Печать
Просмотров: 254

Медведева Н.В.,
краевед,
г. Заводоуковск

 

В одной из своих публикаций в «Нашем наследии» было высказано предположение, что мои предки по отцу Бекишевы являются чалдонами, ссылаясь на особенности домостроения, интерьера, говора, внешних данных. В дальнейшем я задалась целью это предположение подтвердить либо опровергнуть. Первоочередной задачей стало углубление знаний о чалдонах. Изучила несколько научных работ по этому вопросу.

Следует отметить, что и в этнографии интерес к чалдонам проявился сравнительно недавно – на рубеже тысячелетий. В 1995 году в монографии томского этнографа П.Е. Бардиной «Быт русских сибиряков Томского края» едва ли не впервые было уделено внимание чалдонам, напечатано само это слово и проведён его анализ. По её мнению, чалдоны (или челдоны) – это сибирские старожилы, так их называли по всей Сибири. Ещё недавно большинство старожилов воспринимали это название как обидное, неприятное прозвище, тем более что оно употреблялось чаще всего с обидными эпитетами «желторотый» или «желтопупый». Для объяснения термина распространены народные этимологии: переселенцы с рек Чала и Дона, с Чалдона-озера. Ещё оно объяснение – слово пошло от глагола «чалить», то есть плыть, с Дона. Автор уточняет: «Но всё это не более как попытки найти подходящее и приемлемое значение слова из своего же языка, тогда как, скорее всего, оно происходит из чужого языка» [1].

Далее было приведено мнение В.И. Даля. Затем Бардина пишет, что «чалдон» – это вовсе не самоназвание старожилов, так их назвали более поздние переселенцы в Сибирь. Они воспользовались этим словом, первое значение которого «бродяга, каторжник, беглый, варнак», потому что исходили из обывательского представления, распространённого в Европейской России, что все сибиряки и есть бывшие каторжники. Но со временем, заключает П.Е. Бардина, слово утратило былой смысл, а приобрело новый, позитивный.

Е.Ф. Фурсова [2] приводит рассказы старожилов, в которых говорится, что чалдоны названы по реке Чалда. Многие из собеседников этого автора считали, что чалдоны пошли от казаков: «Песни у чалдонов такие проголосные и мотив такой, как у донских казак». Некоторые полагают, что по Дону предки нынешних чалдонов тащили челны или чалы, отсюда и имя. Кроме того, Е.Ф. Фурсова приводит рассказы о том, что раньше старожилов звали чалдонами, «а сибиряками счас стали звать». Итоги изучения автором чалдонов Сибири были следующие. Во-первых, не все сибирские старожилы называли себя чалдонами. Во-вторых, на юге Западной Сибири не фиксируется негативный оттенок термина «чалдон». Это связано с тем, что здешние чалдоны представляют особую группу старожильческого населения, они – потомки казаков донского происхождения. В-третьих, широкое распространение термина «чалдон» свойственно именно Западной Сибири. В Восточной Сибири, по мнению, Е.Ф. Фурсовой, так называли только выходцев из Забайкалья, чаще всего потомков от русско-бурятских браков [3]. Е.Ф. Фурсова признаёт, что вопрос происхождения термина «чалдоны» достаточно дискуссионен, многозначен, и, самое главное, не может полностью отражать культурной специфики и этнической истории своих носителей.

Совсем иная версия происхождения челдонов как старожильческой группы сложилась у сибирского географа А.М. Малолетко. Он признаёт, что челдонами именовали сибиряков-старожилов переселенцы начала XX века. «Сейчас это слово почти вышло из употребления, и его можно услышать только в глухих уголках Сибири, – полагает этот автор. – А это слово, несомненно, отражает какой-то этап заселения Сибири и связано с какой-то группой выходцев из европейской части страны» [4].

От других авторов позиция А.М. Малолетко отличается тем, что он предлагает выделять по времени переселения в Сибирь не две группы русских, а три, среди которых две разновременных группы старожилов. По мнению этого автора, первыми русскими жителями Сибири были выходцы с Дона, которые основали в низовьях Иртыша колонию Лукоморье. Эта колония была даже отмечена на западноевропейских картах. Русские пришли с реки Самара. Среди них были Каяловы, по семейным преданиям которых переселения состоялись за десять поколений (200 – 250 лет) до Ермака, то есть примерно во второй половине XIV столетия. Эти русские наладили связи с местными жителями, усвоили их хозяйственный опыт и превратились постепенно в охотников и рыбаков.

В после Ермаковское время русское население Сибири пополнилось выходцами с Русского Севера – это была вторая волна русских, по определению Малолетко, казачья. Именно они придумали обидную кличку «челдон» и ею называли более ранних переселенцев, потому что видели в них людей примитивных, занимающихся охотой и рыболовством, забывших земледелие. Казаки же занесли это слово за Енисей. А переселенцы рубежа XIX–XX столетий усвоили эту кличку и распространили её на своих предшественников – на русское население второй волны, которые слово в свое время и придумали. Негативный смысл клички даже усилился, в Иркутской губернии слово «челдон» стало обозначать разбойника, бродягу, грабителя [5].

