Печать
Просмотров: 128

Гаврилов М.И.
канд. биол. наук,
г. Заводоуковск

 

 Ландшафтный подход – самая плодотворная идея человечества
(общепринятое).


Охраняемые территории Советского района ХМАО 

В преддверии 90-летнего юбилея Государственного боброво-соболиного Кондо-Сосвинского заповедника (транскрипция того времени без мягкого знака) произведём внутриландшафтный анализ событий с использованием картографического и геоботанического методов исследований и интерпретации материалов лесоустройства [7, 8]. Процессы заповедания и лесопользования, видимо, происходят с периода послеледникового освоения территории, это семь-восемь тысяч лет тому назад. Возникают охраняемые культовые участки, такие как Святой мыс и Святой сор на реке Малой Сосьве, в бассейнах рек Ем-Еган (Святая река) и Ук (Голова), близ поселений Шухтунгорт, Тузингорт, старый и новый  Хангокурт и других. Особо охраняемые урочища обитаний местного краснокнижного подвида бобров, соболиных и рыбопромысловых угодий.

С начала ХХ века происходит формирование научных масштабных проектов заповедания - создания  сети ООПТ (Особо Охраняемых Природных Территорий). В России до этих событий уже существовали частные «заповедники», приграничные засеки, места «царских охот». А так же городские и сельские красоты для ограниченного лесопользования, собирательства, охот, отдыха, маскировки и защиты. После серии научных конференций принимаются решения о создании «Природных парков  типа американских». Важную позицию представляют взгляды наших учёных-первопроходцев заповедного дела: А.П. Семёнова-Тян-Шанского, В.В. Докучаева, Г.А. Кожевникова, Н.А. Морозова, В.В. Станчинского, их предшественников и последователей [10]. Так, в 1929 году, после экспедиций легендарного (по видению писателя-натуралиста Виталия Бианки) Василия Владимировича Васильева, возникает первый в Западной Сибири  Кондо-Сосвинский заповедник, первоначальное название - Северо-Уральский [2].    


В.В. Васильев - основатель Кондо-Сосвинского заповедника.    

   Лесопользование до периода ликвидации заповедника в 1952 году, в связи с труднодоступным положением региона, касалось лишь охотничье-промысловой фауны, местного деревянного строительства и отопления. Между тем есть некоторые сведения об искусственных палах с целью создания прибрежных осинников – кормовых угодий  бобра. Исстари бассейны рек Малой Сосьвы и верховий Конды, представляющих собой центральную часть ландшафта, население которого не превышало  двухсот человек, с севера на юг пересекали всего пять троп – «юшей». Участки этих троп находились в пользовании отдельных семей  ханты и манси. На них строились избушки, лабазы. Хозяйство было примитивным, но очень  разумным. Перед сезоном охоты уже знали численность зверей, определяли  места и способы охоты, а также нормы добычи [11].

  В период существования заповедника на  территории в 800 тыс. га по его периметру располагались промыслово-охотничьи союзы, ежегодно приносившие меховую валюту России в ценных шкурках, преимущественно соболя. В 1931-1933 годах добывалось по 700-1200 зверьков, что равнялось производительности всего Урала в лучших довоенных 1926-1927 годах. В 1952 году по велению сверху заповедник  в числе 20% других ведущих учреждений России своего профиля был необоснованно ликвидирован.   Школа, медпункт, библиотека, музей этого первого научного и культурного центра Тюменского севера, пережив Вторую мировую, исчезли – но не из памяти людей [3, 4, 5, 9, 10, 11]!

/
Научный отдел заповедника Малая Сосьва - лучшие годы.

Новый период индустриального освоения Кондо-Сосьвинского ландшафта начался с прокладкой железной дороги Ивдель-Обь в 1968 году, впервые в мире открывшей сравнительно небольшим протяжением доступ к огромным массивам среднетаёжных, преимущественно сосновых, лесов. Стальная колея прошла прямо по водоразделу Малой Сосьвы и Конды, что позволило создать лесозаготовительный  Советский район на смену лидеру леспрома России в военное время - Заводоуковскому. Очевидно, опять под нажимом сверху, учёными-лесоводами Свердловска были рекомендованы сплошные рубки спелого леса. Таким образом, на месте заповедного появился индустриальный, а, может быть, и постиндустриальный ландшафт. Площадь вновь созданного в 1968 году административного района Тюменской области составила немногим более трёх миллионов гектаров с лесным фондом 73,02 %, болотами 20,2 %, сельскохозяйственными угодьями 0,03 %, водными поверхностями 0,8%. Под застройкой, дорогами, промышленными объектами было 0,57 % [1].

В целом площадь Советского района соответствует эталону центральной части Кондо-Сосьвинского ландшафта и соизмерима с территориями таких государств, как Албания, Армения, Бельгия, Израиль (от 20,7 до 30,5 тыс. кв. км).  За годы девятой пятилетки десять леспромхозов и пять лесхозов района заготовили свыше 23 млн. кубометров древесины. Этот некогда живой ресурс составил почти пятую часть общего запаса лесов.

В 1971 году на части территории Кондо-Сосвинского заповедника, благодаря усилиям экспедиции Центральной научно-исследовательской лаборатории Главохоты РСФСР,  её научного руководителя Ф.Р. Штильмарка, был создан республиканский бобровый заказник «Верхнекондинский» площадью 141,6 тыс. га.  После этого, в 1970-1975 годах появилось более тридцати статей, очерков и заметок, посвящённых проблеме восстановления леса. Академики С.С. Шварц, В.Б. Сочава, профессора В.Г. Гептнер, Г.А. Новиков,  А.Г. Воронцов,  А.Н. Формозов, В.Н. Скалон, депутат поссовета М.Т. Яковлев  задали законный вопрос: «Почему после научных разработок экспедиции до сих пор не восстановлен заповедник хотя бы в усечённом виде»?

