Печать
Просмотров: 74

Скачкова Г.К.,
 канд. ист. наук, заведующий
музеем народного образования
Тюменской области 
ТПИ им Д.И. Менделеева
(филиал) ТюмГУ

Период революционных потрясений 1917 года и последовавшая за ним смена власти и Гражданская война привели к радикальным изменениям в образовательной системе страны. Главной задачей, которая была поставлена в стране в марте 1919 года Программой РКП(б)  – ликвидация безграмотности, проведение бесплатного обязательного обучения всех детей до 17 лет [10; с. 20].  Тобольская губерния, находившаяся до осени 1919 года под властью А. Колчака, не предпринимала кардинальных перемен в образовании: дореволюционные учебные заведения продолжали свою деятельность, правда, статус их был до конца не определён. Газета «Тобольская коммуна» от ноября 1919 года комментировала создавшееся положение так: «До сих пор многие граждане города Тобольска не знают, что открыты все школы (бывшие приходские) и, может быть, отчасти, поэтому ощущается большой недостаток учащихся, который в настоящее время вполне объясним¸ так как у учеников нет тёплой одежды, расстояние от дома до школы обыкновенно большое, а морозы всё крепнут» [10; с.20]. К примеру, по данным отчётов школы второй ступени, преобразованной из женской гимназии, в течение всего 1920/21 учебного года «отсутствовали определённые сведения о составе классов даже у тех лиц, кому это специально ведать надлежит» [4; с.40 ]  .

Одной из главных проблем, с которой столкнулась новая школа, была нехватка педагогических кадров. «Возвратить все педагогические силы, ныне работающие не по специальности и являющиеся абсолютно неизменными в деле народного образования», - говорилось в решении Тюменского губернского съезда Советов в июне 1920 года [ 10; с.22], привлекалась и образованная  молодёжь.

Известный педагог Тобольска Е.Г. Чекмезова (Маляревская) о первых годах своего учительства сохранила яркие воспоминания: «Видать, хотят из Вас учительницу сделать, - заявил нам бывший гимназический сторож Егор Яковлевич, пришедший ко мне с повесткой от директора школы II ступени, только что организованной. Весной 1919 года я закончила восьмой класс женской гимназии... Сама я, говоря откровенно, была смущена. Во-первых, я с детства не соглашалась со стремлением родителей непременно сделать из меня учительницу. С ранних лет меня властно держала в плену музыка… А, во-вторых, учительствовать, да ещё обучать старшеклассниц, из которых многие были не моложе меня, и работать в обществе людей, совсем недавно бывших моими учителями – обо всём этом стоило задуматься. Но долго раздумывать, конечно, не приходилось. На другой день, надев своё коричневое форменное платье, только без чёрного фартука, я отправилась на школьный совет. Собрались педагоги, оставшиеся в городе. Это был математик духовной семинарии Гурай Никифорович Хронусов, Колчев, серб по происхождению, как будто географ, учительница математики Таисья Флегонтовна Рычкова, Анфия Степановна Знаменская (сейчас Поникаровская), две сестры Мутины Ольга и Нина Михайловны, старушка-француженка Екатерина Иосифовна Кросновская, Наталья Николаевна Куратова, мой прошлогодний классный руководитель, учитель рисования Пантелеймон Петрович Чукомин, преподавательница пения Агрипина Константиновна Кулакова. Вступительное слово о целях и задачах новой школы держал директор Георгий Иванович Симонов. Содокладчиком выступал чекист, матрос Балтийского флота Ленько» [9].