Мне больше по душе мнение писателя-историка Георгия Сидорова, члена РГО, биолога-антрополога. Со старого сибирского диалекта «челдон» переводится как «человек с реки». После последней планетарной катастрофы часть белых людей севера никуда не ушла со своих рек. Они жили в своих крепостях и городах на ярах рядом с хантами, манси и тунгусами. Предки современных челдонов создали по всей Сибири свои княжества и стали собирать с угров, самоедов и тунгусов дань пушниной. По Оби самым сильным князем был Иван Таюн. А его сын под именем князя Тояна попросил прийти русских казаков на Томскую землю. Вторым сильным сибирским князем был Пуркей Обдорский. Это его воины не пустили армию Кучума дальше реки Демьянки. Становится понятно, почему три тысячи казаков Ермака сумели разгромить 25 тысяч бухарцев. В хантыйских преданиях и легендах тобольских татар говорится, что Ермак был наследником Тавдинского русского князя, разорённого местными тюменскими мурзами, и он был вынужден бежать со своим сыном на Волгу. Когда все войны за присоединение Сибири к Русскому государству закончились, сибирским русским язычникам челдонам был дан ультиматум: либо принятие христианства, либо они вне закона. Тех, кто не принял христианство, стали уничтожать под корень [6].

Другой задачей было доказать, что мои предки с давних пор жили на территории Сибири. С помощью генеалогического исследования узнала, что Бекишевы в метрических книгах записаны со второй половины XVIII века (как минимум). А Зычановы (предки со стороны матери) и того раньше. Однако их я не рискнула назвать чалдонами. Пожалуй, потому, что никто из Зычановых не позиционировал себя с ними. В то время, как Павел Яковлевич Бекишев не раз говорил: «Мы – чалдоны». Это подтверждают и их поведенческие характеристики.

Чалдоны традиционно не торопятся выполнять приказы власти, считая себя не обязанными кому-либо подчиняться: чалдоны медлительные, добросовестные работники, но не любящие исполнять чьи-либо приказы, поскольку подчинение и холопство у чалдонов традиционно считается позорным. «Чалдон шапку не ломат!» — чалдон перед властью не снимает шапки, не мнёт её в волнении, не кланяется, то есть прямой приказ чалдон выполнять не будет, а если его заставят, то делать будет нарочно медленно и небрежно. Также нарочно они не выказывали почтения начальству или более статусным людям. Они крайне редко подчинялись кому-либо, предпочитая жить в нищете, но никогда не идти в батраки. Они добросовестны, упрямы и независимы до угрюмости.

За эти особенности характера в свое время поплатился мой дед Бекишев Иван Степанович. Он запомнился мне суровым немногословным человеком, ведь на его долю выпало немало испытаний. В 1930 году тройкой ПП ОГПУ по Уралу его осудили на 10 лет лишения свободы по обвинению в принадлежности к контрреволюционной организации (ст. 58, п. 11). Что меня насторожило: во всех обвинительных и реабилитационных документах деда указан 1907 год рождения. Возможно, при аресте он нарочно утаил метрики и «омолодил» себя на два года, чтобы ему не приписали соучастие и поддержку крестьянского восстания. Ведь его брат-погодка Семён Степанович (1904 г. р.), за активное участие в повстанческом движении 21 апреля 1921 года Реввоентрибуналом Сибири был приговорен к трём годам лишения свободы условно. Он, скорее всего, был убит «при попытке к бегству», как зачастую расправлялись тогда с участниками этого крестьянского противостояния. Ведь после ареста о нём не было ни слуха, ни духа.    

Вообще же из села Долговское Ишимского уезда пострадало немало наших родственников и однофамильцев. Так в 1921 году, кроме Семёна, были объявлены повстанцами и осуждены Яков Фёдорович, Тихон Михайлович и Пётр Ильич Бекишевы. Тихон Михайлович в 1937 году был снова арестован по обвинению в участии в контрреволюционной кадетско-монархической организации и расстрелян. В 1930 году по обвинению в принадлежности к контрреволюционной организации к высшей мере наказания был приговорён Сильвестр Иванович Бекишев (1893 г.р.). В 1937 году репрессиям подверглись дед вышеупомянутого Павла Яковлевича – Семён Иванович (1888 г. р.) вместе с сыном Николаем Семёновичем (1810 г. р.), по 58-й статье приговорённые к 10 годам лишения свободы по обвинению в антисоветской агитации. Старший брат Семёна Меркурий Иванович по данному обвинению был приговорён к восьми годам лишения свободы [7]. В этом же году к высшей мере наказания и конфискации имущества был приговорён их земляк Бекишев Филлип Васильевич (1883 г. р.), проживавший в то время в г. Чусовой [8]. Все они наверняка принадлежали к роду чалдонов и поэтому не могли принять новую власть, которая относилась к крестьянству зачастую враждебно и низводила их до положения рабов.

