Печать
Просмотров: 245

Зуева Г.В.,
потомок купеческой династии
Колмаковых-Брюхановых,
г. Екатеринбург

 


Дом Брюхановых, г. Тюмень, открытка Агафуровых.

Сейчас для России идея объединения, возвращения к исконным ценностям (например, семьи, родины), наиболее значима. Понятие «род» является одним из исконных понятий русской культуры, ещё Нестор писал, что славяне жили родами. Но на время, которое пришлось на годы советской власти, многие из нас были лишены этого богатства – своего Рода. Так было и с нашей семьёй.

Впервые в своей жизни я столкнулась с темой Рода, Родовой кармы и Родового дерева в 2015 году, прослушав курс лекций психолога Натальи Шафрановой о важности восстановления дерева своего рода до седьмого колена и важности проведения обрядов для предков и их поминовения в молитве. Сначала мне это показалось невозможным: построить своё дерево рода до седьмого колена и прочесть за них молитвы. Психолог рассказывала невероятные истории о том, как менялась жизнь людей, следовавших этим практикам. Как раскрывались тайны предков, утерянные в войнах и революциях. Мне казалось, ничего нового о своем Роде я не узнаю, ведь на тот момент я с трудом могла вспомнить имя прабабушек по матери, а по отцу не знала даже дедушку.

Я решилась попробовать и поискать сил и поддержки у предков. Я начертила схему рода до седьмого колена (по отцу и по матери), вписала туда немногочисленные имена, которые знала моя мама, и оставила чистые квадратики для тех, чьих имён я не знала. Получилось 126 квадратиков. Я стала молиться, и чудо не заставило себя ждать. Уже после нескольких молитв предки стали посылать информацию о себе. Не подумайте плохого, голоса я не слышала. Просто жизнь стала разворачивать цепочки событий, которые привели к тому, что я сейчас выступаю на краеведческой конференции. Мне удалось собрать информацию по пяти фамилиям, две из них до 11-го колена. Чудо в том, что я не ездила по архивам, я только молилась и проявляла интерес к моим предкам, всё остальное происходило само, как в сказке.


Альбомы прабабушки Л.С. Колмаковой и новые фотокниг

Моя прабабушка по маме Лидия Степановна Колмакова приехала в Екатеринбург из Тюмени. Сами мы из Екатеринбурга и в Тюмени никогда не были. Прабабушку Лиду я не помню, она умерла, когда мне было меньше года. Её супруг Брюханов Пётр Александрович умер в Гражданскую, и о нём я ничего не знала, как, впрочем, ничего не знала и мама. Сын Лидии Степановны,  мой дедушка Павел Петрович Брюханов, ничего не рассказывал о своих родителях, время было такое, лишь незадолго перед смертью подписал старые семейные фотографии. Но в том и чудо, что до молитвы фотографий для меня как будто не существовало, я их видела и ничего не чувствовала, и не понимала. И вот первая ласточка – моя двоюродная сестра (Александра Брюханова) вскользь сказала маме, что в Тюмени, кажется, есть дом Брюхановых. Причём я ничего не спрашивала, информация как бы начала открываться сама. Я заглянула в интернет и действительно нашла дом некоего М.А. Брюханова, но эти инициалы мне ничего не сказали, я не могла тогда найти родовой связи.

 Тогда моей маме пришла мысль, а не сделать ли запрос «дом Колмакова». Мама нашла одну статью в интернете о доме Колмаковых в Ишиме и даже написала вопрос на сайт, но ей не ответили. Тогда-то я узнала про девичью фамилию прабабушки Лиды и начала искать сама - и тут на нас полилось море информации. Нашлось сразу много статей тюменских краеведов о семье Колмаковых, о Заимке в Заводоуковске, о домах Колмаковых в Тюмени. Я сопоставила их с теми фотографиями, которые остались от прабабушки. Это были не просто фотографии, это были прекрасно сохранившиеся толстые, красиво оформленные ковкой и живописью альбомы, повествовавшие о жизни «империи» купцов Колмаковых, которые наконец для нас «ожили».

Предки как будто стали говорить с нами голосами краеведов, взахлёб рассказывая о том, что так долго было скрыто от нас, ныне живущих правнуков. Ощущение было фантастическим, история России, освоение Сибири, Гражданская война, Революция, - всё, что было немного скучноватой историей, вдруг, оказалось, имеет отношение ко мне лично. Это мой прапрадед построил прекрасные дома в Тюмени, это пароходы «Товарищества Братьев Колмаковых» ходили по сибирским рекам, это они построили уникальную пятиэтажную мельницу, и они же при этом были людьми благочестивыми, содержали старообрядческие скиты, поддерживали монахов, кормили в голодные годы крестьян, давали работу и строили больницы.

