Печать
Просмотров: 132

Бабушкина А.А.,
Доценко Т.А.
студентки 2 курса,

Ермачкова Е.П.
канд. ист. наук,
преподаватель  
ГАПОУ ТО  «Заводоуковский
агропромышленный  техникум»

 


Выпуск первого государственного займа, 20 мая 1922 г.

Разорённые Первой мировой, а затем и Гражданской войной финансы России тормозили строительство нового советского государства. Среди партийного руководства выдвигались многочисленные идеи о том, где, как и у кого следует в срочном порядке «искать» огромные суммы, необходимые на развитие отечественного народного хозяйства, формирование органов управления, содержание армии и карательных структур. От идеи полного отказа от денежных знаков и их замены всевозможными суррогатами пришлось перейти к изъятию «лишней» денежной массы у советских граждан.

20 мая 1922 года в соответствии с постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) в стране был осуществлён выпуск первого советского государственного займа сроком на восемь месяцев. Из-за широкой натурализации хозяйственных связей, послевоенной разрухи и голода, а также обесценивания бумажных денег, заём был выпущен в хлебных единицах – пудах ржи. Именно эта единица и значилась на облигациях займа. Объём такой кредитной операции, которая официально именовалась как «Первый внутренний краткосрочный государственный хлебный заём 1922 года», составлял 10 млн. пудов. В марте 1923 года последовала эмиссия второго хлебного займа на 30 млн. пудов ржи, а в ноябре того же года – сахарного займа в объёме 1 млн. пудов сахара-рафинада [3, с.9-15].

Некоторые кредитные операции, как, например, «Крестьянский выигрышный заём 1924 года» и «Второй крестьянский выигрышный заём 1925 года», были целенаправленно ориентированы на деревню. При этом, как писал один из ведущих теоретиков и идеологов правительственной политики в сфере кредита 1920-30-х годов профессор М.И. Боголепов, властями решались две взаимосвязанные задачи. С одной стороны, облигации должны были стать способом поступлений сельскохозяйственного налога, с другой – способствовать знакомству широкой массы сельского населения с внутренним государственным кредитом [1, стб. 492].

Следует отметить, что займы советского времени во многом походили на аналогичные операции дореволюционного периода. Особенно это касалось многочисленных выигрышных займов, которые традиционно ещё с 60-х годов XIX столетия пользовались в России повышенным спросом [2, с. 35-37]. Увеличение сроков  погашения приносило значительный доход казне. Крестьяне и рабочие молодого советского государства от всей души надеялись, что именно их лепта в виде купленной облигации поможет сохранить политическую и экономическую независимость их Родине.

Постепенно происходит замена «натуральной» формы государственных займов на денежную. 31 октября 1922 года правительство объявило о подписке на первый советский денежный заём на 100 млн. руб. В следующем году выпустили ещё два беспроцентных займа: хлебный и сахарный.

Тогда же вышел краткосрочный заём Наркомата путей сообщения в форме транспортных сертификатов на сумму 24 млн. золотых рублей и сроком от девяти месяцев до года. Покупатели могли использовать их для оплаты поездок по железной дороге, благодаря чему эти ценные бумаги получили самое широкое распространение наряду с только что введёнными советскими дензнаками и твёрдыми червонцами. Номинал железнодорожных облигаций был меньше червонца – 5 руб. со страховкой от обесценивания.

Основной целью займов оставался быстрый сбор средств. Поэтому некоторые выпуски облигаций предполагали достаточно высокую доходность вплоть до 12%. Популярностью пользовались облигации с выигрышами в тиражах и ценные бумаги, благодаря которым можно было получить определённые льготы - банковские ссуды или средства  уплаты налогов. И, хотя с введением НЭПа и «полосой дипломатического признания СССР» страна начала получать иностранные кредиты, тем не менее, государственные займы надолго остались основным средством преодоления бюджетного дефицита.

