Печать
Категория: Uncategorised
Просмотров: 1288

Д. А. Колеватых,
студентка  филиала ТГУ
 в г. Заводоуковске

 

Сохранение  памятников  культуры - важнейшая обязанность всего человечества. Среди всех  видов  искусств  именно архитектура уникальна и неповторима. В  самом  деле, даже если из миллиона экземпляров «Войны и мира» уцелеет  один, то роман  останется жить, его напечатают  снова. Единственную партитуру бетховенской симфонии перепишут и снова сыграют, стихи, поэмы и песни-люди помнят наизусть. А дворцы, соборы и статуи, увы, смертны. Их  можно восстановить, но повторить невозможно.

Тюменская область - одна из самых больших  в  Российской Федерации, ее площадь составляет 8,4% территории страны. Тюмень с  первых  дней своей жизни стала воротами в  Сибирь. Отсюда началось сибирское судоходство, здесь появилась первая в  Сибири ямская слобода, первый водопровод, пароход, телеграф, родильный дом, железнодорожный вокзал, первые православные храмы. В  настоящее время в  городе сохранились красивейшие храмы и памятники культуры: много тайн  и загадок  хранят  старые стены Свято-Троицкого мужского монастыря – древнейшего сибирского храма, украшенного одним из лучших  иконостасов  Сибири. В  исторической части города Тюмени, на территории которой некогда стоял  первый деревянный острог, на протяжении XVIII века сформировался оригинальный архитектурный ансамбль. На многих  улицах  города сохранились памятники архитектуры и деревянного зодчества – дома, в  которых  жили состоятельные люди: купцы, приказчики, промышленники (памятники деревянного зодчества – архитектурные жемчужины Тюмени).

Ялуторовск  также сохранил  многочисленные памятники истории и культуры и является одним  из немногих  реальных  исторических  городов  на востоке страны. Памятниками федерального значения являются мемориальные дома декабристов М. И. Муравьеёа-Апостола и И. Д. Якушкина. Находится под  охраной и ещё один  объект, тесно связанный с  историей города, - роща Декабристов. Это не только очень красивый природный комплекс  на территории города (естественная берёзовая роща), но и место, где любили бывать декабристы, проводя свой досуг  и научные наблюдения.

Первым  каменным  храмом  Ялуторовска был Сретенский собор, освящённый в  1777 году, его архитектура была выдержана в  стиле Сибирского барокко, яркие образцы которого можно так  же встретить среди храмов Тобольска, Тюмени и Ишима, возведённых  в  XVIII столетии. Собор  стоял  на живописном берегу Тобола и был хорошо обозрим  издалека, величественно возвышаясь над  невысокой городской застройкой. Имел  он  два этажа, шесть глав  и четырёхъярусную колокольню со шпилем (высота колокольни достигала 35 м). Малиновый звон  колоколов  разносился за несколько верст по округе.1 

Величаво и торжественно выглядел западный фасад (здесь был главный вход  в  храм), украшенный двумя рядами пилястр – четырёхгранных  колонн  и фигурным  аттиком.

Интерьер  храма, как  и он  сам, был выполнен  в  стиле русского провинциального барокко. Необыкновенной красотой отличался иконостас верхнего (Сретенского) храма. Он  был в  3 яруса (длина 8,5 м, высота 11,3 м), увенчан  тремя двухъярусными фигурными башенками. В  каждом  ярусе башен  находилось по иконе. Этот  иконостас  представлял  собой выдающееся произведение храмового искусства и не имел  аналогов  на территории бывшей Тобольской епархии. Иконостас  скромнее, выполненный в  один  ярус, был на первом  этаже, в  пределе во имя Святой Троицы. Высота храма - 35 м.

По воспоминаниям  современников, звон  колоколов  Сретенского собора был хорошо слышен  в  любой точке города.

60 лет создавалось все это великолепие. К  сожалению, пока неизвестны имена архитекторов, строителей, художников, сотворивших  дивную красоту.

