Печать
Просмотров: 54

БерлинаС.В.,
канд. ист. наук, ст. науч. сотр.
 сектора археологии,
Институт проблем освоения Севера
СО РАН (ТюмНЦ СО РАН),

ЦембалюкС.И.,
канд. ист. наук, науч. сотр.
сектора археологии, 
Институт проблем освоения Севера
СО РАН (ТюмНЦ СО РАН),

НовиковИ.К.,
зав. археологической лабораторией
Курганского государственного университета

Городище Дикая  Яма расположено в среднем течении р. Тобол, на её левобережье, вЗаводоуковском районе Тюменской области. Памятник открыт в 2001 годув результате разведочных работ Т.С. Измер (Измер, 2002, с. 8). Поселение занимает треугольный мыс и прилегающую территорию, у основания которой находитсястаричное озеро Дикая яма. Памятник имеет очень интересную систему фортификаций. Укрепления вписаны в мыс, при этом они имеют оригинальную, не имеющую прямых аналогов форму. Первая площадка городища расположена на стрелке мыса, отделена от остальных вал-ров-вал линией в виде полукруга. Въезд представлял собой перемычку во рву и понижение в валу шириной 3,0 м. Такая система обороны широко распространена в зодчестве населения Западной Сибири как раннего железного века, так и эпохи поздней бронзы и средневековья. Наличие двух валов и рва между ними более характерно для зодчества гороховской культуры, бытовавшей в Притоболье в VII-II веках до н.э., подобное строение фортификаций зафиксировано на городище Чудаки, Марьино ущелье IV, Павлиново, Мало-Казахбаевское.  

Однако наличие за первой площадкой ещё двух, при этом расположенных не одна за другой, а вписанных в мыс рядом, делает укрепления городища оригинальными, не имеющими аналогов. Вторая и третья площадка расположены по краям мыса и по строению фортификаций являются зеркальными – укрепления в виде вала-рва-вала идут от входа на первую площадку, имеют перемычки во рву и понижения в валу – входы на вторую и третью площадку. Далее фортификации немного расходятся в стороны, затем вдаются небольшим треугольным выступом в напольную сторону и примыкают к склонам мыса. В плане городище напоминает бабочку-мотылька. Площадь его около 10 000 м кв. На территории городища фиксируются жилищные западины, некоторые подпрямоугольной формы, сдвоенные – остались от двухкамерных жилищ. С западной стороны городище окружено обширным селищем, площадью более 20 000 м кв, на нём также фиксируются жилищные западины, часть их осталась от двухкамерных жилищ.

Работы 2016 года носили рекогносцировочный характер с целью уточнения хронологической позиции и культурной атрибуции памятника. Установлено, что городище существовало в раннем железном веке, принадлежало носителям саргатской культуры. Памятник однослойный, не отмечено следов перестроек,вероятно, городище существовало недолго, что даёт хорошие данные для реконструкции жизнедеятельности населения в рамках короткого хронологического среза.

Работами 2016 года была исследована камера 1 жилища 1 на второй площадке городища, в 2017 году исследована основная камера 2. До раскопок жилищные впадины имелиподпрямоугольные очертания и на поверхности фиксировался переход-коридор между камерами. В ходе разборки культурного слоя на фоне более тёмного суглинка отмечались очертания глинистого выкида, который также имел подпрямоугольные в плане очертания по периметру построек.    

Раскопками 2016 годабыла изучена камера 1 жилища 1 размерами 6,4х4,4- 5 м, глубиной 0,2-0,25 м в материке, подпрямоугольной формы, ориентированная длинной осью по линии ВСВ-ЗЮЗ.  В 2017 году исследована камера 2 размерами 8х6,5 м, глубиной 0,2-0,3 м, с очагом, окружённым канавками, в центре.

Вдоль стен камер фиксировались канавки от брёвен-жердей, шириной 5 – 10-15 см, перемежаемые ямками от столбов. Данные следы указывают на строение стен в технике заплота, когда в пазы вертикальных столбов укладывались горизонтальные брёвна. Об утеплении стен грунтом, устройстве своеобразной завалинки достоверно позволяют говорить следы выброса, зафиксированные  по периметру стен постройки. 