Наша территория с 1924 по 1934 годы входила в состав Тюменского округа Уральской области и, как остальные регионы СССР, обязана была выполнять нормы сбора государственных займов. С каждым годом эти цифры постоянно увеличивались, но из-за ухудшения природных условий и последовавшего затем снижения уровня жизни сибиряков, в 1924/25 году население Уральской области не смогло внести достаточную лепту в государственную казну. Если в 1923/24 году государственные доходы области в бюджет от реализации займов составили 3 451 тыс. руб., то в следующем 1924/25 году - всего 3 045 тыс. руб. [6, с. 83]. Областное руководство объясняло это ещё двумя причинами. Во-первых, отменой принудительной выборки облигаций второго золотого выигрышного займа. Во-вторых, реализацией пятого внутреннего займа 1925 года только кредитными учреждениями и сберкассами, данные которых не вошли в общую сумму реализации. Тем не менее, объяснить резкое падение платёжеспособности жителей Уральской области в следующем 1925/26 году брались немногие. Именно тогда здесь была собрана рекордно низкая сумма займов – всего 1,7 млн. руб. Пришлось снова применять насильственные методы распространения облигаций, частичной выдаче заработной платы этими красивыми бумажками. В результате в 1926/27 году доход от займов по Уральской области составил 4,5 млн. руб., а в 1927/28 году – 7,4 млн. руб. [7, с. 76].

 

Котировка фондового отдела при Московской Товарной биржена 14 января 1929 года
(цены, по которым Госбанк и сберкассы Тюменского округа продавали и покупали облигации госзаймов)
[5]


1-й 6%-й заём 1922 г. с тек. купон. за


5 р. обл.

Покупка

Продажа

4.70

-

2-й 6%-й заём 1924 г. с тек. купон. за

5 р. обл.

4.98

-

3-й 6%-й крест. 1927 г. с тек. купон. за

 

5 р. обл.

 

5.03

-

Беспроцент. 1926 г. с тек. купон. за

100 р. обл.

121.50

123.50

10%-й заём 1927 г. с тек. купон. за

25 р. обл.

26.19

26.39

1-й 6%-й заём индустриализ. за

25 р. обл.

25.55

25.65

2-й 6%-й заём индустриализ. проц. за

25 р. обл.

25.92

26.12

2-й 6%-й заём индустриализ. беспроц. за

 

25 р. обл.

 

25.92

 

-

 

Для организации отечественного самолётостроения в 1926 году началась продажа билетов Всесоюзной авиалотереи. Предстояло собрать 2 млн. рублей, поэтому руководство Тюменского округа распорядилось увеличить намеченный к исполнению облисполкомом план и заказало 2000 билетов. В газете «Красное знамя» журналисты сетовали, что их будет сложно реализовать среди местного населения [4].

Определённую часть средств, собранных в ходе государственных займов, использовали для покупки за границей племенного скота, сортовых семян, земледельческой техники. В сибирскую глубинку стали поставляться иностранные трактора, оборудование для маслодельных кооперативных заводов, радиоприёмники и др. О том, что зачастую труженики были вынуждены отдавать значительную часть своих скромных заработков, в ущерб приобретения столь необходимых продуктов питания и предметов первой необходимости, никто нигде не упоминал.

 

Литература:

  1. Боголепов М.И. Государственный кредит // Большая советская энциклопедия. Т. 18. М., 1930. 470 с.
  2. Бугров А.В. Выигрышные займы 1864 и 1866 годов // Вестник Банка России. 2003. №69. С. 35-40.
  3. Вавилов Ю.Я. Государственный кредит: прошлое и настоящее. М.: Финансы и статистика, 1992. 91 с.
  4. Красное знамя. 1926. № 18 от 21 декабря.
  5. Красное знамя. 1929. № 10 от 13 января.
  6. Хозяйство Урала в 1924-25 г. Конъюнктурный обзор. Свердловск: Типография «Гранит» Акционерного общества «Уралкнига», 1925. 163 с.
  7. Экономика Урала в таблицах и диаграммах за 1925/26 – 1928/29 гг. Свердловск: «Уралполиграф», Типография «Гранит», 1929. 48 с.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие": материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2018.- СС.78-80.