Через интернет я узнала, что в Тюмени во флигеле дома Колмаковых открылась выставка, посвящённая купеческому роду Колмаковых. Моя подруга дизайнер восстановила сканы всех наших фотографий из пяти больших альбомов, и с этим потрясающим архивом вся наша большая семья приехала в Тюмень на эту выставку. Но сначала мы решили приехать в Заводоуковск посмотреть на Заимку, где познакомились с вашими неутомимыми краеведами (Леонидом Николаевичем Басовым и Алексеем Александровичем Севостьяновым). Побывали мы и в Ялуторовском музее, получили много информации и там. В результате я смогла собрать все фотографии в большой фотоальбом, который моя мама Вера Павловна, в девичестве Брюханова, представила в 2016 году здесь на конференции.

На этом все не закончилось. Нас через Заводоуковский музей нашла краевед любитель Галина Галингер, которая сама через архив составила дерево купцов Колмаковых до 11-го колена. Она же предложила мне найти для нас сведения по другой ветке рода – по Брюхановым (это супруг моей прабабушки Лидии Колмаковой), и чудо снова повторилось. Я получила от неё сотни выписок из архивных документов и теперь уже сама смогла составить дерево Рода Брюхановых до 11-го колена. Передо мной снова ожила история ещё одного рода.

Тогда же в 2016 году нас нашла краевед Литовченко Вера Павловна из тюменского университета, библиотека которого, оказывается, находилась в реконструированном доме моего прадеда Петра Александровича Брюханова. На тот момент Вера Павловна в книге «Дома как люди» написала об этом доме и о его обитателях. Для нашей семьи это был ещё один шок, ведь мы ничего не знали о своих предках ещё летом 2015 года.

Архивы раскрыли для нас историю рода Брюхановых от Фёдора Степановича Брюханова – тюменского ямщика по переписи 1700 года. Сейчас много сведений можно подчерпнуть в интернете и совместить с данными архивов – получается очень живой образ. Так мы узнали о том, что в 1601 году царь Борис Годунов издал указ об устройстве в Тюмени «ямской гоньбы» - государственной ямщицкой службы, и первые ямщики были присланы из Соли Камской. Посмотрев переписи Соли Камских ямщиков, выложенные на сайтах, специализирующихся на поиске родословных, я узнала, что именно оттуда и были направлены с первыми ямщиками наши Брюхановы. Сам термин «ямской гоньбы» произошёл от выражения «ямскую гоньбу гоняют своей охотою (добровольно)».

Ямскую гоньбу гоняли охотники, выбираемые из податных крестьян. Нового гонщика избирали в присутствии его односельчан. Происходило это в приходской церкви. Будущий ямщик приводился к крестному целованию и давал обязательство «ямскую гоньбу гонять с прежними ямскими охотниками в ряд, а на кабаке не пропиваться, и зернью (в кости) и в карты не играть, и никаким воровством (преступлением против государства) не воровать, и никуда не збежать». Это уже характеризует прадедов как людей ответственных и работящих.

Мы узнали о том, как ямщик Василий Фёдоров сын Брюханов был взят в рекруты по Челобитной тюменского воеводы Д. Зубова сибирскому губернатору М.П. Гагарину о направлении солдат и рекрут для экспедиции Бухгольца 1716 года.  Ямщики тогда требовались для воплощения идеи Сибирского губернатора князя М.П. Гагарина о походе в Яркенд за «песочным золотом» и строительстве крепостей по Иртышу, согласно указам Петра I. Василий не вернулся из похода, такой вывод я сделала, т. к. его не было в переписях следующих лет, да и детей больше не рождалось. Его сын Григорий Васильевич до конца жизни оставался ямщиком и прожил 76 лет.

Нашлись адреса ямщиков Брюхановых в Ямской слободе. Так, Павел Григорьевич Брюханов 1752  года рождения согласно Книге записей жителей города Тюмени (1801-1803), «49 лет - живёт в доме, оставшейся от отца своего, состоящей 2-й части в 1 квартале под №104». Этот адрес соответствует Ямкской слободе города Тюмени. Свои дома тогда имели далеко не все семьи, как показывает анализ Ревизских сказок, в одном доме часто жили по три поколения с братьями и незамужними сёстрами, их жёнами и многочисленными детьми.