Более 150 лет в  соборе шли службы. На праздничные богослужения здесь собиралось духовенство из других  близлежащих  церквей. Люди приходили в  храм  помолиться, порадоваться красоте церковной. Они шли сюда со своими горем  и радостями, верили и надеялись. И эта вера помогала в  трудные минуты, останавливала от искушений, оберегала от грехов, помогала жить, придавала смысл  существованию.2

В  1931 году главный духовный символ Ялуторовска был стёрт  с  лица земли. До наших  дней дошла цветная фотография собора, сделанная в  1912 году фотографом  Прокудиным-Горским, по которой можно судить о его красоте и величии. На рубеже тысячелетий в  Ялуторовске была поставлена часовня в  память об утраченном  Сретенском соборе, а в  2003 году заложен  камень в  знак  начала возрождения. В  настоящее время ведутся работы по возрождению Сретенского кафедрального собора.3

К  концу XX века на Заводоуковской земле  осталось совсем  мало памятников  архитектуры. Исключением стал  дом  Ченцовых  из села Новая Заимка, известных  в  нашем  крае предпринимателей начала прошлого столетия, где в  разное время размещались сельсовет, райком  и больница. Заброшенную усадьбу из красного кирпича сегодня отреставрировал  частный предприниматель и открыл  торговый комплекс.

О семье Ченцовых  точных  данных  известно было мало, в  основном  слухи и домыслы, выдаваемые местными жителями за «сущую правду». По мнению Игоря Мануиловича Ширшова, который является внуком  Матрёны Ивановны Ченцовой, были Ченцовы родом  из Тагила. В  начале XIX века судьба забросила их  в  с. Омутинское Тобольской губернии. Именно там  и родились у государственных  крестьян Филиппа Осиповича и Прасковьи Андреевны трое детей - Николай, Алексей и Матрёна. Когда семья перебралась в  село Новая Заимка, пока остается неизвестным, в  документах  же о них начинают  упоминать как  о заимских  жителях  с  третьей четверти XIX века.

В  плане села Новозаимского, составленного в  1878 году старшим землемером  губернской чертёжной комиссии Завьяловым, хорошо виден  дом  Филиппа Осиповича Ченцова. Уже тогда эта семья, по всей видимости, была достаточно обеспеченной, так как дом  стоял  в  самой лучшей части села, около церкви.

Николай Филиппович Ченцов родился в  1853 году. Вместе с  братом  получил  домашнее образование (скорее всего его учила мать) и к  сорока годам приобрёл  некоторый капитал, позволивший ему открыть в  Новой Заимке маслодельный завод  и салотопенное заведение, рассчитанное на 12 работников.4

Николай и Алексей основали товарищество братьев  Ченцовых, которое к  началу XX века владело уже двумя маслодельнями.

Как  утверждают  местные краеведы, этот  красавец  дом  был возведён  в  Новой Заимке одновременно с  церковью.

В  феврале 1918 года Совдеп  Новой Заимки наложил  на Николая Ченцова 100-тысячную контрибуцию. Вполне возможно, что на предпринимателя подействовали угрозы большевиков. Из-за расстройства ухудшилось здоровье, и 3 мая 1918 года он  умер, как  записали в  метрической книге от болезни сердца.5

Ченцовский дом-красавец в  1919 году занял  под  свой штаб белогвардеец генерал-лейтенант  А. Пепеляев. Отсюда он  командовал  армией, атаковавшей Ялуторовск. После установления советской власти в  доме разместился волисполком, затем  школа крестьянской молодёжи. На первом  этаже открылся банк. Сегодня там  находится сельский магазин.

Старинное сибирское село Падун расположено в  100 км к  юго-востоку от Тюмени и издавна известно своим  винокуренным  заводом. В  издании «Тобольская губерния. Список населённых мест по сведениям 1868-1919 гг.» за 1871 год сказано, что винная поварня была основана в  Падуне между 1740-1748 годами верхотурским  купцом  Максимом Михайловичем Походяшиным.6

Завод  был построен  на речке Ук, у искусственного пруда, питаемого 33 ключами чистой воды. Позже, в  1756 году, завод  был откуплен  графом Петром Ивановичем Шуваловым. И последующие 80 лет казённый завод  № 3264 в Падуне по мере обветшания неоднократно перестраивался то одним, то другим откупщиком, но никогда не был первым  по мощности, значительно уступая Талицкому и Успенскому заводам, находящихся в  Свердловской области.

К  концу 30-х годов ХIХ века завод  существенно обветшал, но попытка властей решить проблему деньгами арендаторов  закончилась неудачей. Позднее ситуацию с  Падунским  заводом  разрешил  уничтоживший его пожар.