Что интересно, в селе Долговское (судя по переписи населения 1897 года) домохозяйств с фамилией Колмаковы было в шесть раз больше (55 против девяти), чем Бекишевых, однако жертвами политических репрессий из Колмаковых стали всего два человека: Кузьма Васильевич и Лука Михайлович. Оба участвовали в крестьянском восстании 1921 года, за что были приговорены к трём годам лишения свободы условно [9]. Возможно, это связано с генетикой, и Колмаковы не являются потомками вольнолюбивых и строптивых чалдонов, к коим относятся Бекишевы. 

  Старожилами являются и предки по материнской линии – Зычановы, однако чалдонских замашек и у них не наблюдается. Скорее всего, они были законопослушными гражданами. Ведь в открытом списке жертв политических репрессий  Зычановых вообще не значится, в то же время такая редкая фамилия, как Бекишевы, встречается полсотни раз. Да и это понятно, ведь не все сибирские старожилы считали себя чалдонами, как подчеркивает Фурсова Е.М.  

  Поздними русскими поселенцами и местными племенами принято дразнить чалдонов выражением «чалдон желтопупый», что является серьёзным оскорблением для чалдонов, которые гордятся своим вольным происхождением и своей «исконной сибирской русскостью», поскольку это выражение является намёком на то, что чалдоны когда-то в своём роду имели представителей монголоидной расы и представителей татар [10]. Хотя браки между кочевыми племенами степняков и русскими не были редкостью. Политика Российского государства создавала условия для того, чтобы эти браки образовывались естественным образом. Смешанный брак был выгодным, как местным, так и пришлым. В переводе с тюркского «бекиш» значит «равный князю».

 Как психолога, меня заинтересовала поведенческая характеристика чалдонов: они характеризуются медлительностью, добросовестностью, плохими способностями к запоминанию, упрямством, добродушием, независимостью, склонностью к неподчинению власти и приоритетом общественного, коллективного. «Ну, точно про меня», - сразу мелькнула мысль…

Чалдонские черты характера ярко проявлены и у моего отца. Угрюмый, упрямый, упорный - он никогда не прогибался перед власть имущими. Начальство мог послать на три известные буквы, за что ещё в начале трудовой деятельности заработал устный выговор, когда работал на заводе Тюменьсельмаш. Его оппоненту, начальнику цеха, тогда влепили строгий выговор за плохую организацию трудового процесса. После этого начальник стал его открыто гнобить. Недолго думая, отец хлопнул дверью и уволился, хотя уже к тому времени он был передовиком и новатором производства. На его счету было два изобретения (отличать от рацпредложения). Не терпящий какого-либо насилия над собой, Валерий отказался ходить на лыжную секцию в Свердловске, так как тренер предъявлял свои требования, которые выполнить было тяжело после напряжённого трудового дня на Химмаше. Тем не менее, он занял первое место на дистанции 50 км - остальные не выдержали и сошли с дистанции. За время своей трудовой деятельности у него несколько раз была возможность получить от государства квартиру. Но ему не в жилу было просить и кланяться. И от «прихватизации» он ничего не поимел, в то время как другие, прогнувшись перед начальством, за ничтожную плату обзаводились значительными материальными средствами.

Таким образом, можно сделать вывод, что из всего вышесказанного предков  Бекишевых можно смело отнести к чалдонам. Ещё в 1940-х годах к чалдонам причисляли себя не менее 30% сибиряков, но сейчас этот народ растворился в русском, и только семейные предания иногда говорят о происхождении человека не только от пришлого населения Сибири. Чалдонский генофонд и сегодня дает о себе знать, что нередко проявляется в характере и внешних данных потомков.

 

Литература:

  1. Бардина П.Е. Быт русских сибиряков Томского края. – Томск, 1995. – С. 224.
  2. Фурсова Е.Ф. Традиционная одежда русских крестьян-старожилов Верхнего Приобья (конец XIX - начало XX вв.). Серия: Этнография Сибири», Новосибирск: Институт археологии и этнографии СО РАН, 1997. - С.105.
  3. Календарные обычаи и обряды восточнославянских народов Новосибирской области как результат межэтнического взаимодействия (конец XIX–XX вв.). Новосибирск, 2002. – Ч. 1. Обычаи и обряды зимне-весеннего цикла. - С. 204.
  4. Малолетко А.М. Первая русская колония в Сибири // Исторический опыт хозяйственного и культурного освоения Западной Сибири. Барнаул, 2003. – С. 84–90.
  5. Сидоров Г.А. Пути, дороги, встречи. М., «Концептуал», 2014. - С.461-469.
  6. Сидоров Г.А. Пути, дороги, встречи. М., «Концептуал», 2014. - С.461-469.
  7. БД «Жертвы политического террора в СССР». Книга памяти Омской обл. // https://ru.openlist.wiki/
  8. Там же.
  9. Там же.
  10. Бакина К.Н. Старообрядчество Заводоуковского края и Колмаковы // Актуальные проблемы современного образования и науки (Материалы Всероссийской научно-практической конференции), Заводоуковск, 2012. С.145.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2018.- СС.101-104.