Г.И. Симонов - учитель Мариинской женской гимназии, 2-й рад сверху, 2-й слева

Георгий Иванович Симонов (1889-1923) – один из тех представителей «старой школы», который с энтузиазмом влился в коллектив советской школы II ступени. Он не только творчески подходил к учебному процессу, но и активно вовлекал учащихся школы в общественную работу, в краеведение. Первые ученицы этой школы, некогда бывшие гимназистками, помогали ему создавать Кабинет тобольсковедения (1922 год) - комплексную лабораторию-музей, призванную всесторонне изучать историю города, судьбы его великих земляков и распространять эти знания среди населения [8; с. 29-32]. Кабинет тобольсковедения служил научно-методическим центром, в котором, кроме историко-документального и литературного фондов, сформировался комплекс экскурсионных программ, различных методических пособий и разработок экскурсий, востребованных учителями школ города и региона, просветителями из других регионов и даже из зарубежья.  Одно из направлений деятельности Г.И. Симонова как учителя словесности – популяризация творчества русских писателей: Н.А. Некрасова, П.И. Мельникова-Печёрского, А.С. Пушкина, Ф.М. Достоевского, С.Я. Надсона. Особое место в исследованиях краеведа занимал П.П. Ершов. Усилиями местных краеведов и учащихся под руководством Г.И. Симонова было собрано более 300 экспонатов для музея П.П. Ершова.

Г.И. Симонов вместе со своими учениками и единомышленниками предпринимал большие усилия для сохранения памятников истории и культуры: домов деревянного зодчества, личных вещей знаменитых тоболяков, предметов религиозного культа, археологических коллекций, изделий косторезного ремесла, различного рода художественных ценностей и проч.[6; с.52].  


П.П. Чукомин с кружковцами в педтехникуме

Чукомин Пантелеймон Петрович (1874-1938), учитель рисования, талантливый художник, выпускник Санкт-Петербургского центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица, открыл первую в Тобольске художественную школу и Музей изящных искусств. С этой целью он собирал произведения искусства, книги, реквизированные или брошенные зажиточной частью населения города после отхода колчаковских войск. Музей изящных искусств был открыт в здании бывшей Женской гимназии в апреле 1920 года, а в августе начала работу художественная школа. П.П. Чукомин, поддерживаемый заведующим тобольским народным образованием А.Ф. Демьяновым, планировал открыть и художественно-промышленные мастерские по обработке мамонтовой кости. В Тобольске, считал он, «необходимо культивировать этот промысел и развивать его не только в направлении ремесленного, но и художественного производства» [7; с. 36].    

Однако эти благие замыслы  П.П. Чукомину не удалось осуществить, а в 1924 году властями были закрыты художественная школа и музей, формально - из-за нехватки средств. Несмотря на очень короткий период своего существования, художественная школа подготовила ряд талантливых детей к продолжению художественного образования. Одним из них является М.С. Булатов, талантливый зодчий, доктор архитектуры, заслуженный архитектор Узбекской ССР, член Союза архитекторов СССР. В одном из своих писем студенческой поры Митхат Булатов писал: «Экзамен в институт выдержал. Должен признаться, что своими знаниями всецело обязан нашей школе, где преподавание, даже в сравнении со столичными школами, поставлено высоко». Также он вспоминает, что в художественной школе они учились не только рисовать, но и знакомились с историей искусств, творчеством выдающихся мастеров русской и европейской живописи.

«Пантелеймон Петрович требовал от нас овладения основами художественного мастерства – рисунком. «Рисовать - значит правильно видеть, глаз – наиболее точный инструмент, надо научиться им владеть», - не уставал он повторять нам. Начало 1920-х было временем тяжёлой разрухи после Гражданской войны. У нас не было красок, кистей, бумаги, но это никого не смущало. Пантелеймон Петрович научил нас делать колонковые, беличьи и щетинные кисти, медовые акварельные краски» [4; с. 46-47].

Период организации новых советских школ был очень труден, но интересен для молодёжи. Именно в этот период молодые люди всех социальных слоёв активно вовлекались в общественную жизнь, приобретали управленческие и педагогические навыки. К середине 1920-х в Тобольской семилетке была налажена система обучения, чётко действовали ученические органы самоуправления. Они ведали всеми вопросами внутришкольной жизни: нужды учащихся, общественная и культурная деятельность, хозяйство, дисциплина и порядок, выборы учителей-предметников (от «неугодных» учителей избавлялись путём простого голосования) и отбор учащихся, поступающих в школу. Последнее явилось ответом на политические тенденции государства - не допускать в школу «неблагонадёжных элементов». По постановлению Тобольского окружного исполнительного комитета с апреля 1924 года в школу не принимали детей торговцев и служителей культа. Из списка 138 претендентов на исключение из школы педагогическая комиссия вычеркнула тех, кто проявил себя успешной учёбой и активной общественной деятельностью [4; с. 43].  

