №3 – 114,2 м2, где проживало 13 семей из 46 человек, при этом четверо школьников и 15 дошкольников,

- барак №4 -77,5 м2, где проживало 14 семей из 43 человек, при этом пятеро школьников и 11 дошкольников,

- барак №5 - 100,3 м2, где проживало 11 семей из 48 человек, при этом 12 школьников и 15 дошкольников,

- барак №6 – 108,1 м2, где проживало 13 семей из 44 человек, при этом трое школьников и двое дошкольников,

- баня -  58 м2, пропускная способность - 15 человек в час,

- столовая.

  1. Участок Сушилка:

- барак №7 -187,5 м2, где проживало 18 семей из 85 человек, при этом восемь школьников и 21 дошкольник,

- барак №8 -123,8 м2, где проживало 13 семей из 61 человека, при этом шестеро школьников и 12 дошкольников.

Всего спецпереселенцами были заняты строения общей площадью 1274,4 м2, в 168 семьях проживало 698 человек, из которых 97 оказались школьного возраста и 164 дошкольника. Уже 24 апреля технорук Заводоуковского ЛТХ И.П. Буранцев, комендант посёлка спецпереселенцев В. Шахтаров и агроном Озолин нашли подходящий участок под строительство нового посёлка примерно на 1 000 человек на правом берегу Коктюля в 100-150 м выше мельничной запруды. В мельничном пруду водилось много разной рыбы, в соседнем лесу встречалась дичь, росли ягоды и грибы. Предлагалось использовать мельницу не только для размола зерна, но и соорудить небольшую электростанцию.

1 апреля 1932 г. установили нормы получения товаров первой необходимости спецпереселенцами Ялуторовского района, занятыми в лесной промышленности. На каждую семью в месяц полагались сахара 800 гр., чая – 25 гр., мыла – 200 гр. Всё остальное приходилось покупать в торговых лавках. К этому времени им удалось обзавестись за счёт государства пятью лошадями, за свой счёт купили две коровы, три плуга, пять борон-зигзагов, одну сеялку, пять сбруй. Для занятия огородничеством и земледелием выделили 150 га. Люди радовались, что смогут вырастить своими руками овощи и хлеб, дети перестанут пухнуть от голода, а старики наконец-то займутся хорошо известным им и посильным делом. Греясь на весеннем солнышке, они спорили, что может вырасти в этом суровом краю, родится ли картошка, успеют ли до заморозков завязаться огурцы и помидоры. Общими силами засеяли 10 га овса и 1га гороха.

А 15 мая пришёл приказ собрать всех спецпереселенцев из Уралтранлестреста и отправить их в совершенно другое место. Предстояло в трёхдневный срок произвести все расчеты по заработной плате и взятым в Лескоопе продуктам питания и промтоварам. Руководство ЛТХ обязали обеспечить отъезжающих продуктовым пайком на трое суток, а также организовать конвоирование до вагонов и места назначения.

Освободившиеся площади были востребованы в 1937 г., когда на Щучье разместилась колония НКВД №4. И опять сотни человек, попавших в жернова сталинских репрессий, в одночасье превратились в дешевую рабочую силу, призванную обеспечить государство сибирским лесом.

 

Источники:

 

  1. Государственное бюджетное учреждение Тюменской области Государственный архив Тюменской области (далее - ГБУТО ГАТО). Ф. Р-184. ОП.1. Д. 20. Л. 53-53 об.
  2. ГБУТО ГАТО. Ф. Р-184. ОП.1. Д. 20. Л. 54.
  3. ГБУТО ГАТО. Ф. Р-184. ОП.1. Д. 20. Л. 111.
  4. ГБУТО ГАТО. Ф. Р-184. ОП.1. Д. 22. Л. 4.
  5. ГБУТО ГАТО. Ф. Р-184. ОП.1. Д. 56. Л. 11-12.
  6. ГБУТО ГАТО. Ф. Р-184. ОП.1. Д. 56. Л. 15-17.

 

 Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2019.- СС. 98- 103.