Свершилось! Вместо намеченных 296 тыс. га, площадь созданного 17 февраля 1976 года постановлением Совета Министров РСФСР  Государственного заповедника «Малая Сосьва» составила 92,9 тыс. га. В 1993 году силами его сотрудников после многочисленных согласований территория была расширена до 225,526 тыс. га, а охранная зона по периметру составила 160,025 тыс. га. Ранее удалось на уровне региона – Ханты-Мансийского автономного округа – утвердить проекты Памятника природы «Озеро Ранге-Тур» (2238,5 га) и Природного парка «Кондинские озёра» (43, 9 тыс. га.). В целом охраняемые территории составили более 585 тыс. га, из них чистый заповедный фрагмент  ландшафта – в том числе с  охраняемым растительным покровом - составил немногим более 225 тыс. га, остальная часть  территорий сохраняет преимущественно охотничью фауну - рубки леса возможны [6]. 

Ф
.Р. Штильмарк - основатель десятка охраняемых территорий Сибири.

По В.И. Вернадскому, ноосферное мышление требует хотя бы знания эксплуатируемой и девственной составляющих ландшафта. Наши исследования 1977-1995 годов территории заповедника до её расширения в геоботаническом аспекте охватили около 100 тыс. га. Из них на елово-кедровые и их производные леса приходится 8,9 %, на сосновые - 34,9 %, на заболоченные леса - 24,7 %, на болота -14,8 %.  Лесозаготовки  в пределах Советского района - эталона ландшафта  - в основном имели место в сосновых лесах. Для  обзорного анализа  экстраполируем с территории заповедника «Малая Сосьва» на данные по Советскому району. С учётом гарей, приспевающих сосняков и мелких непригодных участков для сплошных рубок расчёт будем производить на треть территории, то есть 1 млн. га. Территория, пройденная рубками, составила 350 тыс. га, что сопоставимо  с площадью под ООПТ- 585 тыс. га.

Вывод предоставим читателю и будущим исследователям. На наш взгляд, положение тревожное, но не безнадёжное. В таёжных условиях подрост практически не имеет конкурентов в виде мощных злаков и других трав. Восстановление произойдёт.  Не так уж опасно заболачивание, часто пульсирующее на стадиях «лес – болото». Хотелось бы поздравить земляков и сослуживцев с юбилеем первой заповедной территории Западной Сибири, пожелать поиска новых технологий  природообщения с опережающим приоритетом заповедания, экологии для целей непрерывного развития. Что и составляет «Сферу Разума» (ноосферу).

В заключение хотелось бы поделиться словами песни о заповеднике: «А над Сосьвой поднимается туман, белой дымкой одевается она… Только воздухом болота всё дышу – Асе Енга, Асе Енга обхожу. Лишь на озере с сосною Хане Тув я сорву всего лишь сон-траву, что б реликты тех далёких тёплых дней сохранили свою нежность для людей… Пусть журчит, всегда журчит лесной ручей, где пасётся дикий северный олень, где медведи тихо бродят по тропе и кукушка всё наврёт, наврёт тебе… Там стоит лесной посёлок Хангокурт, заповедника работники живут. Помнят мысли замечательных людей – завещавших край таёжный свой тебе».

 

 

Литература:

                 

  1. Беспалова Т.Л., Васин А.М.. Васина А.Л., Гаврилов М.И., Лыхварь В.П. и др. Разделы, характеризующие Особо охраняемые природные территории // Мой адрес - Советский район. Екатеринбург, 2003. C. 19-72.
  2. Бианки В.В. Конец земли. Путевые впечатления 1930 г. // Собрание сочинений в 4-х томах, Л., 1976. С. 5-98.; Васька-ойка – Кожаный чулок. Там же. С.147-162.
  3. Васильев В.В. Бобры на Тобольском севере // Охотник, №8, 1927. С. 23.
  4. Васильев В.В. Ондатра. М., 1947. 91 с.
    5. Васильев В.В., Раевский В.В., Георгиевская З.И. Речные бобры и соболи в Кондо-Сосвинском государственном заповеднике // Труды Кондо-Сосвинского гос. запов. М., вып.1, 1941. 97 с.
  5. Васин А.М., Васина А.Л., Гаврилов М.И., Лыхварь В.П., Рогачёва Э.В. Сыроечковский Е.Е., Штильмарк Ф.Р. Заповедник «Малая Сосьва». ИФ «Унисерв», 2000. С. 28-47.
  6. Гаврилов М.И. Таёжная растительность заповедника «Малая Сосьва»: карта М. 1:25000. Новосибирск, 1982. – В/о «Леспроект».
  7. Гаврилов М.И. Методические основы и этапы составления крупномасштабной геоботанической карты «Таёжная растительность заповедника «Малая Сосьва» // Опыт исследования растительных сообществ в заповедниках. М., 1988. С. 44-57.
  8. Гарновский К.В. В Кондо-Сосвинском заповеднике (1940-1945). П/О «Исеть». 118 с.
  9. Дуглас В. Экология в Советской России. М., 1991. 396 с.
  10. Скалон В.Н. Речные бобры северной Азии. М., МОИП, 1951. 207 с.
  11. Штильмарк Ф.Р. Историография российских заповедников. М., 1996. 340 с.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие":материалы докладов  и сообщений,- Ишим, 2018.- СС. 64-67