Простые записи переписей раскрывают историю становления капитала. Как известно, ямщицкая служба была не из лёгких. Вырваться с тяжёлой ямщицкой службы удалось только следующему поколению. Так, Агрофена Ивановна Брюханова (приб. 1794 г. р.), супруга Степана Павловича Брюханова, уже будучи вдовой, в 1835 году перечислена в Тюменские мещане из крестьян (18 августа 1835 года, указ №4845). Всё это накануне отмены крепостного права.

В феодальной России приписка к мещанству, сословию юридически свободному, была естественным стремлением выйти из крепостного состояния и приобрести статус свободного человека. Приписка к этому сословию была наиболее доступной. Она не требовала объявления капитала, как переход в гильдейское купечество, а лишь уплаты менее значительной, чем гильдейская, суммы, необходимой для вступления в Мещанское общество, в купечество же могли выбиться немногие.

Даже записи о рождении ребёнка могут рассказать о многом. Так, согласно Метрической книге города Тюмени Воскресенкской церкви при рождении Степана Павловича 17 декабря 1790 года его восприемником был купец Федот Барашков. Восприемниками обычно становятся близкие друзья или родственники, что говорит о возросшем социальном статусе семьи Брюхановых.

 

Но уже сын Агрофены Ивановны Брюхановой Илья Степанович Брюханов был в 1859 году перечислен в Тюменские третьей гильдии купцы (по указу Тобольской Казённой палаты от 15 декабря 1859 года  №1412) и приносил казне в год дохода по городской оценке 50 руб. 10 коп. серебром.


Александр Ильич и Августа Флегонтовна Брюхановы, 1879 год.

Их сын и мой прапрадед Александр Ильич Брюханов (1856 г. р.) был женат на крестьянской дочери Августе Флегонтовне Яруновой, воспитаннице Фотины Семёновны Серебряковой (дочери известного в Тюмени купца и благотворителя С.М. Трусова). Брак был по любви и в то же время очень выгодным. И уже купец второй  гильдии Александр Ильич приобрёл землю в Тюмени и построил дом на углу улиц Подаруевской и Царской (с 1922 года -ул. Семакова, 18) при солидной финансовой поддержке Ф.С. Серебряковой, которую он почитал за тёщу и называл «единственной благодетельницей» своего семейства. Умер он рано, примерно в 29 лет, от чахотки. Оставшись вдовой в 26 лет с двумя малолетними детьми, Августа Флегонтовна продолжила дело мужа по торговле бакалейно-посудным товаром и мебелью, и уже через год она была заявлена в члены второй купеческой гильдии (по документу, выданному II отделением Тобольской Казённой палаты №12088 от 31 августа 1887 года).

Коллектив ТД Бр. Брюхановы, 1909 год.

Их сын и мой прадед Пётр Александрович Брюханов был человеком образованным, окончил полный курс Тюменского Реального Училища, прекрасно знал немецкий, в нашем архиве сохранились копии его контрольных работ с отличием. В 1910 году он вышел из купеческого сословия, создал фирму «Торговый дом «Братья Брюхановы», занимался издательской деятельностью, в его доме размещалась типография «Товарищество печатного дела «Брюханов и Ко», был вкладчиком первой Тюменской компании электричества, в 1915 году был избран гласным городской думы, с 1916 года былявлялся представителем городского Управления по налогу с недвижимого имущества. В своём доме открыл представительство страхового общества «Саламандра». Он был большим любителем лошадей и был вице президентом Тюменского общества поощрения коннозаводства. В 1914 году, после начала Первой мировой войны занимался набором лошадей в армию и был награждён золотой медалью «За усердие». Умер Пётр Александрович в 1920 году в Омске от тифа, уехав за отступившими войсками Колчака в возрасте 36 лет, оставив Лидии Степановне пятерых детей, двое из которых умерли в младенчестве.


Павел, Степан и Александр Брюхановы, 1920-е годы

Его старший сын Павел Петрович Брюханов – мой дедушка. Он родился в 1911 году. На его долю пришлись: Октябрьская революция, Гражданская война, национализация и индустриализация и две мировых войны. Он пользовался большим уважением у всех, кто его знал и любил. Прожил он 93 года и умер в 2004 году.


Павел Петрович и Галина Петровна Брюхановы сразу после ЗАГСа, 1937 год.

Поиски своих корней оживили для меня пустые клеточки «дерева Рода», и сейчас я чувствую себя связанной с историей родной земли. Не забывайте своих предков, молитесь о них. Они живы в нашей памяти, пока мы помним о них. И они всегда рады откликнуться и помочь.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2018.- СС. 84-88.