В  1861 году крестьянское общество деревень Падун и Пугино уступило А. Поклевскому, асессору Тобольской казённой палаты, земельный участок  под  устройство завода. Он  построил  его недалеко от пепелища старого, начав выпускать продукцию уже в  1863 году. Падунский завод, как  и другие, теперь был возведён  из кирпича и крыт  железом. Полное окончание строительных работ  датируется серединой 70-х годов. В  1866 году Падунский завод  служил  одним из мест, где хранились оружие и бумаги, так  же с  этим заводом  связана пропагандистская деятельность Феодосия Некрасова, последователя Н. Г. Чернышевского, который распространял  революционные воззвания Герцена и устраивал  побеги польских  ссыльных.

С  1890 года и до Первой мировой войны Падунский завод  входил  в  торговый  дом  «Наследники А. Ф. Поклевского-Козелл», бессменным  распорядителем  которого был Викентий Альфонсович Поклевский - Козелл, но принадлежал  завод  не сыновьям  А. Поклевского, а их  двоюродной сестре Анне, позже - её детям. Последним  управляющим  завода был Антоний Егорович Лазовский, представитель торгового дома «Наследники А. Ф. Поклевского – Козелл» в  Ялуторовском  уезде, сами же предприниматели покинули страну в  1919 году, но ещё раньше, в  1914 году вследствие начала войны и введенного сухого закона завод  встал.

В  годы Советской власти завод  выпускал  необходимую для страны продукцию, но в  ходе перестройки он  несколько раз менял  владельцев, основные корпуса обветшали, оборудование устарело. Сегодня завод  не функционирует.

Мельницы во все времена считались выгодным производством. С  началом  бурного развития капитализма в  сибирских  краях  стали появляться более или менее крупные перерабатывающие предприятия. Одним из них  была мельница на реке Ук, принадлежащая братьям  Колмаковым.

Построена она скорее всего в  70 - 80 годах ХIХ века: здание с  плотиной, мостом, водосливом – водопадом  и деревянным  трехметровым  водяным  колесом. Высота падающей воды – 6 аршин. Строительство осуществлялось фирмой «Добровы и Набгольц» под  руководством  архитектора Шикаданса. Мельница строилась многоэтажной, что позволяло распределить в ней машины – и все продукты переходили из одного производства в  другое полуавтоматически и автоматически.7

По тем  временам  мельница была крупным  механизированным  предприятием  и являлась одной из первых выпускавших  муку пяти сортов, здесь работали на паровых  машинах  с  передовой технологией по производству многосортной муки. Производительность мельницы составляла 48 тонн муки в  сутки. Имелись механизированные склады - деревянные и кирпичные, в них  хранилось сырьё, а готовая продукция сразу отгружалась потребителям  по железной дороге и водным  транспортом.

Эта мельница исправно служила до 30–х годов XX века, затем  всё оборудование тщательно законсервировали. Когда началась Великая Отечественная война, здесь оборудовали электростанцию и производственные помещения для эвакуированного Воронежского авиазавода  №  499.

Мельница была разрушена в  1946 году. Её деревянный сруб  стоял  над  плотиной, а под ней размещался шлюз для спуска воды. По небрежности забыли спустить воду в  ледоход, и сооружение рухнуло. Через год  сохранившиеся бревна перевезли на завод  и соорудили из них  два цеха, ставшие своеобразным памятником  бывшей мельнице. Сегодня остались лишь стены некогда довольно крупного для Ялуторовского уезда сооружения.

Сегодня началось возрождение традиций прошлого сибиряков, в  том числе реконструкция памятников культуры. Старинные здания и сооружения очень редки на тюменской земле, поэтому задача нашего поколения - сохранить доставшееся нам  духовное и материальное наследие предков.

______________________

 

  1. http://ru.wikipedia.org
  2. http://russian-church.ru
  3. http://www.ps-spb2008.narod.ru
  4. Ермачкова Е.П. Летопись земли Заводоуковской. - Заводоуковск, 2006.- С. 215
  5. Там же.- С. 218
  6. Хлебный целебный лесной. – Екатеринбург, 2004.-С. 46
  7. Там же.-С. 57