Большое значение для развития образования и досуговой занятости детей в Тобольске имел кружок юных натуралистов М.П. Тарунина, организованный в Тобольском Доме пионеров. Непревзойдённый знаток природы края, орнитолог, охотовед, таксидермист Михаил Петрович Тарунин (1889 – 1967), прививал детям любовь к родному краю, передавал ценный практический опыт общения с природой и научного исследования природных явлений, обобщения результатов своих наблюдений. Экскурсии на природу, возглавляемые им, позволили установить границы обитания многих видов птиц, рыб, насекомых, пополнить богатыми коллекциями отдел природы Тобольского музея [8; с. 87].   


 М.П. Копотилов среди учителей, 1-й ряд в центре

Преподаватель истории Копотилов Михаил Петрович (1896 – 1939), выпускник Петроградского историко-филологического института, успешно воплощая в жизнь идеи и принципы трудовой школы, устанавливал связи с краеведами районов, организовывал ячейки и филиалы Общества изучения края, выступал с докладами и писал статьи по вопросам истории  [1; с. 224].  

Кроме привлечения учителей, оставшихся в городе и согласившихся перейти в советские школы, власти начали подготовку молодых кадров педагогов. В 1920 году в городе Тобольске были открыты педагогические курсы, через два года преобразованные в педагогический техникум с целью подготовки учителей начальных классов. Из-за острой нехватки педагогов в сельских школах было решено подготовить досрочный выпуск 10 учителей уже в 1922/23 учебном году. Почти все учащиеся педтехникума являлись членами общества «Долой неграмотность» [2; с. 56].    В 1927/28 учебном году при педтехникуме было создано туземное отделение с интернатом, которое готовило кадры педагогов для национальных школ Севера. [3; с.73]. В конце 1920-х годов задача подготовки учителей была возложена и на общеобразовательные школы II ступени (семилетки) с педагогическим уклоном. Пройдя, наряду с общеобразовательными, курс специальных психолого-педагогических дисциплин, их выпускники направлялись, как правило, в сельские отдаленные школы сибирского региона.

Таким образом, несмотря на значительные трудности этого периода, благодаря энтузиазму талантливых и нравственно одухотворенных учителей, формировалась новая школа, выполняя возложенные на неё традиционные функции, просвещая и приобщая детей к образованию, неся доброе и вечное.

 

Литература:

  1. Белобородов В.К. Копотилов Михаил Петрович // Тобольский биографический словарь. / Под ред. В.Ю. Софронова. Екатеринбург, 2004. С. 224-225.
  2. Ванчицкая Л.Н., Майсейкина Л.Д. Из истории Тобольского педагогического техникума им. В.И. Ленина (1920-1940-е гг.) // Профессиональное образование Тюменского края: история и современность. – Тобольск, 1996. С.56-60.
  3. Ванчицкая Л.Н. Создание письменности для малочисленных народностей Обского Севера и подготовка педагогических кадров (1920-1930 гг.) // Исторический опыт народного образования Тюменского края. Материалы областной научной конференции. - Тобольск, 1992. С. 73-77.
  4. Скачкова Г.К. Неугасимый свет. – Очерк истории средней школы №1 г. Тобольска. – Тобольск, 2004. – 239 с.
  5. Прибыльский Ю.П., Еремеева О.И. Тарунин Михаил Петрович. Тобольский биографический словарь. Под ред. В. Ю. Софронова. – Екатеринбург. С. 87 – 88.
  6. Солодова Т.И. Заложник времени. Тайна жизни и смерти тобольского учителя

Г. И. Симонова. - Тобольск, 2010. - 292 с.

  1. Солодова Т.И. Подвижник искусства. Житие тобольского художника П.П. Чукомина. – Тобольск, 2008. - 130 с.
  2. Улыбина Л.Г. Судьба Егора Симонова. – Тобольск, 2010. - 90 с.
  3. Фонды ТИАМЗ. КП. 12136 (3).
  4. Тюменская школа в XX в. Хрестоматия. - Т. 2. - Тюмень, 2002. - 223 с.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие":материалы докладов  и сообщений,- Ишим, 2018.- СС. 56 - 60