Кровля жилища реконструируется как двухскатная,  ориентированная по длинной оси постройки – в пользу этого свидетельствует наличие ряда ямок, расположенных по центру камеры. Очаг в жилище располагался в СВ углу камеры1 (яма №26), фиксировался в виде прокала, в основной камере очаг располагался в центре, был окружён прямоугольной канавой.

 Из камеры 1 фиксировались два выхода – один на восток, на площадку, второй – на ССЗ, во вторую камеру жилища 1.  Выход из жилища был оформлен в виде перемычки в стене – в данном месте не наблюдалось канавок вдоль стен, и фиксировалось небольшое повышение материка. Ширина выхода составляла около 1,2 м, зафиксированная длина – около1 м. Переход во вторую камеру имел 1,0-1,2 м в ширину, в длину изучен на протяжении 4,2 м. Он углублён на  один уровень с жилищем,  вдоль стен отмечены канавки от бревён-жердей, как и у стен жилища, но более тонкие – оставшиеся, вероятно, от расколотых на плахи брёвен. Конструкция коридора-перехода  вдается вглубь камеры 1 на 1м, у основания её имеются большие овальные ямы, глубиной до 40 см. Такие ямы  у входа характерны для домостроительной традиции носителей гороховской культуры, они отмечены на городище Чудаки (Сальников, 1947), в поздних постройках городища  Павлиново (Среда, культура.., 2009).В основной камере 2 отмечены канавки от бревён, на которые были настелены плахи, полубрёвна. Вероятно, вдоль стен располагались спальные места.

Основные находки представлены керамикой саргатской культуры. Сосуды украшены в  основном по шейке, редко – по верхней части плечика. Из предметов материальной культуры найдены костяная рукоять орудия, пряслице, скребки, изготовленные из фрагментов керамики, костяная проколка, каменное точило. Радиоуглеродный анализ угля из заполнения жилища 1 свидетельствует о существовании  поселения во II  в. до н.э. – Iв. н.э. 

Данный памятник очень интересен с точки зрения реконструкции культурогенеза в эпоху раннего железа. Наличие выступа в напольную сторону  в фортификациях  второй и третьей площадок, канавки у основания коридора находят аналогии в строительных традициях гороховской культуры, однако керамический материал оставлен носителями саргатской общности.  Полагаем, что памятник существовал в поздний период существования саргатской культуры, когда гороховские традиции могли быть восприняты и включены в свои носителями саргатской археологической культуры. Таким образом, дальнейшие раскопки городища позволят не только произвести реконструкцию жизнедеятельности, домостроительных и фортификационных традиций населения раннего железного века в короткий  хронологический  период, но и осветить проблемыкультурогенезанаселения лесостепной зоны Зауралья в конце раннего железного века.

 

Примечания

 

  1. Сальников К.В.Городище Чудаки в Челябинской области по раскопкам 1937 г. //СА. 1947. Вып. 9. С. 221-238.
  2. Измер Т.С. Разведочные работы в Заводоуковском районе Тюменской области. Отчёт о полевых исследованиях в 2001 г. Тюмень, 2002. Архив ИПОС СО РАН, №21/1.
  3. Среда, культура и общество лесостепного Зауралья во второй половине I тыс. до н.э. (по материалам Павлиновского археологического комплекса) / Л.Н. Корякова, М.И. Дэйр, А.А. Ковригин, С.В.Шарапова, Н.А. Берсенёва, С.Е. Пантелеева, Д.И. Ражев, П.Курто, Б. Хэнкс, Е.Г.Ефимова, А.А. Каздым, О.В. Микрюкова, О.А. Сахарова. Екатеринбург-Сургут: издательство«Магеллан», 2009. 298 с.

 

Краеведческая конференция "Наше наследие - 2017":Материалы докладов и сообщений.- Ишим, 2017.- СС. 157 - 160